Вместо гречки утиное филе с грушей. Кухня павлодарской тюрьмы превратилась в ресторан

27 ноября, 13:19
39

После обеда на территорию павлодарского исправительного учреждения средней безопасности АП-162/2 зашел молодой мужчина. Ему всего 24, но за свои годы он успел поработать в престижных ресторанах Павлодара, пройти стажировку за рубежом и покормить изысканными блюдами известных людей. На этот раз администрация учреждения пригласила этого шеф-повара провести мастер-класс для осужденных, работающих на тюремной кухне.

Шеф-повар Рустем Целипоткин признается, что сразу согласился на предложение Департамента уголовно-исполнительной системы провести мастер-класс в спецучреждении.

"Почему бы и нет, это возможность поделиться своими навыками", - говорит он.

По кадрам не сразу понятно, что дело происходит в тюрьме. В конце концов это могла бы быть обычная столовая. Но есть одна деталь, которая бросается в глаза и уже не остается никаких сомнений, где мы находимся. Обратите внимание на алюминиевые тарелки.

Через несколько часов по этим самым алюминиевым чашкам будут раскладывать ужин для осужденных - гречневую кашу с картошкой, а пока шеф-повар Рустем аккуратно, в резиновых перчатках начинает готовить свое изысканное меню.

"Сегодня мы будем готовить утиное филе с гарниром из пряной груши с гвоздикой. Утиное филе, предварительно обжарив, мы запечем в духовке. А также у нас будет куриная ножка с тыквой, приправленной мускатным орехом и сахаром. На десерт приготовим шоколадный фондан с мороженым", - рассказывает Рустем. И уже от его слов у всех присутствующих просыпается аппетит.

Помогать в приготовлении всех этих блюд ему будут осужденные, которые в обычное время работают на этой кухне.

Среди них Асылбек. В этом учреждении он находится уже десять месяцев. Все это время работает  здесь поваром.

"Сегодня на обед готовили картофельный суп и перловую кашу. Ассортимент, в принципе, богатый, есть из чего выбрать", - говорит он.

Родом он из Атырау, проживал в Экибастузе.

"Последнюю пару лет в Нур-Султан на заработки ездил, там и случился инцидент, после которого я оказался в этом учреждении. У меня статья 296, "Хранение и употребление наркотических средств", употреблял курительные вещества. Дали срок три года, из них почти половину отбыл. В ближайшее время при содействии администрации я планирую благополучно уйти домой", - рассказывает Асылбек.

"Здесь, если ничем не заниматься, срок не идет вообще", - поясняет осужденный.

"Я сейчас работаю в столовой, в свободное время записался на учебу, хочу освоить профессию токаря, здесь при учреждении у нас есть колледж. Стараюсь максимально сокращать свободное время, так и срок быстрее кончится, незаметно будет. Считайте, освобожусь и диплом колледжа будет, выйду профессиональным токарем", - рассуждает Асылбек.

Шеф-повар Рустем обжаривает утиное и куриное филе.

"Для Главы государства нашего мы готовили в 2015 году, для других политиков, казахстанских звезд", - рассказывает кулинар.

"Можно мне еще такую же чашку", - просит он, и на его столе тут же появляется еще одна алюминиевая миска.

Самое дорогое блюдо, которое готовил за свою карьеру этот молодой повар, были стейки из мраморной говядины. Это было очень дорогое мясо коров, выращенных по специальной технологии. Такой стейк в ресторанах будет стоить от 15 тысяч тенге, замечает кулинар с воли.

Но здесь, в исправительном учреждении, Рустем готовит блюда попроще, которые, говорит он, может приготовить дома любой желающий.

Пока шеф-повар делает соусы к своим блюдам, в другой стороне кухни большой ложкой, похожей на весло, осужденный мешает огромный чан, где варится гречка.

Заключенного зовут Бекзат, сам он из Ташкента. Находится здесь уже три месяца. Оказался в учреждении из-за кражи.

