1. Главная
  2. Почитай

В столице Казахстана уже была эпидемия. Тогда врачам удалось спасти город

В столице Казахстана уже была эпидемия. Тогда врачам удалось спасти город В столице Казахстана уже была эпидемия. Тогда врачам удалось спасти город

В распоряжении корреспондента Tengrinews.kz оказались любопытные материалы, описывающие 100-летнюю историю медицины в городе Акмолинск (он же Целиноград, Акмола, Астана и Нур-Султан). Знакомясь с этими фактами, начинаешь совсем по-другому смотреть на тот уровень здравоохранения, который мы имеем в столице Казахстана сегодня.

imamov.kz

В эпоху COVID-19, который охватил всю планету, может создаться впечатление, что бушующая сейчас инфекция - это что-то невиданное. Да, с учетом глобальных последствий, наверное, явление уникальное. Не поспоришь и с тем, что коронавирус действительно очень заразен, а для некоторых даже смертелен. Но так или иначе людям, жившим в прежние времена на территории будущей столицы Казахстана, приходилось не раз сталкиваться со вспышками других серьезных болезней.

"Долгое время большой проблемой городского здравоохранения было плохое санитарное состояние города из-за отсутствия канализа­ции, водопровода и недостатка питьевой воды", - пишет в своей работе доцент Казахского агротехнического университета Галия Алпыспаева.

Основываясь на фондах госархива, она сообщает, что в среднем на человека в Акмолинске на тот момент приходилось по 38 литров воды в сутки при санитарной норме 150-250 литров. По этой причине в городе была высокая заболеваемость кишечными инфекциями.

"С конца декабря 1963 года в районе железнодорожного узла повысилась заболеваемость гепатитом, кото­рая в январе-феврале 1964-го переросла в крупную эпидемию, заболело более двух тысяч человек. Вспышка эпидемического гепа­тита была быстро локализована и ликвидирована. Главной причиной эпидемии оказалась некачественная питьевая вода", - приводит факты Алпыспаева.

Эту же историю в своем очерке описывает свидетель тех событий врач Ефим Шабаш. Причем его повествование местами уж очень сильно напоминает борьбу сегодняшнего мира против коронавируса.

"По вине строителей водопровода в городе возникает вспышка инфекционного гепатита. Число больных ежедневно увеличивается. В отдельные дни госпитализировалось до 70-80 человек.

Под руководством Исаака Израилевича Штильмана (он был заведующим Целиноградским горздравотделом) развертываются больницы во вновь построенных общежитиях, домах. Он принимает и размещает десятки врачей, медсестер, спецбригад из соседних областей, Алма-Аты, Москвы. Вспышка была локализована, распространение инфекции предотвращено", - рассказывает Шабаш.

Супруга того самого Штильмана Елена Александровна и сегодня живет в этом же городе. Сама она родом из Украины и хорошо помнит, как после войны и окончания киевского медицинского института приехала в Акмолинск в 1953 году.

"Работала я в первой городской детской поликлинике и больнице. У нас тогда была трехзвенная система: три часа принимаешь больных в поликлинике, потом три часа в стационаре, а потом уже идешь на вызов сколько бог даст.

Дети разные были, было очень много тяжелобольных детей. Иногда приходилось на машине доставлять, был у нас "москвичонок" и тележка была с лошадкой, которую водил дедушка по фамилии Генцель.

Помню, больного ребенка заворачиваем в одеяло и сразу везем в стационар, потому что температура у него высокая, кашель, одышка, хрипы в легких - приходилось спасать. Очень много случаев бронхита было и воспаления легких, много было тяжелых больных", - рассказывает Елена Александровна Вейцман-Штильман.

В своей работе доктор исторических наук Алпыспаева также пишет о нелегкой работе скорой помощи в конце 50-х годов прошлого века.

"Низкое качество городских дорог и путаница в нумерации жилых строений осложняли работу скорой помощи. Час­то встречалось несколько улиц с одним названием, несколько домов с одним и тем же номером, зачастую дома по четной стороне обознача­лись нечетными номерами.

По выражению заведующего станцией скорой помощи, "...по улицам Горького, Культурной, Колхозной, Ломоносова везти больных с инфарктом миокарда или травмой черепа нельзя". Плохое состояние дорог и отсутствие освещения улиц приводи­ли к задержке вызовов, особенно на окраинах города", - говорится в публикации ученого.

Она исследовала работу врачей в этом городе начиная с 1890 года и отмечает, что город Акмолинск и Акмолинский уезд относились к наиболее неблагополучным регионам в санитарно-эпидемиологическом плане.

"Во время оккупации Акмолинска колчаковскими войсками и в первые послевоенные годы в городе свирепствовал тиф, школы и учреждения города были забиты тифозными больными. Военные операции на тер­ритории Акмолинского уезда во время гражданской войны усиливали разруху. Катастрофически не хватало топлива, транспорт, системы во­доснабжения и очистки города находились в весьма запущенном состо­янии, что создавало реальную угрозу распространения эпидемий", - приводит исторические факты Алпыспаева.

Акмолинские врачи сосредоточились на борьбе с эпидемией тифа - на тот момент это была самая насущная проблема.

"Пик эпидемии тифа пришелся на 1920 год", - пишет ученый. Согласитесь, нельзя не обратить внимание, что на дворе тоже сейчас 20-й год - уж очень символично.

"Для борьбы с инфекцией были созданы специальные санитарные комиссии. Все больные брались на строгий учет под ответственность медперсонала. Эпидемию удалось остановить к 1921 году, о чем свидетельствуют сводки отчетов за этот год, в которых единичные факты заболеваний рассматриваются как исключение", - продолжает кандидат исторических наук.

Не менее опасной была эпидемия холеры, вспышка которой нача­лась с середины июля 1921 года.

"Только в сентябре 1921 года холерой заболело 182 человека, из которых 112 умерли. Для локализации эпидемии срочно были от­крыты холерные бараки в городе и трех уездах. Образованный чрезвы­чайный комитет по борьбе с холерой разработал и разослал по волос­тям и учреждениям города специальное постановление.

В городе были проведены санитарно-эпидемиологические мероприятия. Введен за­прет на мытье и купанье в верхнем течении реки Ишим и даже выставлен постоянный караул местного гарнизона (и снова очень напоминает наши дни. - Прим. автора).

Освидетельствованы колодцы, они обеспечивались постоянными ведрами во избежание заноса в воду инфекции. Санитарное состояние базаров, дворов, улиц бралось под усиленный контроль. Срочно решается вопрос о постоянном функци­онировании ассенизационного обоза для вывоза нечистот. Ситуация осложнялась отсутствием топлива, отчего не работала городская баня, пропускная способность которой составляла до 200 человек ежедневно", - пишет Алпыспаева.

Но и это еще не все. В те далекие времена были очень распространены и другие заболевания. Рассказывается об эпидемии чесотки и пар­ши - практически в каждой семье были больные. Имела место также оспа, в частности, в детском приюте из-за антисанитарии.

Распространены были сибирская язва и туберкулез. В летнее время наблюдалась вспышка малярии. Весьма распространенными были венерические заболевания, и в особенности сифилис. При этом на город и уезд работа­ла одна аптека. Большинство медицинских лекарств, микстуры, капли, мази, зеленое мыло и прочее изготавливались местным способом, из трав и настоев.

В 1925 году в городе начали проводить так называемые "трехдневки" борьбы с эпидемиями.

"Посредством "трехдневок" в деревнях и аулах активизировалась про­паганда медицинских знаний. К этой работе привлекалась интеллиген­ция города. В эти дни проводились показательные судебные процессы над знахарками, баксы, бабками-повитухами, "спекулирующими" на заболеваниях людей. Во время "трехдневок" проводился прием всех больных, независимо от того, были ли они застрахованы или нет. Тем самым медицинские услуги делались доступными широким слоям на­селения", - пишет ученый.

Шли годы, город рос, ситуация с медициной улучшалась. Но врачам все равно приходилось нелегко. Вышеупомянутый Ефим Шабаш приводит такой случай.

"В городе в 50-е годы была неспокойная криминальная обстановка. По ночам группы хулиганов могли избить, ограбить, раздеть любого прохожего, нанести ему ножевое ранение... Под Новый год Исаак Израилевич Штильман (местный врач) возвращался домой поздно ночью после экстренной операции. Вокруг - снежная пурга. Внезапно он был окружен группой мужчин, которые, угрожая ножом, потребовали отдать пальто и шапку. Когда он снял шапку, один из бандитов вдруг воскликнул: "Стой! Это же наш хирург!" Доктору вернули пальто и шапку, проводили его до дома и извинились", - пишет бывший акмолинский медик.

Говорят, того самого Исаака Штильмана хоронили всем городом.

Материал собран при поддержке государственного архива города Нур-Султан. Более подробную информацию о фондах, выставках и работе архива вы можете найти по ссылке. В статье использованы фрагменты работы кандидата исторических наук Галии Алпыспаевой "Здравоохранение столицы за 100 лет".

Фото с сайта imamov.kz

Подготовил Ренат Ташкинбаев