1. Главная
  2. Почитай

Коронавирус мутирует, а меняемся ли мы?

Фото Tengrinews.kz/Алихан Сариев Фото Tengrinews.kz/Алихан Сариев

Авторский блог Алмаза Шармана, профессора медицины

Коронавирус постоянно мутирует, и это происходит приблизительно каждые две недели. Наибольший интерес у медиков вызывает мутация, благодаря которой мы имеем дело с двумя основными разновидностями коронавирусов. Одна из них известна как уханьская, а вторая, как итальянская, или европейская.

Уханьская разновидность — это, разумеется, та, из-за которой все началось. Из Китая она распространилась в Иран, затем в Италию, где приблизительно в феврале и произошла мутация. При этом вирус не стал более смертельным, но его способность заражать увеличилась почти в 10 раз.

Как известно, коронавирус представляет собой кусочек генетического материала, заключенного в шаровидную капсулу, на которую насажено множество шипов. Благодаря этому он и выглядит как своеобразная корона. Шипы – это белковые молекулы, благодаря которым коронавирус прикрепляется к человеческим тканям. Как оказалось, итальянский вирус обладает более стабильными шипами, чем его китайский предшественник. Благодаря этому он способен гораздо быстрее и эффективнее прикрепляться к человеческим тканям. Это и определяет его повышенную заразность.

В целях выживания вирусы мутируют и становятся более заразными, но менее смертельными. Надо сказать, что способность к мутациям является проявлением естественной эволюции вирусов, их стремлением к выживанию.

Представьте человека, который заразился вирусом, и он мутировал внутри его организма. Этот человек становится носителем двух разновидностей вируса, один из которых более заразный, а другой более смертельный. Затем этими вирусами он заражает двух других людей. Тот, который приобрел смертельный вирус, вероятнее всего пойдет домой, ляжет в постель и умрет. Тот же, который приобрел менее смертельный, но более заразный, скорее всего выживет. Но он может пойти на вечеринку и заразить десятки других людей. Таким путем вирус способен эволюционировать и быстро распространяться среди человеческой популяции.


Фото Tengrinews.kz/Алихан Сариев

Для того чтобы выжить, вирусу невыгодно убивать хозяина, поскольку он сам погибнет. Вирусы – это НИЧТО без нас самих, хозяев. Он без нас не может существовать, поскольку вирус — это паразит. Поэтому вирусу выгоднее становиться менее смертельным для хозяина, но более заразным. Только тогда он сможет не только сам выжить, но и быстрее распространиться.

Именно такое произошло сто лет назад во время пандемии гриппа. Она началась с чрезвычайно опасной разновидности вируса, которая уничтожила миллионы людей на планете. Затем тот вирус на некоторое время исчез, а позже неожиданно возродился у свиней, и впоследствии вновь перенесся на человека. Однако к тому времени он значительно потерял свою агрессивность и превратился в обычный сезонный грипп, с которым мы ежегодно имеем дело. Хочется надеяться, что так произойдет и с нынешним коронавирусом. Однако на этот раз все скорее будет зависеть от нас самих.

В своей книге "Восемь секретов здоровья: исповедь современного номада" я писал, что некоторые вирусы, встроившись в наш геном, тысячелетиями мирно сосуществуют с человеком. Около 10 процентов нашего генома представлено именно останками древних вирусов. Они когда-то встроились в гене­тическую структуру наших предков и таким путем дошли до сегодняшнего дня, генетически передаваясь из поколения в поколение.

Сможет ли человечество мирно сосуществовать с нынешним коронавирусом? Ошибкой было бы считать, что быстрое распространение эпидемии — это исключительно из-за того, что вирус мутирует, становясь более заразным. Основная причина – в нашем поведении, сознании.

Наше самосознание определяется конкретными обстоятельствами и зависит от времени, пространства и ощущения масштабов происходящего. Иногда мы теряем способность мыслить рационально, и это ведет к смешению чувств страха с беспечностью, трезвой рассудительности со стремлением к сиюминутным потребностям.


Фото Tengrinews.kz/Турар Казангапов

В нынешней ситуации рассудительность требует соблюдать дистанцию, надевать маску, мыть руки, избегать людных мест особенно внутри помещений. Казалось бы, в чем проблема, если цена вопроса – человеческие жизни? Цена десяти миллионов масок и тысячи аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ) эквивалентна стоимости лишь одного авиалайнера. Самолеты перестали летать, а мы продолжаем игнорировать такие простые меры защиты. Сегодня нет авиасообщений и невозможно вылететь в теплые края. Волны сердечного ритма на мониторе в реанимации многим заменили волны морские. Не страшит даже когда говорят: "наденьте маску иначе вам придется надеть ИВЛ".

Идет война двух миров: обоим присуще выживание и самоуничтожение. Это война в нашем внутреннем мире и война в том мире, где мы живем. Сравнение размеров вируса внутри нас сопоставимо с человеком в масштабах планеты и планеты в масштабах вселенной.

Люди словно вирусы захватили планету, ведя к ее деградации. Наша планета задыхается из-за безрассудной деятельности человека. Наш инстинкт выживания соседствует с бесконечным стремлением к наживе, а догматическое мировоззрение сочетается с недопустимым высокомерием к окружающему миру. Как и вирусы, мы нуждаемся в хозяине – здоровой планете, без которой мы не выживем.

Как выяснилось, вирусы оказались рассудительнее. Чтобы выжить, они меняются, мутируют, адаптируются, в то время как многие среди нас отказываются менять свои убеждения и повседневные привычки. Этим и пользуется коварный коронавирус, кардинально перевернувший жизни людей, продолжая свое зловещее шествие по планете.

Алмаз Шарман, профессор медицины

Другие полезные статьи о здоровье и предупреждении болезней читайте на сайте www.zdrav.kz.