Тем временем шеф-повар Рустам осторожно выкладывает карамелизированную тыкву.

А этого мужчину, который сегодня также ассистирует шефу, зовут Марат. На самом деле он коллега Рустама, на воле он тоже был поваром, специализировался, правда, больше не на европейской кухне, а на национальных казахских блюдах.

"В основном (на воле) готовили бешбармак, нарын, сырне, куырдак, лапшу, казахи ведь любят мясо. А здесь работал сначала поваром, сейчас старшим столовой стал. Кормим 400 человек на завтрак, обед и ужин, как положено. Здесь ведь сидит спецконтингент, одни мужики, а мужики любят хорошо покушать, чтобы было погуще. В основном рисовый суп, гречневый суп, овощное рагу, домашнее жаркое, домашняя лапша, плов готовим", - говорит Марат.

"По праздникам баурсаки делаем. Праздничное меню мы сами составляем, даем на утверждение начальнику учреждения", -  рассказывает осужденный.

"Я нарушил закон и отбываю свое наказание за мошенничество. Все осознал, ни на что не жалуюсь, все хорошо", - отмечает Марат. Находиться в учреждении ему осталось чуть больше года.

"Скажу одно, у всех, кто здесь отбывает наказание, цель одна - выйти отсюда побыстрее, вернуться к семье и не нарушать больше. Других планов нет", - признается он, отвечая на вопрос о дальнейших планах.

"Любое мясо, когда приготовлено, должно отдохнуть минуты две-три, чтобы сок равномерно распределился по волокнам", - делится кулинарными секретами шеф-повар Рустем.

"А бешбармак тоже?" - поинтересовались у него.

"В бешбармаке оно же отваренное, вы же его 2,5 часа варите, оно по-любому будет готово", - поясняет повар.

Читаем меню, вывешенное в столовой. Завтрак: каша овсяная на молоке, чай, хлеб. Обед: суп гречневый, каша перловая, компот, хлеб, салат капустный. Ужин: гречка отварная, чай, хлеб.

Пока идет приготовление, у нас есть возможность посмотреть, как устроено учреждение. Вот так выглядит помещение, где живут осужденные.

На территории тюрьмы есть магазин, где заключенные могут купить себе товары первой необходимости.

Те, кто работает в учреждении (есть цех по производству окон и сборных юрт), получают минимальную зарплату, это порядка 55 тысяч тенге. С этой суммы осужденные закрывают свой иск от государства, и остается около 30 тысяч. На эти деньги можно купить в магазине, например, сигареты, чай, конфеты, зубную пасту.

А еще у этого учреждения есть свой "Байтерек".

Вся культурная жизнь проходит в местном клубе.

В каморке, что за актовым залом, работает кружок, где осужденные создают модели кораблей.

А в другой части клуба другие осужденные делают декоративные нарды, сундуки, шкатулки с зеркалами.

"Секция прикладного искусства и художественной самодеятельности", - поясняет осужденный Каныбек.

"Я нахожусь здесь один год семь месяцев, меня здесь все устраивает. Вообще, до того как я сюда попал, про тюремную систему знал лишь из фильмов и книг. Но когда я сюда приехал, все оказалось не так, как я себе представлял", - признается Каныбек.

"У меня было представление такое, что приезжаешь, и все, сразу тебя начинают бить, в клетку сажают. Я думал как обычный обыватель, но на самом деле нас встретили на "будьте любезны", обращаются на вы", - говорит он.

Поступив в учреждение, отмечает он, все находят себе применение. "Кто-то руками может что-то делать, кто-то электрик хороший, у нас сейчас музыкант есть очень неплохой, а я культурно-массовыми мероприятиями занимаюсь", - рассказывает осужденный.

Каныбек говорит, что у него два высших образования и более 12 лет стажа работы на госслужбе.

"Я работал и в Министерстве экономики, и в Счетном комитете, и во многих госорганах. А с 2014 года я занимался недвижимостью, то есть инвестировал в строительство. И как-то так получилось, что я нарвался на недобросовестного застройщика в 2016 году, приобрел у него несколько квартир. Естественно, я их приобретал с целью заработка. А после того как я их продал, оказалось, что, помимо меня, там еще есть несколько покупателей, несколько хозяев на данные квартиры", - рассказывает он.

Как говорит Каныбек, у него был выбор признать свою вину и получить наказание в виде ограничения свободы. Но он выбрал другой путь.

"Я не признал свою вину и настоял на том, что я добросовестный покупатель. В итоге получил статью 190, часть 4 "Мошенничество в особо крупном размере". Из-за того, что я не признал вину, мне дали максимум - шесть лет восемь месяцев. А те застройщики, которые продали целый многоквартирный жилой комплекс в золотом квадрате Астаны, получили от пяти до пяти с половиной лет. В то время как мне за одну квартиру дали шесть и восемь", - говорит осужденный.

В столице Казахстана его ждет семья.

"У меня двое несовершеннолетних детей, супруге, конечно, тяжеловато. Но мы по телефону созваниваемся. К тому же сейчас администрация предоставила нам такую возможность, как видеозвонок, это новшество в этом учреждении. Планируется, что еженедельно для отличившихся осужденных с правильным поведением будут предоставляться такие звонки", - отмечает Каныбек.

На вопрос, была ли у него возможность не оказаться здесь, наш собеседник отвечает так:

"Единственная возможность была - сразу погасить иск. Но, как мне господин прокурор сказал, если вы не признаете вину, как вы будете погашать иск? Если бы я признал вину, то я бы в любом случае был осужден, но это было бы ограничение свободы, а не лишение. Но я на это не пошел, потому что сделка с совестью - это уже дело каждого персонально, у каждого человека есть свое кредо", - говорит осужденный.

"Я полагаю, что наказание нужно накладывать соразмерно вине. Здесь адекватному человеку год-два вполне достаточно, чтобы все осознать, пересмотреть себя. Свыше этого срока уже, возможно, наоборот, будет негативное влияние, я так полагаю", - рассуждает он.

В мастерской кипит работа. Сергей родом из Шымкента. В исправительном учреждении он находится уже третий год. Осужден по статье 296, части 4 (как отметил сам мужчина, осужден за хранение марихуаны).

За этот срок освоил изготовление различных декоративных вещей из дерева.

"Это дело (прикладное творчество) передается из поколения в поколение, вот я тоже буду кому-то передавать", - говорит он, демонстрируя нам готовые изделия.

Мужчине осталось сидеть еще девять месяцев.

Мы уже собирались уходить, как увидели еще одну поделку Сергея.

Несколько выдвижных ящичков с зеркалом наверху. А на обратной стороне надпись: "Анюте от отца".

"Вы это своей дочери делали?" - уточнили мы.

"Да это так, экспериментально", - скромно ответил он.

"Будете отправлять ей?" - поинтересовались мы.

"Хотелось бы", - ответил мужчина.

Тем временем на кухне уже все было готово.

И помощники шеф-повара принялись дегустировать приготовленные блюда.

"Как-будто на пять минут на волю сходили", - заметил кто-то из осужденных, вкусив приготовленные деликатесы.

Когда приступили к дегустации десерта, я заметил у одного заключенного за спиной шкатулку, это был подарок.

Спустя несколько минут шеф-повару преподнесли этот традиционный сувенир.

Мастер-класс подошел к концу.

Столовая возвращалась к своему привычному режиму. Осужденным накладывали обычный ужин, в окошке напротив нарезали хлеб.

Ренат Ташкинбаев

Получить короткую ссылку




  • Подписаться на канал новостей TengriNews:

  • Google News
  • Yandex News
  • Yandex Zen

Нравится Поделиться
Иллюстрация instagram.com
Материал с фотографиями Материал с видео
Хотите больше статей? Смотреть все
Показать комментарии (39)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц