1. Главная
  2. Почитай

В степи было заведено помогать бедным, звать их в гости "на перекус"

  • 9

Друзья!

Продолжаем знакомство с традициями и обычаями наших предков. Сегодня продолжаем главу моей книги "Қарашаңырақ" о том,

Как казахи гостей принимали и учились жить в мире

Часть II

Если же в ауле случался праздник или большое торжество, тогда все происходило по-другому.

Знающие люди назначались распорядителями тоя. Рассылались во все концы глашатаи и гонцы с приглашениями. В степи разворачивался огромный пищеблок. Резали скот. В казанах варилось мясо. Горы мяса. Гостей в соответствии с их статусом по прибытии разводили по юртам. Рассаживали. Затем начиналась так называемая табақ тарту – раздача блюд.

В принципе, такие праздники проводятся и в наши дни - в областях, в районах. В глубинке.

"Бас табақ" – "главное блюдо" – преподносится самым почетным гостям: сватам, членам правительства, акимам и прочим начальникам... "Сый табақ" – "почетное блюдо" – достается не менее уважаемым людям: прокурорам, судьям, депутатам, ворам в законе, местным авторитетам и т. п. "Күйеу табақ" – "блюдо жениха". Понятно кому. "Келін табақ" – невестке (снохе). "Жастар табағы" – "молодежное блюдо"... И так далее.

За разноской очень следили. Не дай бог в суматохе перепутать блюда. Скандал.

Правда, такие вещи практически исключались. Казахи не путали табақи.

В обычной жизни с "табақами" все обстояло куда проще. Встретил гостя, накрыл стол, чем бог послал, и достаточно. Когда гость поел, ты можешь попросить его рассказать какую-нибудь историю или сказку. После еды и питья всегда "хочется праздника душе".

По идее, правильный гость сам должен показать что-нибудь эдакое. Стих прочитать или на домбре сыграть. Можно еще фокусы продемонстрировать или потравить анекдоты, на худой конец. Это тоже обычай, "қонаққәде" называется.

В общем, если сегодня хозяин попросит "қонаққәде", нужно показать все свое умение. И здесь нужно быть очень аккуратным. Ни в коем случае нельзя танцевать рэп. Тем более если вы оказались в традиционном доме. Нельзя также петь, подражая Димашу Кудайбергену или Витасу. В особенности если вы до этого плотно поужинали. Могут случиться разного рода казусы.

Как казахи гостей принимали и учились жить в мире. Часть I

Нельзя хвастаться тем, что вы недавно наконец-таки сели на шпагат. И тут же растянуться на полу. Не нужно этого делать. Вас не поймут.

Нет, вас, конечно, похвалят, похлопают по плечу, удивятся, но – сдержанно. Просто в следующий раз не рассчитывайте, что вас еще раз попросят показать что-нибудь эдакое.

Конечно, если вы снова заглянете в этот дом, то вас снова примут. Никуда не денутся. Потому что дом, который отказался принять гостя, в старину подвергался всеобщей обструкции. Могли и серьезно наказать. Штраф наложить, к примеру. Поколотить. Нельзя было нарушать традиции.

А если без шуток, то этот обычай существовал с незапамятных времен и говорил о том, что казахи – самый талантливый в мире народ.

Были.

Когда-то.

Теперь – не очень. Растеряли.

Почему я так считаю?

Потому что нигде в мире такого нет. Имеется в виду то, что фактически любой казах, неважно, пастух он или заслуженный деятель искусств, простой автослесарь или генеральный секретарь оппозиционной партии… короче любой, мог при случае и спеть, и станцевать, и на дуде сыграть. В крайнем случае мог рассказать интересную байку и тем самым развлечь слушателя. Или зрителя. Одним словом, каждый что-то да умел. Мог удивить. Развеселить. Заставить задуматься. Как минимум каждый второй был непревзойденным оратором. Знал наизусть дастаны, легенды и отрывки из эпосов. Читал стихи. Часто – собственного сочинения. Каждый третий был выдающимся скрипачом или виолончелистом. То есть музыкантом.

На домбре играли все! И пели. Это было само собой разумеющееся дело. Как руки помыть. Некоторые путешественники в своих исторических записях отмечали, что казахи рождаются с домброй в руках и им в качестве бонуса достается еще и абсолютный слух. И это было почти правдой.

На самом же деле все объясняется просто. Почти вся информация – музыкальная, визуальная, виртуальная, научная, фольклорная, историческая и прочая-прочая – передавалась из уст в уста. Иногда – из рук в руки. Поэтому и народ был такой музыкальный. Словоохотливый. Велеречивый. Языкастый.

