1. Главная
  2. Почитай

Я живу без желудка - заслуженный пилот о том, как преодолел рак и продолжил летать

Интересная и полезная статья ✅ Я живу без желудка - заслуженный пилот о том, как преодолел рак и продолжил летать ⚡ Читайте онлайн публикации на актуальные темы на интернет-портале Tengrinews.kz.
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

Я живу без желудка - заслуженный пилот о том, как преодолел рак и продолжил летать Я живу без желудка - заслуженный пилот о том, как преодолел рак и продолжил летать

В 2008 году жизнь заслуженного авиатора РК Рахмана Оспанова поделилась на до и после. Энергичный и полный сил мужчина, у которого за плечами уже были тысячи летных часов, услышал страшный диагноз: рак желудка. Обследования, больница, операция. Мужчине пришлось полностью удалить желудок и почти попрощаться с небом. Летчик-ас Рахман Оспанов решил поделиться своей историей спустя 13 лет после той операции.

"Я с детства мечтал о небе. Обычно мы с братом ходили купаться на речку и всегда проходили через местный аэродром. Видели там кукурузники, почтовые самолеты. Однажды мы с ребятами шли купаться на речку, брат, как всегда, нес меня на плечах. Лет пять мне было тогда. Вдруг садится почтовый самолет. Выгрузился, и тут пилот говорит: "Кто хочет прокатиться на самолете?" Он посадил троих пацанов, увидел нас с братом и говорит: "А вы чего стоите?" Так мы тоже оказались на борту. Взлетели, полетали над домами, так понравилось мне! И вот тогда я, оказывается, сказал брату: "А я тоже пилотом буду!" Тогда-то и зародилась моя мечта.

Фото из личного архива

Зовут меня Оспанов Рахман Тажикулулы, родился в селе Байкадам Жамбылской области Сарысуйского района. Сначала мечтал стать космонавтом. Но в космонавты брали только из военной авиации. После окончания школы в городе Жанатасе я хотел поступить в военное летное училище, подал заявление в военкомат. Но не получилось, опоздал. Мама отговаривала. Потом увидел в газете объявление о наборе в летное училище гражданской авиации в городе Красный Кут Саратовской области. Конкурс был серьезный - 12 человек на одно место! И я поступил, так как с физикой, математикой дружил, это помогло.

В 1972 году меня по распределению направили в Джамбул (ныне Тараз). Сначала летал на кукурузнике в сельхозке: поля обрабатывали в России, на целине, в Узбекистане на хлопке, потом переучился на пассажирские, VIP-самолеты. Всего 12 типов плюс пилот-инструктор по воздухоплаванию на аэростатах. Общий налет – 17 000 часов, два года в воздушной стихии, где забываешь о земной суете. 30 лет работал в Жамбылском объединенном авиаотряде. В начале 2000-х он обанкротился, и нам пришлось переехать в Алматы. Сын Арман как раз поступил в Академию гражданской авиации, которую окончил с отличием в 2003 году. Было тяжеловато, время было такое, и через это прошли благополучно. Получается, 30 лет проработал в Жамбыле, 20 лет работаю в Алматы.

"У вас рак желудка"

Каждый год мы проходим летную медицинскую комиссию в аэропорту. Весной 2008 года на очередной медкомиссии меня отправили на ФГДС в городскую поликлинику. Врачи увидели что-то подозрительное, между собой советовались-советовались и вдруг сказали: "А у вас рак желудка".

Но ведь никаких предпосылок не было! Незадолго до этого я поправился, животик появился. А после - резко стал худеть. Хотя ел хорошо, ничего не болело. А на ФГДС мне сразу сказали: "У вас рак желудка, начальная стадия". И потом повторно сняли, взяли биопсию, и через неделю диагноз подтвердился. Я родом из Жамбылской области, а там добывают фосфорные, урановые руды.

Сначала дети хотели отправить на лечение за рубеж, в Израиль или Германию. А мне так не хотелось никуда лететь! Я говорю: никуда не поеду. И когда узнал, что здесь можно лечиться, так обрадовался! Как ребенок. Все-таки здесь родные стены, это меня вдохновило. Операцию назначили в Институте онкологии в Алматы.

Сын, дочка и жена больше переживали, чем я. Все были внешне спокойные, а потом уже мне рассказывали, как им, оказывается, было сложно.

"Как я жить буду без желудка?"

Около 5-6 часов длилась операция. Удалили полностью желудок. После операции я спросил: "А как я жить буду без желудка?" Врачи мне объяснили, что сошьют искусственный и "так же будете жить". 

Операцию делал профессор Арзыкулов, вели меня врачи Сергей Лашкул, Абай Джуманов. Они мне родные люди, как отец и братья. Сергей Владимирович в прошлом году покинул нас. Но я всегда помню и благодарен этим людям. Оказывается, мне из тонкой кишки сшили искусственный желудочек. Он-то и заменил желудок.

Несколько дней я лежал в реанимации. Первый вопрос, когда я пришел в себя, был: "А я буду летать или нет?" Для меня не летать - значит не жить.

После операции жена два месяца за мной ухаживала в палате. Я ей так благодарен, она меня выходила.

Я ведь по жизни оптимист. Шутил. Мне все говорили: "Рахман, ты какой-то возбужденный, веселый". А сами, наверное, прощаются: "Ой, раком болеет".

А в мыслях я уже попрощался с летной работой

Думал, что все, не вернуться мне в небо. Расстроился сильно из-за этого. И тут через несколько месяцев мне предлагают работу по авиационной безопасности. Я воспрял! Мне это дало мощный стимул и как-то отвлекло.

А в 2011 году мне позвонила председатель летной комиссии. Говорит: "Рахман, зайдите ко мне после Нового года". Я прихожу, а она: "Вы знаете, я хочу вас допустить к летной комиссии. Если вы ее пройдете, я вас допущу к полетам. Но не на пассажирских, а с ограничениями, на небольших самолетах". Я так обрадовался! Да мне хоть на метле летать, главное, чтобы разрешили официально! Комиссию я прошел и получил медицинский сертификат.

Раньше я ведь летал на пассажирских линиях. Был везде, кроме Америки. Сейчас работаю в частной авиакомпании. Являюсь вице-президентом авиационной безопасности авиакомпании Air Control. Занимаемся облетом и настройкой радиотехнических и светотехнических средств обеспечения полетов в аэропортах. Также пилотирую иногда небольшой прогулочный самолетик.

После болезни у меня изменилось отношение к людям

Конечно, изменилось отношение к жизни, к профессии, к детям, внукам. За детьми некогда было смотреть, а когда родилась внучка, это что-то. В жизни вообще перевернулось все. У меня 7 внуков и 1 правнук. Трое детей. Сын тоже пилот. 11 лет работал в "Эйр Астане", сейчас во Вьетнаме летает. Он с детства летал со мной. Сыном я очень горжусь.

Организм уже сам не принимает лишнее

Сейчас я соблюдаю режим, диету, нагрузки. Я себе так поставил: все можно, но по чуть-чуть. Но от бешбармака, конечно, как казаху, трудно отказаться.

А вообще не ограничиваю, что хочу, то и ем. Дисциплина в авиации пригодилась. Бросил пить и курить. Организм не стал принимать. Запах уже даже не перевариваю. А еду пять раз в день надо поесть. И вот через 3-4 часа. Горькое, жирное нельзя. Легкую пищу, мясо - все можно.

Спустя пять лет проверился в Астане, ни одной плохой клетки не было. Самочувствие в целом хорошее. Я по жизни оптимист, до этого был очень деятельный, всегда стараюсь чем-то занять себя. После болезни вот на гитаре, мандолине научился играть, на горные лыжи встал в 2010 году наконец. Лыжи, коньки, ролики, охота, рыбалка, шахматы, парапланеризм, парашютные прыжки, воздухоплавание, а самое главное в жизни - дети, внуки, правнуки, всегда есть чем заняться.

Иногда приходит мысль: а успею я или не успею освоить новое что-то? А потом откидываю все мысли. Ну сколько, год осталось, 10, до 90 лет, может быть, Кудай каласа, проживу! Просто надо заниматься тем, чем хочешь. К жизни так надо относиться, я думаю.

Я после операции как во второй раз родился. 13 лет с тех пор прошло. Операция была 25 июня 2008 года. Каждый год как второй день рождения отмечаю. Стол накрываю на работе.

С диспансерного учета меня сняли в 2013 году. Успокоился. А тут зимой обследовался, и вот неожиданность, оказывается, и у рака бывает вторая волна. С января по апрель прошел 6 курсов химиотерапии. Сейчас восстановился, вошел в свою колею, надеюсь, крайний раз.

Настрой пациента очень много значит. Во-первых, это, конечно, неожиданно, но не надо теряться и расстраиваться. Себя и родственников успокоить надо. Родственники за нас беспокоятся больше, чем мы сами. Поэтому всех надо успокоить, пройти обследование, повторное обследование, если нужно. Со специалистами проконсультироваться, обсудить все варианты лечения и принимать решение. Каждый человек принимает сам. Кто-то хочет за рубежом лечиться, кто-то здесь.

Если вы о чем-то мечтали когда-то – воплощайте. Язык выучить, любая мысль в голову приходит – надо заниматься этим здесь и сейчас, не откладывать. Я вот горными лыжами мечтал увлечься и 10 лет назад встал на лыжи. В этом году научил еще своего внука и зятя, Кудайга шукур.

Мне 68 лет, и я летаю

В сентябре прошлого года исполнилось 50 лет, как я в гражданской авиации. У меня 17 тысяч летных часов. Это примерно 3 года в воздухе. Являюсь заслуженным пилотом Республики Казахстан.

Недавно мне стукнуло 68 лет, и я как бы между прочим спрашиваю президента компании: "Мне списываться на землю?" А он: "О чем вы говорите, пока здоровье есть, работайте!"

В общем, пока я с небом.

Записала Айнаш Ондирис





Firebase Cloud Messaging