Tengri FM МИКС Победители Законы Казахстана UIB & Tengri Open EXPO 2017 Путешествия
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 340.11
EUR / KZT - 407.93
CNY / KZT - 51.61
RUB / KZT - 5.91
22 ноября 2016

Радикальное государство

Об угрозе нового глобального конфликта.
В последние несколько лет борьба с террористической группировкой "Исламское государство" (ДАИШ, запрещена в Казахстане) остается главной задачей для многих стран. Так, например, с 17 октября в Ираке началась операция по освобождению Мосула - крупнейшего населенного пункта, находящегося под контролем террористической организации с 2014 года. В ней участвуют иракские военные, местное ополчение, курдские силы пешмерга, а также ВВС международной коалиции во главе с США. По мнению некоторых экспертов, отбить Мосул будет нелегко: боевиков в городе не меньше 12 тысяч, а мирного населения - около 500 тысяч человек. Однако, уступив Мосул, лидеры "Исламского государства" потеряют контроль над большой частью так называемого халифата, и это может стать переломным моментом в борьбе с этой экстремистской организацией. В начале ноября началась операция по освобождению Ракки - город расположен на севере Сирии на берегу реки Евфрат. Населенный пункт был захвачен террористами в 2013 году. А совсем недавно марокканский центр стратегических исследований провел исследование, согласно которому стало известно, что в последние два года в Сирии и Ираке на стороне боевиков ДАИШ воевало 47 тысяч граждан иностранных государств. Около шести тысяч боевиков прибыли в Сирию и Ирак с территорий республик бывшего СССР, из них три тысячи - из Чечни. Кроме того, большое количество - из стран Центральной Азии. В феврале прошлого года премьер-министр Ирака Хайдер Аль-Абади назвал развернувшуюся кампанию "Третьей мировой войной". После терактов в Париже в ноябре 2015 года эту же формулировку повторил Папа Римский.
"Исламское государство": история с начала
После вторжения США в Ирак в 2003 году многие офицеры иракской армии оказались без работы. В 2006 году они объединились с десятком исламистских группировок, местной "Аль-Каидой" и организовали "Исламское государство Ирак" (ИГИ). В 2010 году руководство организацией взял в свои руки Абу Бакр аль-Багдади (у него несколько имен - халиф Ибрагим, Абу Дуа). В 2013 году террористическая группировка решила участвовать в гражданской войне в Сирии, тогда же она сменила название на ИГИЛ - "Исламское государство Ирака и Леванта". В это же время у аль-Багдади и руководителя "Аль-Каиды" Аймана аз-Завихири появились разногласия по поводу методов джихада. В итоге ИГИЛ разорвал отношения с "Аль-Каидой", объявив группировку "Фронт ан-Нусра" ее представителем в Сирии. В конце июня 2014 года группировка стала называться "Исламским государством" и тогда же было объявлено о создании халифата на завоеванных территориях. Аль-Багдади основал столицу своего халифата в сирийском городе Ар-Ракка. Группировка несет репутацию одной из самых жестоких исламистских организаций. Боевики "Исламского государства" берут на себя ответственность за многочисленные теракты против сил НАТО на территории Ирака, военные преступления, массовые казни иракских и сирийских военных, а также за геноцид иноверцев. Ближайшая цель организации - создание на территории Сирии, Ирака и Ливана исламского суннитского государства, живущего по законам шариата. В перспективе предполагается расширение границ государства до контуров "классического халифата", простирающегося от границ Испании до Индии. По оценкам экспертов, данные о численности экстремистской организации варьируются - от 50 тысяч до 200 тысяч боевиков.

Боевики пытаются построить нечто вроде государства. Отмечается, что земли в Сирии и Ираке, контролируемые организацией, в полтора раза превышают территорию Великобритании. Помимо боевиков на их территории проживают более миллиона мирных граждан (но точное количество неизвестно). В "Исламском государстве" сформированы "комитеты по предотвращению порока": человека, пойманного с сигаретами или алкоголем, ждут удары плетью; гомосексуалов забивают камнями или сбрасывают с крыши. По законам террористической организации, убийство карается смертью, супружеская неверность - побиванием камнями, воровство - отрубанием рук. В феврале 2015 года один из иракских "комитетов" застрелил на улице женщину, надевшую "нелегальную" красную куртку поверх черного хиджаба. ДАИШ также признана террористической организацией многими учеными исламского мира, так как она не имеет ничего общего с настоящим исламом, впрочем, так же как и с настоящим государством.
Абу Бакр аль-Багдади
Фото: Reuters
В беседе с корреспондентом Tengrinews.kz политолог Султанбек Султангалиев попытался объяснить факторы, которые привели к формированию "Исламского государства". По его словам, первоначальная политическая причина возникновения ИГИЛ на Ближнем Востоке - это вторжение американо-британских войск в Ирак в 2003 году и свержение режима Саддама Хусейна. Вторгшись в Ирак, американцы спровоцировали религиозный конфликт. "Состояние политического хаоса способствовало созданию ИГИЛ. Свою роль сыграла также массовая безработица, резкое снижение уровня жизни населения, которые вызвали активное усиление протестных настроений в обществе, что привело к радикализации сознания определенных социально-профессиональных стратов, в первую очередь среди военнослужащих", - говорит политолог. Подобную точку зрения разделяет и руководитель Центральноазиатского института стратегических исследований Анна Гусарова. Она объясняет, что, помимо совокупности внутренних национальных и региональных факторов развития, огромную роль сыграло присутствие США на Ближнем Востоке, в частности, военные операции и войны, слабость государственных режимов на фоне религиозного ренессанса. По ее мнению, это целый клубок проблем и противоречий, который привел к появлению самой мощной и жестокой террористической организации.

Еще один политолог Замир Каражанов придерживается мнения, что все причины, которые называются экспертами, можно подвести под один общий знаменатель - отсутствие стабильности на Ближнем Востоке и его слабая региональная безопасность. "Речь идет о простых вещах: о готовности стран региона предотвращать насилие, войны, бороться с вызовами, а поскольку с безопасностью на Ближнем Востоке большие проблемы, то здесь всегда витает накаленная атмосфера, где искра противостояния может перерасти в крупный конфликт. Это сказывается не только на политической сфере, в которой наблюдается дефицит стабильности, шаткие режимы, дворцовые перевороты, но и на экономике (никто не будет инвестировать средства в такой регион), социальной сфере, где падает уровень жизни людей, а доля образованного населения сокращается и многое другое", - поясняет собеседник, добавив, что плохая региональная безопасность ведет к нестабильности и появлению всякого рода радикальных и террористических группировок.

"Плохая безопасность приводит, во-первых, к тому, что с террористическими группировками не борются, на них смотрят сквозь пальцы до тех пор, пока они не бросают вызов местным властям. Во-вторых, их используют в большой политической игре. Несколько лет назад от властей Пакистана потребовали реформировать разведку ИСИ, которая курировала афганское движение Талибан. Не секрет, что Иран оказывает поддержку Хизболла и ХАМАС в борьбе с Израилем. И таких примеров хватает, - констатирует собеседник. - Очевидно, что здесь требуется политическая воля стран региона. Элита должна понять, что нынешний статус-кво убийственен для всех. Сирия и Афганистан уже столкнулись с этим. Но понятно и другое: без внешней силы трудно добиться согласия в этом неспокойном регионе".
Столкновение интересов
Единого фронта борьбы с ИГ нет: с группировкой борются правительственные войска Сирии и Ирака, международная коалиция во главе с США, а также курды и ливанские и иракские шиитские ополченцы. В результате боевых действий сотни тысяч мирных жителей погибли и несколько миллионов стали беженцами. Россия начала авиаудары по позициям ИГ в Сирии в ответ на просьбу президента этой страны Башара Асада. При этом все страны, воюющие с террористической группировкой, не хотят отправлять в Сирию наземные войска, а авиация может поражать только крупные цели. По словам Султангалиева, Запад и Россия имеют разные интересы и цели на Ближнем Востоке. "Ситуация с ИГИЛ отчасти напоминает мне начало 30-х годов XX века, когда соперничество великих европейских держав и СССР привело к тому, что униженная и слабая нацистская Германия сумела создать великолепную армию, перемолов всю Европу", - говорит политолог.

Как считает Каражанов, одними авиаударами трудно достичь успеха. Он напоминает, что единственный раз, когда победу одержали без наземной операции и исключительно бомбардировками с воздуха, стала югославская кампания НАТО. Политолог убежден, что с ИГИЛ такой вариант не пройдет. "В отличие от сербских политиков боевикам терять нечего, поэтому кроме авиаударов нужна наземная кампания, и здесь много зависит от боеспособности, с одной стороны, сирийской армии, с другой - повстанцев, за спинами которых стоят Россия и западные страны", - отметил Каражанов. Поддерживает предыдущего спикера и Гусарова. Она объясняет, что США, Россия, Великобритания и Франция для борьбы с ДАИШ в Сирии применяют точечные авиаудары с дронов или морских кораблей, авиабаз."Вопрос их эффективности может вызывать множество споров и несоответствий, однако ни одно из государств мира не готово физически побеждать ДАИШ на земле, пока только с воздуха. Другое дело, почему ведущие игроки не могут объединить свои контртеррористические усилия", - задается таким вопросом Гусарова. По ее мнению, несмотря на приверженность к разрешению сирийского конфликта, деятельность международной западной коалиции во главе в США в большей степени пока сосредоточена в Ираке - количество авиаударов по позициям ДАИШ в этой стране практически в два раза превышает аналогичный показатель в Сирии.

Интересы противоречат в Сирии: одни поддерживают режим Асада, другие нет, используя при этом фактор ДАИШ. Взаимоисключающие позиции игроков усиливают конфронтацию США и европейских стран с РФ, в особенности в информационной среде. В результате борьба с ДАИШ осуществляется разными игроками по-разному, а координация действий и вовсе отсутствует.
— Анна Гусарова, руководитель Центральноазиатского института стратегических исследований
По словам Султангалиева, парадокс в том, что от существования ИГИЛ в какой-то степени выигрывают все участники конфликта, кроме Ирака и Сирии, на чьих территориях идет настоящая война, гибнут люди, уничтожается инфраструктура. Так, например, Израиль и Турция получают дешевые нефтепродукты по бросовым ценам, США укрепляет влияние в Ираке и, в конечном счете, возьмет под контроль иракские нефтепромыслы. Россия закрепляет свои, теперь уже доминирующие позиции в Сирии, и в перспективе перекроет на корню все планы по переброске катарского газа в Европу, саудиты ослабляют потенциальных конкурентов в лице Сирии и Ирака на мировом нефтяном рынке.

"Хотя Турция и Иран получают дополнительную проблему в лице воспрявших курдов, но и эта проблема решаема за счет создания автономного Курдистана на северной территории ослабевшего Ирака. В такой ситуации возникает очень большой соблазн протянуть ситуацию с ИГИЛ дальше, чтобы в ходе развития процесса получить дополнительные преференции. Однако здравомыслие и ответственность перед мировым сообществом должно возобладать у великих держав. ИГИЛ должен быть уничтожен на корню совместными усилиями", - убежден политолог.

Огромные масштабы
По мнению Каражанова, фактор "Исламского государства" страны внутри региона и за его пределами используют для достижения своих политических целей. "Это США и Европа, Россия и страны Аравийского полуострова. И каждый из них в "сирийском котле" видит свои интересы", - констатирует политолог.
Одна из главных опасностей ИГ, по мнению экспертов, кроется в его уникальности. Впервые в истории террористическая группировка объявила себя полноценным государством, идеология которого при этом строится на создании "справедливого общества" на основе шариатского права. Кроме того, есть мнение, что "Исламское государство" не самостоятельное явление и действует в интересах других государств. Султангалиев говорит, что эта теория верна лишь отчасти. "Вначале своего создания ИГИЛ воспринималась своими покровителями как инструмент для достижения конкретных целей. Однако сейчас она вышла из-под контроля, как это уже случалось с афганскими моджахедами и "Аль-Каидой", которые когда-то всемерно поддерживались тем же Вашингтоном. Именно искусственное крушение политических режимов в Ираке, Ливии и попытка такой же демократической экспансии в Сирии привели к миллионному потоку беженцев в Европу. Даже если рассматривать политику Запада на Ближнем Востоке как стратегию создания "системы управляемого хаоса", то и с этой точки зрения она провалилась с треском. Хаос стал неконтролируемым и ударил бумерангом по самому Европейскому союзу", - добавил политолог. Гусарова не разделяет конспирологические теории. "Слишком много конспирологии вокруг ДАИШ, не разделяю. На самом же деле, очевидно, что в Сирии закончится, откроется что-то новое и в другом месте. Бесконечно воевать за территорию не получится, это тупик. Сейчас уже практически ничего не слышно об африканской группировке "Боко харам", которая тоже присягнула на верность ДАИШ", - считает эксперт.
По словам Султангалиева, ИГИЛ несет больше не военно-политическую угрозу, данная проблема может решиться сугубо военным путем, а она опасна тем, что идеи радикалов-террористов расползаются по всему миру, проникают радикальные взгляды в молодежную среду. Говоря о масштабах конфликта, он считает, что в 2017 году мир увидит сближение позиций коалиции НАТО и российско-сирийской стороны по проблеме уничтожения ИГИЛ. "Взаимодействие натовской коалиции, России, Сирии, Ирака и Турции способно уничтожить террористическое формирование как минимум за три-четыре месяца. Именно как государственное формирование. Сама же радикальная организация продлит свое существование в качестве одной из подпольных маргинальных преступных групп, которая продолжит свою террористическую деятельность", - продолжил политолог.
В свою очередь Каражанов объясняет, что сейчас видна попытка восстановить суверенитет и целостность Сирии и Ирака. По его мнению, эта попытка не является консолидированной: Россия и Асад на одном фронте, Запад и повстанцы на другом. Он придерживается мнения, что все это делает борьбу с ИГ малоэффективной. "Вовлеченные в конфликт страны вынуждены стягивать все больше и больше оружия и техники. В ИГ мы видим три "фракции": арабы - "отцы-основатели" организации, выходцы из стран Запада и граждане СНГ. Последние две категории - это люди, которыми двигала идея. С одной стороны, это хорошо, поскольку людям свойственно разочаровываться в идеалах, с другой стороны - плохо, потому с идеалистами труднее бороться. Что же касается выходцев из постсоветского пространства, то они начинают играть заметную роль в жизни "Исламского государства", занимая в ней ключевые посты. Поэтому главная опасность состоит в том, что они принесут в Центральную Азию приобретенный в Сирии опыт, знания, знакомства и связи", - сказал политолог. Он уверен, что таким образом они могут создать в Центральной Азии террористическую инфраструктуру подобно той, что имеется на Ближнем Востоке.
"Наладить поставки оружия, найти источники финансирования и так далее. В этом случае в Центральной Азии вырастет опасность терроризма. Вот только каким он будет? Станем ли мы мишенью для террористов или будем играть роль "аэродрома подскока" для осуществления терактов в соседних государствах. Но в любом случае - легче от этого нам не станет. Как показывает опыт других стран, терроризм расшатывает стабильность, а это в свою очередь подрывает развитие страны, ведет к падению уровня жизни, ухудшает социальные и демографические показатели. И вообще, в мире мало примеров, когда страны быстро и безболезненно выбирались из такой ямы. Лучше в нее не попадать", - не сомневается собеседник. Султангалиев также считает, что вероятность активизации ячеек ИГИЛ в регионе существует, но однако это не приведет к какому-либо масштабному всплеску.

В свою очередь эксперт по международным отношениям Данияр Косназаров объясняет, что идея "глобального халифата" радикальна еще и потому, что она стремится перечеркнуть все традиции и ценности современных межгосударственных отношений. "Если даже они смогут установить халифат в определенной части мира, они не смогут открыто и официально торговать с другими государствами, ездить в гости в другие страны со своим паспортом, потому что их не признают, да и они никого не признают", - подчеркнул международник.

Аппетиты ДАИШ - слишком большие: если строить государство, то только одно, которое распласталось бы по всей планете. Поэтому ДАИШ так сильно привлекателен для многих зарубежных граждан - утопии всегда будут иметь аудиторию.
Данияр Косназаров, эксперт по международным отношениям Данияр Косназаров
Тем временем руководитель Центральноазиатского института стратегических исследований в свою очередь отмечает, что масштабы ДАИШ огромны, хотя бы по количеству примкнувших к ним со всего мира и продолжающих выезжать в Сирию людей, и это глобальная проблема. По ее словам, Центральная Азия не осталась в стороне. Она говорит, что сейчас становится актуальным говорить о количестве выезжающих в Сирию граждан, поскольку такие факты имеют место практически везде - в США, странах ЕС, России, Центральной Азии, Австралии.
Не видно конца?
По мнению Каражанова, такая организация может существовать долго. Он привел в пример движение Талибан в Афганистане, которое пережило военную кампанию НАТО, но до сих пор существует. "Хотя, конечно, потенциал уже не тот. Аналогичную картину придется наблюдать в Сирии. Мало будет разгромить "Исламское государство", потребуются дополнительные меры в Сирии и Ираке, на территориях, которые контролировала группировка. Ведь причина популярности ИГ среди граждан - это следствие недовольства политикой, которую проводили местные власти: это коррупция и невозможность населения решать свои бытовые вопросы, низкое качество жизни, бедность и рост материального расслоения, пропасть между элитой и обществом", - сказал политолог.

Султангалиев приходит к мнению, что страны имеют дело с настоящим террористическим бандитским государственным образованием со своей структурой управления, армией, налоговой системой и законодательством.

Истоки возобновляющейся силы ДАИШ кроются в двух составляющих: информационная пропаганда и, соответственно, вербовка новых адептов и финансирование. По приблизительным данным, в 2015 году организация заработала более 500 миллионов долларов только за счет продажи нефти и газа. И это неудивительно - ведь даже на начало 2016 года под контролем ДАИШ находилось до 300 нефтяных скважин, которые приносили ежедневный доход от 2 до 4 миллионов долларов.
Султанбек Султангалиев, политолог
К слову, по данным Forbes, "Исламское государство" - самая богатая террористическая группировка в мире, которая ежегодно зарабатывает до двух миллиардов долларов. Основной доход приносит продажа на черном рынке нефти, оружия, произведений искусства.

Ранее редакция Tengrinews.kz писала о том, какой расклад сегодня можно наблюдать в Сирии, какова роль внешних игроков в конфликте и что будет происходить со страной дальше. О войне без конца читайте здесь.

Василина Атоянц
Добавить комментарий