Жгли костры и готовили еду. Как казахстанцы в девяностые выживали

29 мая, 18:41
44

У каждого нашего соотечественника, жившего в 90-е, немало различных воспоминаний о том сложном периоде. Например, многим хорошо знаком следующий сценарий: денег нет, электричества и газа тоже нет; люди из квартир спускаются во двор и разжигают костры, чтобы приготовить еду для своих детей; в стране разруха; кто-то спился, кто-то, не выдержав, свел счеты с жизнью. Но люди преодолели эти смутные времена и стали еще сильнее. На первый взгляд может показаться, что история, описанная ниже, это рассказ лишь про один маленький микрорайон в столице Казахстана. Но на самом деле эта история про весь Казахстан, ведь все там были.

Часть I

"Боже, в кого мы превратили наших мужчин"

В столице Казахстана есть район, который многим известен как Лесозавод (современное название - жилой массив Ондирис). В нем есть школа № 21. Мы беседуем с учителем этой школы Сауле Шахмановной Мынжановой. Она преподает историю здесь с конца прошлого века, и поэтому кому как не ей рассказывать нам о том, что было здесь в девяностых.

Начиная свой рассказ, Мынжанова с большой благодарностью вспоминает директора школы, который работал в те годы.

"Огромное спасибо этому человеку. Когда мы по три месяца, а то и по полгода не получали заработную плату, мы со слезами на глазах ходили, искали, просили, займите нам денег и отпустите нас, пожалуйста, в Алматы, чтобы мы могли купить какие-то товары и потом, приехав сюда, в Акмолу, все это продавать. И он нам давал такую возможность. Нельзя сказать, что у нас учебный процесс нарушался. Это тоже, наверное, честь и хвала нам, что мы успевали все", - говорит педагог.

Стоит отметить, что учителя ездили за товаром в Алматы во время школьных каникул.

"Надо было съездить в Алматы, накупить эту подводную лодку - так мы называли большую сумку, с этой тяжестью приехать снова в Акмолу, и потом рано, в шесть часов утра, пойти на рынок, а тогда еще и не было таких условий, как сейчас, мы просто на пол стелили клееночку и раскладывали свои товары. Продавали все что угодно - китайские тапочки, трико", - вспоминает учитель и признается, что до сих пор помнит запах этих вещей, которые были весьма сомнительного качества.

"У нас не было газа в домах, не было электричества. Во дворе одного из домов у нас было несколько небольших ям, где мы готовили еду на огне. Все закрылось, особенно стройки, а у меня муж работал на стройке. Сахар давали по талонам. Вот иной раз рано утром в пять часов уже едешь туда, на конец города, туда, где сейчас все застроено домами по госпрограмме, там какие-то гаражи были, и нам давали сахар. Вот подойдет твоя очередь, а сахара нет, придешь через неделю", - говорит Сауле Мынжанова.

"Но мы выжили, пережили этот период, и, наверное, это и был кризис экономический. А то, что сегодня говорят о кризисах 2008 года, 2010-х годов, - это не кризис, это баловство, для меня лично это баловство, это уже чисто такой человеческий фактор, каприз. А вот так, как в 90-х годах было, когда мужчины, в одной руке бутылка с молоком, в другой руке колбаса, бегали вдоль киевских и московских поездов (таким образом люди торговали). У меня все в душе переворачивалось, я думала, боже, в кого мы превратили наших мужчин, как мы их унизили, как мы их просто втоптали в землю", - рассуждает она.


Вид из окна подъезда жилого дома. Лесозавод, наши дни

При этом нужно было продолжать занятия в школах.


Подъезд жилого дома. Лесозавод, наши дни

"В классе было холодно, дети варежки надевали, но даже в варежках они не могли писать. Я перед ними стояла и чуть не плакала, потому что мне было так холодно, и ноги замерзли, и руки замерзли, и я понимала, что сейчас домой приду - и снова света нет, и опять там так же холодно. Мне становилось так плохо, но я знала, что передо мной сидят детки, они смотрели на меня, и, если я улыбалась, значит не все потеряно", - вспоминает учитель истории.

Скворечник на территории школы. Лесозавод, наши дни

Часть II

"Сидят 40 человек и глазенками смотрят на вас"

"Во время школьных каникул мы выезжали в Алматы за товаром, при этом мы были совершенно не опытные, покупали какие-то носки, майки, все эти баулы друг другу помогали тащить", - рассказывает еще один учитель 21-й школы Татьяна Модестовна Калугина, которая, как и ее коллега Сауле Мынжанова, прошла через те же трудности. Калугина преподает на Лесозаводе русский язык и литературу.

"Наш район ведь к тому же еще и отдаленный, у нас свет был от железной дороги, и нам его постоянно отключали. Я маленького ребенка (младшего сына) при свечах купала. Горячей воды не было, газа не было, а газовый баллон достать было невозможно. Люди вечером костры жгли и на этих кострах готовили еду, но все равно мы друг другу помогали. Временами, бывало, конечно, такое настроение - выехать, все бросить, но как я сказала тогда своей соседке: что будет с вами, то будет и с нами", - говорит Татьяна Модестовна.


Жилой дом на Лесозаводе. Наши дни

"Конечно, тяжело было, и люди спивались, были и такие моменты, причем хорошие семьи. Была большая семья, настолько она была дружная, но постепенно начала пить жена, не выдержала этих трудностей, потом муж, потом она умерла. Буквально через неделю он взял и повесился, не выдержал такую нагрузку. Дети остались. Многие не выдерживали", - вспоминает Калугина.


Лесозавод, наши дни

"Но нам, учителям, нельзя было расслабляться", - говорит ее коллега, уже знакомая нам учитель истории.

