1. Главная
  2. Почитай

"Дистанционное обучение ощутил на себе". Интервью министра образования

Интересная и полезная статья ✅ "Дистанционное обучение ощутил на себе". Интервью министра образования ⚡ Читайте онлайн публикации на актуальные темы на интернет-портале Tengrinews.kz.

"Дистанционное обучение ощутил на себе". Интервью министра образования

Корреспондент Tengrinews.kz Ботагоз Айтжанова поговорила с министром образования и науки Асхатом Аймагамбетовым. До этого глава МОН давал интервью в режиме онлайн (в прямом эфире нашего Instagram). Но в этот раз все вживую - министр проводит экскурсию по своему кабинету, рассказывает на камеру о цветах и многочисленных папках на полках. И отвечает на вопросы о том, когда детей вернут в школы, что будет с ЕНТ, что делать с утечкой мозгов и почему вузы лишают лицензий.

- Асхат Канатович, о дистанционном образовании. Что будет в четвертой четверти?

- Порядка 46 процентов детей все-таки уже учатся в школах. Это дежурные классы - с 1-го по 5-й классы - и малокомплектные школы. 9-11-е классы учатся в стенах школ с третьей четверти. Порядка 54 процентов обучаются дистанционно.

Как продолжится обучение? Все зависит от эпидемиологической ситуации. Если она будет улучшаться, я надеюсь, что Министерство здравоохранения пойдет навстречу и разрешит, чтобы и другие классы обучались традиционно.

Я, как никто другой в этой стране, заинтересован, чтобы дети учились в стенах школ. Это гораздо удобнее и эффективнее. Должны признать, что дистанционное обучение не равноценно традиционному формату обучения. В силу разных факторов. Если остается определенный пробел в знаниях, то этот пробел потом влияет чуть ли на всю жизнь... Именно поэтому мы более, чем кто-либо другой, заинтересованы в скорейшем выходе из дистанционного формата обучения.

Образование - это не просто передача информации. Определенную информацию можно передать ребенку, но в формате distance тот объем информации, который необходимо передать, учителя нам говорят, что не успевают, и мы видим сейчас по мониторингу...

Образование это и процесс социализации. Это процесс усвоения каких-то социальных ролей, образцов поведения, это и тактильные ощущения, это и эмпатия. Это гораздо шире, чем просто передача информации. Но также надо учитывать те проблемы, которые есть: это вопросы доступности девайсов, Интернета, компетенций.

Мы видим, что дистанционное обучение негативно сказывается на качестве знаний.

Если сравнивать, например, со строительством дорог. Вы можете строить дорогу и условно оставить какой-то участок. Там соответственно останется ямка и, если вы заделаете, заасфальтируете ее через какое-то время: год или даже через полгода, никто ничего не заметит. Что касается образования, то здесь все абсолютно по-другому. Если остается определенный пробел в знаниях, то этот пробел потом влияет чуть ли на всю его жизнь, на его обучение. Потому что у нас в учебных программах все темы взаимосвязаны. Если не понял одну тему, то дальше пойти, понять эту систему будет очень сложно, если не говорить о том, что это практически невозможно.

- То есть вы согласны с мнением, что дистанционное образование не дает в полной мере тех знаний, какие ты получаешь в традиционной школе?

- Буквально полтора года назад было такое романтизированное отношение к дистанционному обучению, как в фильме "Москва слезам не верит" говорили: "Не будет ничего, ни театра, ни кино, останется только телевидение". Вот приблизительно так и говорили, наступит время, когда не надо ходить в школу, когда будет только дистанционное обучение, только Интернет, только компьютер, и все, и учитель не нужен будет.

Сегодня, я думаю, это восприятие ряда экспертов очень сильно изменилось. Учитель нужен, важен. Очень важно, когда ребенок ходит в школу, когда дети общаются между собой. И с этой точки зрения дистанционное обучение абсолютно не равнозначно традиционному обучению. Есть определенные проблемы, скрывать это бессмысленно. Поэтому самое главное - принимать меры, чтобы эти пробелы устранять.

- Как детям и учителям восстановить пробелы в школьной программе?

- В образовании есть календарно-тематические планы, учебная программа, где расписано, сколько часов на какую тему должен потратить учитель. Мы дали возможность моим приказом, чтобы педагоги самостоятельно могли корректировать свои учебные программы, среднесрочное и краткосрочное планирование. Учитель, как никто другой, знает, где у ребенка есть затруднения. В формате distance те старые законы, нормативы и программы не так эффективны. Программа делалась именно под традиционный формат обучения. Поэтому мы эти возможности даем и принимаем ряд других мер, это целая программа для восстановления знаний. Это у нас самый главный вопрос, который стоит на повестке дня.

- В марте будет год, как казахстанские школьники обучаются онлайн. Есть мнение в обществе о, цитирую, "…потере поколения". Согласны ли вы с этим?

- Проблемы есть, риски большие, поэтому работаем над программой восстановления знаний. Если ничего не делать, будут большие последствия, об этом говорят все эксперты, не только в Казахстане, в той же самой Великобритании, США, Германии, России и Китае.

Все переживают за образование. И на самом деле все должны понимать, что в будущем экономический рост и в целом развитие зависят от образования. Поэтому мы настаиваем и говорим: чем быстрее откроем школы – тем будет лучше в целом для страны. Но и просто открыть школы и говорить: "давайте будем учиться", как будто ничего не случилось, так тоже нельзя. Мы должны меняться, нам необходимо наверстывать упущенное, реализовывать программу по восстановлению знаний.

- А ваш ребенок какие трудности испытывал во время дистанционного обучения?

- Ребенок у меня учится в обычной государственной школе, он также в начале дистанционного обучения учился дома.

- В начальной школе?

- У него начальная школа была, сейчас в пятом классе. Когда учились 1-4-е классы в дежурных группах, он учился дома, потом, когда вышли 5-е классы, начал ходить в школу, но периодически школу закрывают, выявляются заболевшие дети. Здесь он продолжает обучение также в дистанционном формате, поэтому все "прелести" дистанционного обучения я, как родитель, ощутил на себе.

Но в городах - это одно, на селе - совершенно другое. С четвертой четверти прошлого учебного года почти 3 тысячи школ не закрывали. В (сельских) школах наибольшие проблемы с Интернетом, проблемы с цифровыми компетенциями. Это небольшие школы, мы постарались не закрывать их, и сейчас они работают в традиционном формате.

Для 1-4-х классов особенно сложно. Малышам в первом или во втором классе очень важно, когда к ним подходит учитель и может погладить по голове, сказать какие-то теплые слова, объяснить, подправить, улыбнуться, это очень важно для ребенка.

- Вам дома приходилось выполнять роль учителя и помогать?

- Обязательно надо помогать, конечно. Хоть и пятые классы, казалось бы, что уже возраст, когда все дается гораздо проще, но тем не менее нужно направлять, помогать, вечером вместе делать уроки.

- Как реагируете на критику в соцсетях?

- Ни одна страна в мире не удовлетворена своей системой образования. Тем более когда у нас действительно имеют место факты, за которые можно критиковать, я бы сказал, даже нужно критиковать, надо относиться к этому где-до даже с благодарностью. Президент говорит о "слышащем государстве" и это действительно важно слышать и реагировать на обращения.

Но бывает иногда и организованная критика. Закрываются вузы, где-то мы наступаем на пятки, где-то принимаем непопулярные решения, конечно, то количество негатива связано с какими-то целенаправленными действиями. Вы знаете, они редко говорят мы против того что вы закрываете слабые вузы, там риторика другая. Говорят, о том, что все абсолютно плохо и вдруг все ухудшилось за полгода или год….В целом все это понимаем и принимаем, делаем так, чтобы эти вопросы устранить и улучшить. Но при этом я не отношу себя к той когорте людей, которые под воздействием малейшей критики меняют свою позицию, если эта позиция научно обоснована, со всех сторон рассмотрена, обсуждена. Просто как флюгер менять политику только из-за того, что кто-то не понял или есть иные причины, опасно. В таких случаях надо просто разъяснять, обсуждать. Как говорится в споре рождается истина.

(...) Надо больше разъяснять, надо больше высказывать аргументов, но при этом внезапно и легко менять свою позицию, которая научно и практически обоснована - это для руководителя очень опасно.

- И как вы решаете вопросы из соцсетей? Моментально?

- Такое бывает, но стараюсь делать это только в исключительных случаях. Для меня важно выстроить систему, когда она не замкнута на каком-то человеке. Нужно, чтобы работала вся система управления во главе с тем же завучем, директором школы или отдела, управления образования. Но когда решаешь эти вопросы только ты и реагируешь - это другое. Для меня важно, чтобы проблемы решались на том уровне, где они возникают. Условно, директор должен решать свои вопросы, я стараюсь все-таки не злоупотреблять своим правом, но когда видишь какие-то вопиющие нарушения, что надо немедленно вмешаться, то, конечно, приходится и такие решения принимать.

- Как ЕНТ и подготовка к тестированию будут проводиться в условиях карантина?

С третьей четверти дали разрешение обучаться в традиционном формате всем выпускникам - 9-е и 11-е классы. Зимнее ЕНТ провели, очень большое количество детей приняло участие. Таких больших проблем нет, откровенно говоря. Следующее ЕНТ в планах провести в электронном формате. Формат не меняется. Раньше мы распечатывали бумажные тестовики и раздавали участникам, дети отмечали, закрашивали. Теперь будет электронный формат, то есть один компьютер, одна камера и тестируемый.

Раньше сдавали ЕНТ в течение 7 дней. Это большая нагрузка, очень большой стресс. Теперь планируем, что ЕНТ будут сдавать в течение 100 дней. И дети будут самостоятельно выбирать день. Есть электронное расписание, можно будет зайти, посмотреть. Вот есть окошко, записаться и пойти в тот день сдать.

У детей будет не менее двух попыток. Он может два раза сдать ЕНТ за эти 100 дней и имеет право выбрать какой-то из этих результатов. Взять сертификат и участвовать в присуждении государственных образовательных грантов. Они все в одинаковых условиях.

Практика показывает, что более 90 процентов набирают на два-три балла больше при второй попытке, чем в первый раз. Обычно так. Это снизит стресс выпускников и дает возможность детям понимать, что на этом жизнь не заканчивается. ЕНТ - всего лишь тест. И даже после этого мы планируем, что в августе для тех, кто не сдал, не получил государственный грант, будет возможность сдать еще раз и поступить на платное отделение. Поэтому ЕНТ – это всего лишь один небольшой экзамен.

Я всегда советую не готовиться по тестам, не зубрить ответы, это уже априори говорит о том, что вы, скорее всего, сдадите не очень хорошо. А надо читать и готовиться по программному материалу. То есть все вопросы из школьной программы. Надо понимать главное, основные направления, основные темы, и тогда можно будет легко сдать ЕНТ. Еще один важный вопрос – это академическая честность.

- В этом году ЕНТ начнется раньше, чем обычно?

- Планируем, что оно начнется раньше. И завершится ближе к середине июня. В июле, когда у нас будет конкурс на присуждение образовательных грантов, у выпускников уже на руках будут сертификаты.

- Президент поручил закрыть конторы, "печатающие дипломы".

- Вот смотрите, бывают такие случаи, студент на 1-м курсе приходит, отдает свои документы, после чего приходит на 4-м курсе и забирает их. От этого страдаете вы, я и все наше общество. Потому что оттуда появляются слабые юристы, судьи, прокуроры, госслужащие, учителя, врачи. То есть все это напрямую бьет по нам.

Нам говорят, зачем вы их закрываете, пусть рынок сам отрегулирует.

 Мы не можем сидеть сложа руки и позволить, чтобы ежегодно по 40-70 тысяч выпускников получали дипломы, за которыми фактически нет качества знаний, вообще нет знаний. Мы должны сидеть и ждать, пока рынок отрегулирует?

Некоторые вузы готовят специалистов, а у них нет базы: ни лабораторий, ни преподавателей, ничего нет. Здесь мы отбираем конкретные лицензии. Сейчас где-то более 100 лицензий таким образом забрали. Есть определенное количество слабых вузов, их не так много, к счастью. И с ними сейчас работаем, закрываем и будем закрывать.

Но надо помнить при этом, что у нас достаточное количество качественных, серьезных, конкурентоспособных вузов. То же самое касается и среднего образования. Говорить о том, что все плохо, что мы самые последние, абсолютно необъективно. Почти 500 тыс. педагогических работников ежедневно трудятся. Да, есть определенные проблемы. Мы это не скрываем и работаем по совершенствованию системы образования

- Есть мнение, что на педагогов и воспитателей поступают те, кто меньше всего набирает на ЕНТ, на выходе неконкурентоспособные специалисты. А дальше видим прецеденты, когда воспитатели поднимают руку на детей. Не хотели бы пересмотреть условия поступления на эти специальности?

- Проблема гораздо шире. Долгие годы, к сожалению, профессия педагога была не то что востребованной… было очень мало мотивации. Это связано со статусом педагога, с его заработной платой и многими другими факторами. Поэтому было поручение о принятии закона "О статусе педагога", благодаря огромной поддержке и политике Главы государства мы значительно повысили заработную плату и другие меры приняли.

Если до этого средний балл ЕНТ тех, кто поступает на педагогические специальности, в среднем был около 60, это немного, учитывая, что минимальный проходной балл - 50, максимальный – 140, то 60 на самом деле немного. Это говорит о том, что профессию педагога выбирали те ученики, которые не очень хорошо учились. Я мягко сказал. И, соответственно, средние выпускники выбирают профессию педагога, и средние учителя потом идут работать в школу. Оттуда выходят опять наши средние выпускники школ. Это замкнутый круг. Поэтому очевидно, что здесь было необходимо менять.

И за счет тех мероприятий, которые государство начало предпринимать по поручению Президента, сейчас наметился достаточно серьезный перелом. Если раньше средний балл поступающих на педагогические специальности был 60, то мы видим итоги 2020 года: средний балл достиг 90.

До этого на педспециальности минимальный проходной балл был 50. Сейчас минимальный пороговый балл для поступления на педагога увеличили до 70. Плюс почти в два раза увеличилось количество обладателей "Алтын белгі", которые выбирают профессию педагога. Есть меры контроля и мотивации, повышается заработная плата, стипендии.

Те, которые сейчас учатся на педагогов, получают самую высокую стипендию. Год назад они получали 20 тысяч, сейчас - 42 тысячи тенге. По сути, это самая главная профессия. Я, конечно, могу быть необъективным, потому что я министр образования и науки, тем не менее.

- Министра тоже обучают учителя, чтобы он стал министром…

- Да. Поэтому это самая главная профессия. Если будут сильные педагоги, самые сильные выпускники школ поступать на эту специальность, потом самые сильные пойдут работать в школу, у нас будет совершенно другая система. Потому что и учителя, и министра, и акима, и прокурора, и судью, и врача – всех учат и готовят в школе.

Говоря о зарплате учителей, убежден и знаю, что педагоги почувствовали изменения. Ощутимый рост заработной платы, среднем более чем на 60 процентов увеличилась заработная плата (более подробный ответ можно посмотреть на видео).

- Ваше мнение по поводу утечки кадров?

- Понятно, что мобильность граждан выросла за эти годы, поэтому важно создавать условия, когда специалисту будет комфортно работать в нашей стране. Поэтому и в системе образования должны быть созданы условия для удовлетворения всех запросов на получение качественного и доступного образования. Мы как раз над этим и работаем.

- Сколько школьников, студентов заболело коронавирусом?

- По школьникам последние данные были таковы, что порядка 7 тысяч школьников заболели, из них 5 тысяч, которые обучаются дистанционно, и порядка 2 тысяч, которые учились в дежурных классах или в малокомплектных школах. Фактически количество детей и заболевших больше среди тех, кто учится дистанционно. Это еще один аргумент в пользу того, что надо быстрее открывать школы. Конечно, если эпидситуация будет улучшаться.

- Не может ли МОН взять на себя ответственность и сказать: давайте откроем школы…

- У каждой организации, госоргана есть своя компетенция, когда речь идет о жизни, здоровье, безопасности детей, мы доверяем экспертам, в данном случае Министерству здравоохранения. Они также все понимают, они также переживают за образование, у них тоже есть дети, и при этом, владея информацией, аналитикой, коллеги принимают такое решение. И мы должны уважать их решение.

- Как будут вакцинировать учителей?

– Министерством здравоохранения было сказано, что это добровольное решение самих педагогов. Министерство планирует прививать их бесплатно. Я, как человек, который сам привился, конечно, рекомендую всем нашим коллегам принять такое решение, потому что это дает большую безопасность, больше свободы, и надо доверять науке.

Я каждый год прививаюсь, до этого ежегодно прививался от гриппа, в этом году дополнительно к этому привился от пневмококка, ну и, конечно, от коронавируса. И считаю, что это очень правильно. Если прививок не было бы, на самом деле бушевали бы совсем другие эпидемии. Благодаря прививкам, науке мы живем в достаточно благоприятной среде.

Надо доверять науке, ученым, тем более что наш институт имеет большую историю, большой опыт. Создан в 1958 году, очень много вакцин разработали. В нашем обществе как-то принято больше доверять западным или зарубежным аналогам. Но я вас уверяю, наши ученые если не лучше, то точно находятся на одном уровне с ведущими зарубежными учеными в этой сфере.

- Вы привились в августе, когда еще не было клинических испытаний. Для чего нужен был такой риск?

– Это не риск. Вакцину начали разрабатывать в марте, когда мы получили патологический материал у первого заболевшего у нас в стране. 15 мая у нас вакцина была уже готова. Мы с 15 мая по июль проводили доклинические исследования. Доклинические исследования показали достаточную безопасность, иммуногенность. До меня привились сами ученые.

Мы практически ежедневно получаем информацию, я был хорошо проинформирован об анализах наших коллег. Это было достаточно рациональное решение. И поддержать наших ученых, конечно, и защитить себя. У меня появились соответствующие антитела, гуморальный, клеточный иммунитет, поэтому с точки зрения науки и рационального подхода, я думаю, здесь рисков нет.

- Вы переболели коронавирусом?

- Я не переболел. Антитела появились после вакцинации.

– Будете ли вы свою семью вакцинировать?

– Все это по очереди, они такие же граждане нашей страны, и когда у нас появится вакцина и когда у них появится доступ к этой вакцине, я думаю, что они также сделают выбор. У меня супруга прививается, и маму в этом году привили и от гриппа, и от пневмококка. Поэтому здесь никаких проблем не вижу.

- Будете рекомендовать казахстанскую вакцину или другие?

- Ну а как вы думаете? Я, как глава органа, который отвечает за науку, и один из тех людей, который все это время занимается вопросами вакцины, конечно, я за нашу отечественную вакцину.

Именно потому, что знаю, какой потенциал у наших ученых, вижу результаты, в том числе какие-то для служебного пользования. С этой точки зрения, как человек, который получил нашу вакцину, если дальше все необходимые этапы будут завершены, конечно, буду рекомендовать нашу.