1. Главная
  2. Почитай

"Батима, что ты наделала?!". История семьи челноков из Астаны

"Батима, что ты наделала?!". История семьи челноков из Астаны "Батима, что ты наделала?!". История семьи челноков из Астаны

"Батима, что ты наделала?! Кому нужны эти пуловеры с оленями и  бумажные туфли?". Так начинается рассказ Батимы Абишевой о челночестве в 90-е годы. Будучи главным экономистом завода, она в 1992 году начала возить товары и продавать их в родном городе Макинск, что в Акмолинской области.

В День Независимости Казахстана мы решили рассказать истории челноков, которые внесли большой вклад в становление страны. "Эта челночница, в спортивном костюме и с баулами в руках, в 90-е годы вытащила Казахстан из кризиса", - высказывался ранее заместитель председателя Карагандинского областного филиала партии "Нур Отан" Есет Есенгараев и предлагал установить памятник женщине-челночнице. Корреспондент Tengrinews.kz Айгерим Абилмажитова встретилась с одними из тех, кого мы до сих пор представляем с китайскими клетчатыми сумками в руках. 

Батима Абишева


Батима Абишева и Улан Абишев. 2018 год

92-й год. Инфляция 200 процентов. Зарплату выдавали тазиками и капустой

 

Я работала главным экономистом завода. Дочь как раз окончила школу, нужно поступать в университет. Мы тогда зарплату деньгами не получали, нам выдавали бельем, вермишелью, тазиками, капустой, иногда мясом, сигаретами. Но это все продукты, а нужны были деньги для учебы. "Что делать?" - думала я. А что было делать тогда? Только продавать.

И поехала тогда первый раз в Алматы, у нас там жила родственница. Она, как местная, повела меня на рынок "Алмагуль", а там карманников - ужас. Идешь - в затылок дышишь, так людей много. И только я на базар зашла, мне порезали сумку. Хорошо, что  деньги были у родственницы. Обошлось. Но было несколько раз еще, когда хотели ограбить меня или моих знакомых.

Помню, иду по рынку с температурой. Все как в тумане. И слышу голос, женщина говорит одна: "Надо же, сумку порезали".  Я иду и думаю: "Надо же, какие бедолаги-то". И тут, когда я посмотрела на свою грузовую сумку, цыганка дорезает ее, а сзади нее 3-4 цыганки. Они как делали? Режут и потихоньку вытаскивают товары, и пока ты идешь по километровым рядам, у тебя весь товар выпотрошат. Я начала быстро думать, что делать. Повезло, рядом была девушка, которая продавала пакеты. Она всю мою тележку в пакеты переложила и говорит: "Уходите скорее, все равно заберут у вас все из сумки". Она меня оттуда и вытащила, до дома даже довела.


Фото из личного архива

Платишь дань местным бандитам, чтобы дали пароль

 

Я помню, когда ездила в Бишкек, самую страшную одежду надевала, самую старую, потому что если хорошо оденешься, тебя сразу останавливают и забирают деньги, так как знают, что ты коммерсант и у тебя есть деньги. 

А как было на алматинских базарах? Бандитам местным платишь дань, они называют пароль - "батыр", к примеру. И весь день, если к тебе подходит рэкет, ты говоришь пароль и тебя не трогают. На следующий день - новая сумма и пароль, соответственно, меняли. А деньги мы строго все хранили в сейфе на съемной квартире. В день по 10-20 тысяч тенге берешь и закупаешься. А хранишь все в самодельной нательной сумке. И то лишний раз не показываешь, откуда деньги вытаскиваешь. Поэтому мелочь в руках держали, прям руку специально сильнее сжимаешь, чтобы не вытащили. Но помню, как окружили подругу мою. Подбегаю к ней, а ей в руку иголку от шприца ткнули, чтобы мелочь забрать.

В первый раз привезли бумажные туфли для покойников

 

В первый раз мы привезли туфли. Туфли как туфли. Еще запах такой был от них едкий. Оказывается, это были бумажные туфли для покойников, но мы-то откуда знали. Еще привезли мужские пуловеры, разрисованные оленями, помните или нет? А как мы вообще купили их! Денег не хватало, и друг нашей семьи дал нам часть денег, и стали мы как бы партнерами. И после того как он увидел что я привезла, отругал меня: "Батима, что ты  наделала?! Кому нужны эти пуловеры с оленями и эти бумажные туфли?"

Но делать уже нечего. Ночью подшили все пуловеры и на следующий день поехали продавать в совхоз близ Макинки. Оставили продавцам мешок. Приезжаем через час, а пуловеров уже нет, все раскупили. И друг наш мне говорит: "Батима, откуда ты знала, что они так хорошо пойдут". В итоге за 2 дня все раскупили.


Фото из личного архива

Но весь реализованный товар еще ничего нам не гарантировал, потому что инфляция была дикая. Только привезем все мешками, и в течение недели весь товар обесценивался. И все, за вырученные деньги этот товар уже не привезешь. Но ездили все равно и везли все, что видели интересное.

 

Сложнее всего было переломить свою психологию. Мы ведь как привыкли: работаешь строго на одном месте, получаешь зарплату, все ровно. Тебя все знают вроде бы в городе, а ты на базаре стоишь. Чувство такое, как будто обманываешь. Я помню даже под прилавком пряталась от коллег, начальства. Стыдно было. А потом поймала себя на мысли: "А чего мне стыдиться?!"

Улан Абишев

За счет продажи китайских тапочек купили дом

 

Мы торговали всем: и сахаром, и капустой, и картошкой, и тетрадями, и орешками, всем. Завели даже тетрадку и записывали, что люди чаще всего спрашивают, потом это везли в город. Самые ходовые тогда были краски для волос. Блондинки красились в белый цвет, а брюнетки - в гранатовый. Как сейчас помню эту краску - Londa Color. 

Один раз был такой момент: наша родственница из Китая привезла КамАЗ женских тапочек. Не могла их продать почему-то, хотя это был пик моды. За три месяца мы продали. В итоге купили себе дом. 

Размер налога высчитывали по продолжительности прилавка

 

Цены обычно ставили исходя из инфляции. Тогда как было? Советская психология - туфли купил за рубль, за два надо продавать. С пуловерами как получилось? За рубль купили, по 5 продавали, так как потребность пошла.


Семья Абишевых на базаре в Макинске, 90-е годы. Фото из личного архива

А налоговая по-другому работала. Это сейчас патент, упрощенная декларация. Тогда все проще было. Посмотрят, что на прилавке, и говорят: "5 процентов от объема товара нужно заплатить". Тетрадь была обыкновенная, они расписываются там, что взяли налог такой-то, и все. Определяли стоимость налога по протяженности прилавка, который ты занимаешь.  И мы пополам складывались с соседями, с теми, у кого однородные товары были. 

 

Отец возил колбасу в Россию, пока там бандитов не встретил

 

Тогда все говорили, что выгодно ездить в Россию. И отец купил колбасу, несколько больших сумок. Мы замораживали ее, потом они ночью на поезде везли ее в Курган. И папа продавал эту колбасу, но однажды к нему придрались бандиты и забрали все. Но он оттуда зубную пасту привозил, шоколадки всякие популярные, каких у нас не было. Больше туда не ездили. 

Мы сами  с сестрой в неделю ездили три раза за товаром в Акмолу. Мы на третьей полке в плацкарте  ночью едем, утром приезжаем. Закупаемся и обратно все тащим на себе, грузчиков тогда не было. Все на верхнюю полку складываем, скотча тогда тоже не было, чтобы все закрепить. И потом утром везешь все это на рынок продавать. И такси тогда не было, на коляске все тащишь. Один раз даже водитель пьяный меня сбил с этой коляской. 

Я понял одно: 90-е годы поменяли очень сильно мировоззрение людей, которые в тот момент занимались торговлей, бизнесом, да всех. Население стало более предприимчивое, стали приспосабливаться к условиям. То есть как считали, нет проблем, нужно решить эти проблемы. В этом я убедился, когда встречался с этническими немцами, уехавшими в 90-е в Германию. Когда с ними общаешься, понимаешь, что у них нет жилки, они не могут приспособиться, как мы. А для нас всех это был опыт. Мы, будучи школьниками, работали, помогали родителям. И даже не было мысли жаловаться".

Герои статьи признаются, что не заработали миллионов, благодаря челночеству, но при этом им не на что жаловаться. Сейчас у Улана Абишева свой бизнес, а Батима Абишева заведует магазином.
"Задача стояла выучить детей, остаться на плаву. Конечно, есть среди знакомых кто вложился и сейчас имеет другие обороты. А мы все-таки тогда были немного деревенскими, такие процессы, как инвестирование, сильно не понимали", - говорит Батима Абишева.