"Нет, нельзя было, мы не имели права", - подтверждает рассказчица.

"Потому что дети верили в нас", - дополняет ее историк.

"На нас смотрели", - соглашается учитель русского.

"Представьте, сидят 40 человек и такими глазенками смотрят на тебя, а некоторые из них ведь и голодными в школу приходили. И неизвестно еще, как у них там дома дела. И поэтому мы, конечно, не могли дать слабину", - говорит учитель истории.

"Мы верили, что все будет хорошо, что все наладится. И школа при всем при этом не стала плохой, требования были те же. Мы знали, что нужно выйти на работу, мы знали, что нужно требовать от детей. С учетом этих всех нюансов, которые происходили в стране, мы пытались поддержать ребят, чтобы не было паники, вера должна все-таки была быть, что все будет хорошо, но вот видите, слава богу, все хорошо", - отмечает учитель русского языка и литературы. При этом, несмотря на трудные времена, они старались сделать ремонт и подготовить школу к новому учебному году.

"Несмотря ни на что, мы продолжали учить детей", - рассуждает учитель истории.


Лесозавод, наши дни

Но все же не все из поколения 90-х смогли себя найти в жизни.

"Один мальчишка, такой парень был красавец, спился совсем на нет. Хотя какой бы пьяный ни был, казалось бы, но издалека все равно будет кричать: "Татьяна Модестовна, здравствуйте, как ваше здоровье?" - говорит учитель русского языка и литературы.


Школа. Лесозавод, наши дни

"Я почему-то нашу школу всегда называю - семейная школа, мы настолько заботливо относимся к детям, и так же дети к нам относятся. Бывает иногда, что, может, где-то повышаешь голос на учеников, но что меня умиляет, дети понимают, что я это говорю не со зла, а потому что я болею за них душой, они это понимают. Дети зла не помнят, это уникальная особенность наших детей, наоборот, они на зло отвечают добром", - рассуждает учитель истории.

Часть III

Лесозавод

Район этот находится за железнодорожными путями. Стоит вам рассказать коренному жителю столицы, что собираетесь поехать или уже были на Лесозаводе, как вам тут же непременно напомнят: "Раньше туда таксисты отказывались ехать". Почему отказывались? Объясняют это тем, что район этот был неспокойным.

Почему их жилой массив снискал славу криминального места, сами жители Лесозавода сказать точно не могут.

"У меня тут три сына выросли, и, слава богу, все не пьют, не курят, занимаются спортом. Хотя район, да, я вас уверяю, сам по себе неспокойный. У нас здесь есть такой небольшой поселок, но сейчас гораздо спокойней стало, наверное, сказывается работа органов", - говорит учитель русского языка и литературы.


Подъезд жилого дома. Лесозавод, наши дни

"Единственное, у нас здесь нет ни кинотеатра, ни спорткомплекса, ничего нет. А время ведь сейчас другое, оно более жесткое, оно более беспощадное к детям. И наши усилия, учителей, все равно не столь существенны, как раньше. Тогда авторитет был у учителей непререкаемый, а сейчас приходит более продвинутая молодежь", - отмечает она.


Лесозавод, наши дни


Лесозавод, наши дни


Детская площадка на Лесозаводе, наши дни

"Обидно слышать, когда говорят, что это криминальный район. Я бы не сказала, что здесь криминальней, чем где-то в другом районе города, есть, может быть, и более криминальные места", - рассуждает учитель истории Сауле Мынжанова.

С этим районом у нее связано много светлых воспоминаний. Может быть, кто-то при слове "Лесозавод" представляет себе депрессивную картину, но Мынжанова, напротив, говорит об этом жилом массиве как чуть ли не о райском месте.

"Район с таким красивым названием, как Лесозавод. Здесь действительно был завод по переработке дерева. Но я думаю, что, может быть, не столько из-за этого небольшого цеха, сколько из-за того, что вся вот эта улица, которая сейчас называется Кеменгерулы, она была зеленая и вся была в цветах. В каждом палисаднике были гладиолусы, садовые маки - всего этого было в избытке. Может быть, поэтому и назвали улицу Лесозаводской", - вспоминает педагог.

Она любит Лесозавод всем сердцем, а особенно любит эту старую школу.

"Особенность нашей школы еще и в том, что дети у нас все-таки человечные, в том плане, что они всегда понимали, что такое доброта, что такое хорошо, в этом особенность наших детей", - рассуждает она, замечая, что сегодняшние ученики этой школы - это ведь дети тех, кто был ребенком в непростые девяностые.

Мынжанова считает, что у сегодняшних молодых родителей, живших в 90-е, хоть и произошел большой переворот в сознании, но основные общечеловеческие ценности остались, и эти ценности, говорит она, они сумели передать сегодняшнему поколению.

На сайте школы № 21 есть история про район Лесозавод. Оказывается, этот поселок был заселен ссыльными немцами во время Великой Отечественной войны. Переселенцы жили в бараках при заводе, который перерабатывал лес, взрослое население там же и работало. А дети ходили в школу, которая располагалась в одном из бараков. То здание, что есть сейчас, построили чуть позже.

"И как мы ею гордились! Это было самое высокое здание на нашей окраине, целых три этажа..." - вспоминали первые ученики этой школы.

А так выглядит район Лесозавода сегодня.

Ренат Ташкинбаев

Читайте также: 

Раньше сюда таксисты боялись ехать. Как живут астанчане в районе "Лесозавод"

Почему мы приуныли и опустили руки? Возможно, самая мотивирующая речь Назарбаева

Получить короткую ссылку




  • Подписаться на канал новостей TengriNews:

  • Google News
  • Yandex News
  • Yandex Zen

Нравится Поделиться
Хотите больше статей? Смотреть все
Показать комментарии (44)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц