1. Главная
  2. Посмотри

Жизнь под стук колес. Как любить свою работу в ауле и не стремиться уехать

В тихом ауле Отар есть место, где жизнь не утихает ни на минуту. Это железнодорожная станция с одноименным названием, которая хранит много историй.
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

В тихом ауле Отар есть место, где жизнь не утихает ни на минуту. Это железнодорожная станция с одноименным названием, которая хранит много историй. Сюда люди приезжают, чтобы остаться навсегда: они создают семьи, их дети подрастают и тоже влюбляются в железную дорогу. Половину романов можно написать именно отсюда. Станция была открыта еще в начале 30-х годов прошлого столетия, при строительстве Турксиба. Относится она к Алматинскому отделению, но находится на территории Жамбылской области. Через Отар проходят поезда из Алматы, Тараза, Шу. В сутки здесь обслуживают до 60 грузовых и 30 пассажирских составов. Корреспонденты Tengrinews.kz провели один день на железной дороге и спросили у местных, каково это - жить под стук колес. 

"Внимание! На второй путь прибывает пассажирский поезд Кызылорда - Семей". После этого объявления на станции все начинает как-то молниеносно оживать. Продавщицы, за пять минут до этого стоявшие со скучающим видом, начинают суетиться, каждая хватает свою тележку и торопливо бежит к перрону. На станции поезд будет стоять недолго, а это значит, что у них есть всего несколько минут на то, чтобы найти своего покупателя. 

В тележках - соки, лапша быстрого приготовления, пирожки, а еще одежда. Узнав, что мы журналисты, женщины боязливо отворачиваются и говорить отказываются, но с одной из них на подходе к поезду мы все же поговорили. 

"Раньше тех, кто торговал, больше было. Из разных поселков приезжали, манты, пирожки, всякую всячину готовили. А сейчас нас мало осталось. Подходим только к тому времени, когда должен прийти поезд. Для нас это основной заработок. Пассажиры берут, но многие бегут в магазин, доверие небольшое к нам". 

На вопрос, сколько в день они зарабатывают, собеседница затруднилась ответить. Но, как мы видим, в основном в такую жару хорошо идут напитки. 

Дежурная по вокзалу Нуржайна первая встречает поезд, а в руках у нее такой приветственный жезл.

Она же и провожает состав. "Если есть какая-то проблема в поезде, - говорит Нуржайна, - то проводники при отправлении красный флажок поднимут, а если все нормально, то желтый будут держать". 

Очередной поезд прибудет только через два часа. И на какой-то момент, кажется, здесь все замирает. Пассажиры исчезают, продавцы грустно разбредаются до следующего раза, а на маленьком и уютном вокзале воцаряется тишина. 

"Вы журналисты?" - минутное молчание на платформе прерывает бодрый голос откуда-то сверху. Знакомимся, это машинист Руслан. Его рабочее место не для посторонних, но для нас он делает исключение. 

"Я около года работаю машинистом, а до этого два года был его помощником. Из сложного - только то, что мы получаем электромагнитное излучение. Машинист должен быть всегда бдительным, четко выполнять свои функции.

Было такое, что стадо овец внезапно вышло на рейсы, и я применил экстренное торможение, справился, доложил диспетчеру. А когда работал помощником, то был случай наезда на человека, на участке Алматы - Бурундай из-за столба внезапно вылез суицидник, пьяный человек, тогда машинист применил экстренное торможение, но это был "Тальго", мы не успели. Человек остался жив, но без ноги". 

"Я родился у железной дороги в поселке Жангельды, рядом с Отаром, там всего 15 домов, мои родители - железнодорожники, дед работал машинистом. Помню, он сажал меня рядом с собой и даже давал посигналить, когда к месту подъезжали, а все так смотрели, удивлялись. Мне тогда лет семь было, и я такую гордость испытывал!"

"А теперь я уже сам езжу по направлениям Алматы - Отар, Алматы - Шу, вожу зерно, уголь, разные цистерны. Машинист по нынешним правилам в пути должен не больше 12 часов находиться, и отдых обязателен. Вот мы сегодня в пять утра прибыли, а обратно в Алматы только сейчас поедем". 

Пообщавшись с работниками железной дороги, понимаешь, что пришли они сюда не случайно. Это любовь, которая передается из поколения в поколение. Здесь трудятся целые династии. Очень интересна история Азата Есентая.

"Наша семья работает уже более 100 лет на железной дороге. Прадедушка Есентай был путейцем в 30-е годы, когда строили Турксиб (железная дорога из Сибири в Среднюю Азию - прим. авт.). Мой дедушка работал начальником станции 40 лет, отец - машинистом тепловоза 39 лет, мама 40 лет работает дежурной по вокзалу".

"Я родился на этой станции, вырос вдоль путей, и каждый день у нас за столом все темы были только про железную дорогу, сам я с детства мечтал стать начальником станции, как и мой дедушка. Работал и сигналистом, и составителем поездов, и дежурным по парку, и проводником практику проходил, весь запад и юг Казахстана объездил, много было всего, и каждая работа была по-своему интересна. Сейчас вот уже три года работаю начальником станции на своей родине. Супруга моя тоже из этой сферы". 

Сейчас работают на станции около 400 человек, в основном это местные, но есть и те, кто приезжает из соседнего поселка. А пока мы общаемся с Азатом, подходит очередной состав. 

Мы наблюдаем, как люди спешат, на их лицах читается волнение, любопытство, у кого-то грусть. 

У каждого своя история, связанная с железной дорогой. Вот у наших следующих героев она романтичная. Когда мы только пришли к ним, к нам вышел обаятельный мужчина, услышав, что мы журналисты, крикнул супруге: "Степановна, идем, тут про любовь спрашивают". Сейчас они на пенсии и живут рядом с железной дорогой, а раньше работали на ней. Людмила - дежурной по станции, а Александр - на базе ВЧД, как нам объяснили, это что-то вроде службы спасения, в случае аварии они дают технику, одежду. Но познакомились они совсем не там, а на огороде. 

"Помню, я пошел огород поливать, прихожу, там очередь, а до этого я с женой разошелся и тогда еще на водокачке работал", - вспоминает Александр. 

"Потом мне домой его привели знакомиться, я говорю, ну заходите, - подхватывает Людмила. - Он зашел, такой молчаливый, а я все не умолкала и шарлоткой угощала. Смотрю, мужчина такой нормальный. Мой первый муж погиб, у меня было трое детей. И он тогда сказал: твои дети - мои дети. И вот стал часто приходить, а потом как-то пришел и говорит, собирайся, я тебя забираю. Потом у нас еще один ребенок родился. Так мы вместе уже 26 лет".

Пока Людмила рассказывает нам свою историю, Александр постоянно шутит и хлопочет в саду.

"Ой, а что мы стоим! Я пойду вам лучше черешню нарву".

"Он у меня знаете какой, как солдатик. Каждый день встречал и провожал, любая погода, дождь или снег, тогда машины не было, я иду и вижу, как мой муж на велосипеде везет мне плащ или зонт. Мне всегда говорили: Степановна, тебя твой кавалер уже ждет. Вот сколько лет я работала, столько лет он меня встречал и провожал". 

"Мы как-то хотели уезжать в другую страну, а я Саше говорю, куда я без своей железной дороги, не представляю жизни без нее. Мы потом передумали, я сказала, никуда из Казахстана не уеду. Как-то было такое, что меня из-за одного случая временно отстранили от работы, так вот я каждый день выходила на улицу, слышала громкоговоритель и рыдала, думала тогда, что умру, так я люблю свою работу (плачет)". 

"Что я хочу сказать железной дороге? - добавляет Александр. - Я хочу сказать ей огромное спасибо. Если бы не она, я бы перед вами в этой рубашке бы не сидел. Пенсия там хорошая".   

Мы переходим на другую сторону железной дороги. Здесь живет еще одна наша героиня, которая помнит эту станцию еще с советских времен. Она приехала в аул в 1979 году. Все ее зовут тетя Катя или Кулика Бейсебаевна

"Я до сих пор помню этот день, хоть 40 лет проработала. Нас сначала вызвали в отделение дороги, сказали, поедете в Отар, а я вообще об этой станции ничего не слышала, думала, что она маленькая, как разъезд, что там один дом, большинство людей, наверное, чабаны. И когда нас везли сюда на поезде, мы всю дорогу плакали, не хотели".

"Сама я из совхоза в Талдыкорганской области, у нас там поездов не было, мы их только в кино видели. А захотела я работать на железной дороге, потому что мне очень нравилась форма стюардесс и железнодорожников. Вот я была влюблена в эту форму, честно говоря, но думала, куда мне до стюардессы, а вот до железной дороги я дойду". 

"Нас встретил дедушка Азата, он был начальником станции, очень добросовестный и строгий. Мы начали работу, это сейчас автоматика, а тогда стрелку сами переводили, маршруты готовили вручную. Я должна была знать все стрелки и тупики. Начинала с постовой стрелочницы, а на пенсию уходила оператором по обработке техдокументации. Я же сама прирожденный движенец, бывало, некогда было и пообедать, идешь и прям с пиалой за работу садишься".  

Фото: из архива Кулики Бейсебаевны

"Когда на пенсию пошла, первое время казалось, как будто я еще работаю. Проснешься, и сердце стучит, думаешь, что опоздала на работу (смеется).

Я до сих пор железную дорогу с такой любовью вспоминаю, люблю я ее, не могу выразить словами, сердцем люблю, понимаете, надо любить свою работу. Бывает, гости приезжают, говорят, ой, мы не отдохнули из-за шума. А я настолько привыкла к стуку колес. Если в Алматы едем, пару дней побудем и уже домой хотим. Все говорят, что у вас тут делать, но мы привыкли, поселок у нас тихий, красивый". 

Пока мы общаемся, к нам подходит коллега тети Кати Рыскуль

"Мне было 20 лет, когда я устроилась, сейчас на пенсии, но если бы дали работу, я бы еще работала и работала (смеется). Сейчас дома сижу и слышу голос дежурного, вот сегодня Тимур, думаю, всех по голосам знаю". 

Наш день на станции подходит к концу, но у железнодорожников он в самом разгаре. Они не мечтают о жизни за границей или в крупных городах и даже не хотят надолго уезжать в отпуск. Все знают, что у железной дороги свой специфический запах, для многих он ассоциируется с путешествиями, но мы почувствовали, что еще здесь пахнет счастьем, таким простым человеческим. Ведь любить место, где ты живешь, и то, что ты делаешь, - это ли не счастье?

Текст: Анастасия Солнцева. Фото: Алихан Сариев