Отказываться от приглашения зайти на огонек также было непозволительно. Я как-то об этом уже говорил. "Шақырғаңға бармасаң шақырусыз қаласың" – "Не будешь ходить туда, куда зовут, останешься без приглашений". Надо было хотя бы "ауыз тию". То есть "прикоснуться к столу". Пригубить. Переломить лепешку. В противном случае могла бросить жена. Или муж. Такое существовало поверье.

А если гость все-таки пренебрег традицией, оказался торопыгой, не преклонил колено и не прикоснулся к столу, то про такого говорили "дастархан аттады", то есть "перешагнул через накрытый стол". Побрезговал едой, показал себя невоспитанным человеком. Ничего хорошего ему это не сулило в будущем.

Еще был обычай звать в гости соседей перед откочевкой. Готовили "айырылысар көже". Буквально переводится как "прощальная похлебка". На самом-то деле никакая это не похлебка, а "круто накрытая поляна". Таким образом люди как бы выражали благодарность за приятное соседство, выказывали сожаление из-за вынужденного расставания и желали удачной перекочевки на новое место.

А вообще, в гости звали по разным поводам. Считалось, что среди гостей может оказаться Қыдыр аулие – святой Кыдыр. Это такой персонаж из древних легенд, благодетель всех праведников. Он приносил с собой в дом божественную благодать.

Бывало, все мужчины уехали гостить, а женщины остались дома. Такое тоже случалось. И довольно часто. В сознании настоящих казахов бытовало мнение, что пировать – не бабье дело. Тогда покинутые дамочки из принципа собирались все вместе и устраивали "абысын асы" (абысынки – это сношенницы, свояченицы, ятровки… Короче, жены братьев). Таким образом они как бы тоже импровизированно оказывались в гостях и тусили. Ели, пили, пели, устраивали "қатын күрес" – "чемпионат аула по борьбе среди баб". Не скучали, одним словом.

Между прочим, не обязательно дастархан накрывали только по праздникам. Всякий раз собирались в зависимости от конкретной ситуации. Она могла быть и траурной – көңіл шәй. На таком застолье принято было выражать сочувствие, оказывать поддержку, утешать.

Могли собраться и по какому-либо ритуальному событию: "құдай тамақ" – "в честь Всевышнего". Кстати, это очень широкое понятие. В него помещается все: первые шаги в жизни, первая посадка в седло, ас в память ушедших родителей или других близких родственников, какой-то приснившийся особенный сон. Да мало ли! Казахи обычно не пропускают ни одного мало-мальски стоящего события, даты или случая. Довольно часто казахи даже придумывают события. В этом умении они по-прежнему впереди планеты всей!

А еще в степи было заведено всеобщее правило помогать бедным, сирым и убогим. Звать их в гости. "На перекус". Обычно одним общим аулом жили родственники, но положение у всех было разным. Более-менее состоятельные часто помогали нуждающимся, делились хлебом насущным. И в этом тоже никто не видел ничего особенного.

Бывало, хитрые гости могли "случайно забыть" у хозяев какую-либо свою вещь. Это означало, что им очень понравилось в принимавшем доме и они тонко намекают на "жирное продолжение банкета". Хозяевам это нравилось, поскольку их стол "заценили". Поэтому через какое-то время они вновь устраивали "небольшой забег в ширину" и приглашали тех же гостей заново. Такова была традиция, и нарушать ее возбранялось.

Особенно хозяева радовались, если вместе с гостями приводили и ребенка. Это считалось доброй приметой. По принципу "подобное порождает подобное". Малышу обязательно вручали напоследок подарок. Чаще всего это был көгендік - ягненок, жеребенок, верблюжонок.

А еще бедняк мог попросить у кого-нибудь из "жировых" лошадь напрокат. Этот обычай назывался "ат майы" – "лошадиный жир".

Смысл в том, что измученная лошадь теряла в весе. Как спортсмены после сгонки. Зная это, просящий как бы заранее извинялся и просил не взыскивать с него за утерю жира. Ну, смотался в район за триста километров. Подумаешь. Ну и что? Да, лошадь вся в мыле, и ноги у ней трясутся. Главное же - вернул.

В наше время этот славный обычай сохранил свои внешние формы, но слегка модифицировался. И называется он теперь по-другому – "ниссан майы" или "тойота бензині".

А еще бедняк мог попросить в аренду у богача на время корову. Или верблюдицу. Козу, в конце концов. Традиция называлась "сауын алу". Буквально, "воспользоваться удоем". Совсем как в мультике про Матроскина. Помните? Кошак говорил: "Корова государственная, а все, что она дает, наше".

Баю не следовало отказывать. Потому что существовало заветное слово: "Пайғамбар қарызы", то есть "долг Пророка". Как только бедняк произносил этот пароль, бай без лишних слов отдавал корову. Или кобылу. Или еще кого-нибудь – что у него там было в хозяйстве из живности. Но так оно установилось позже, когда в степь пришел ислам.

Продолжение следует…