1. Главная
  2. Посмотри

Самый грустный репортаж. Зачем казахстанцы раскапывают черепа?

Небольшая возвышенность. В земле углубление. Подходим ближе и видим: в раскопанной яме виднеются череп и кости. Чуть позже в этой же яме можно будет заметить уже два скелета. У одного кость перетянута жгутом. Появится версия: один солдат был смертельно ранен, и его на себе тащил другой. Рядом с ямой две пробитые советские армейские каски. Медальонов с данными при них найдено не было, но руководитель группы, осуществляющей раскопки, делает на первый взгляд сенсационное для казахстанских поисковиков предположение: "Я на 100 процентов уверен, что это казах..". Дело происходит под Волгоградом, то есть бывшим Сталинградом. Команда поисковиков ищет останки для последующего захоронения советских воинов, погибших здесь в ходе Великой Отечественной войны. Ренат Ташкинбаев и Турар Казангапов выслушали тех, кто находит останки защитников Сталинграда, чтобы их по-человечески захоронить, тех, кто воевал в той ужасной войне и дожил до 95 лет, а также тех, кто в годы Сталинградской битвы был совсем еще ребенком, но надолго запомнил, что такое фашизм.

"Когда я начинал этим заниматься, мне отец сказал: "Неважно найдешь ли своего дядю, моего брата, или нет, найди любого бойца и это будет максимум, что ты можешь сделать, чтобы увековечить память". Поэтому на каждого из нас незабываемый отпечаток накладывается, и чувствуешь, что жизнь не зря прожита. Они свой долг чести выполнили, а мы им возвращаем", - говорит поисковик из Павлодара, сотрудник Казахстанского электролизного завода Саят Кусаинов.

Мужчина бережно, слой за слоем снимает глинистую землю, под которой находятся останки советского бойца. В том, что эти воины были именно советскими, у поисковиков нет никаких сомнений.

Один из поисковиков указывает на звездочку в центре пулеметной коробки, которая найдена вместе с останками. "Видно, что здесь был рубеж только Советской армии, они немцев не пустили, держали их", - говорит командир павлодарского поискового отряда "Майдан жолы" Александр Шитов, демонстрируя карты.

"Это Городищенский район, балка Татаркина. Мы находимся между двумя поселками - Ерзовка и Орловка. Здесь стояла армия, которая не дала пробиться врагу. Немцы хотели обойти Сталинград со стороны и соединиться со другой армией. Это им не удалось. Советская армия четыре месяца сдерживала и атаковала немцев, и к январю 1943 года они окружили армию Паулюса (немецкий военачальник) и разгромили ее", - рассказывает Шитов.

"Здесь стояла 99-я стрелковая дивизия, прямо на этом рубеже. Она была пополнена вторым формированием из Актюбинска (ныне Актобе), то есть призывниками из Казахстана", - продолжает Александр. Сам он занимается поиском бойцов уже порядка десяти лет.

Как и многие другие члены его команды, в обычное время он работает на заводе, а в преддверии майских праздников отправляется на раскопки.

"Мы делаем святое дело, мы поднимаем этих бойцов, которые остались здесь. Они погибли, отдали свою жизнь за наш мир, за наше счастье, за семейный очаг, за родину, и мы отдаем им должное, чтобы их захоронить по человечески, не так, чтобы они лежали здесь в полях, никому не нужные и брошенные. Вот их душа дождалась нас, и я, наверное, на 100 процентов уверен, что это казах, потому что казахстанцы пришли и нашли его здесь", - говорит поисковик.

Эта экспедиция для павлодарского отряда удачная. Едва приступив к работе, они обнаружили первую серьезную находку, выражаясь на языке поисковиков: подняли бойца.

"Прошлись металлоискателем - вроде что-то зазвенело, копнули чуть - нашли краешек каски", - рассказывает молодой поисковик Руслан Нурпеисов.

"Это советский солдат, советская каска, я нашел рядом ящик для боевых патронов от пулемета "Максим". Мы так думаем, что боец здесь на вершине стоял в ячейке, его подбили и он скатился вниз", - говорит Руслан.

В этот момент один из поисковиков находит фрагмент какого-то материала.

Как выяснилось, это жгут, которым перетянута кость. Очевидно, боец был ранен в ногу.

Чуть позже поисковики обнаружили еще один скелет, и тут же появилась версия: "Боец раненого нес, потом авиабомбой обоих убило, и они вдвоем свалились сюда".

"А вот фрагмент авиационной бомбы", - говорят поисковики (фото снизу).

На наш вопрос, не опасное ли это занятие, один из них ответил: "Опасное занятие, если неаккуратно и неправильно извлекать. Подрывы бывают, когда лазают без старших, например, среди черных копателей, которые ищут трофеи для последующей продажи".

"У нас на первом месте - это техника безопасности", - говорит волгоградец Виктор Викторович Саблин, отвечая на вопрос о том, не рискуют ли поисковики подорваться на снарядах. Он отметил, что все, кто занимается раскопками легально, проходят соответствующую подготовку.

Виктор Викторович у казахстанского отряда что-то вроде наставника. Поисковыми работами он занимается с детства, первого бойца нашел, когда ему было всего десять лет. "Мы в поселке по балкам бегали, война, можно сказать, раньше везде присутствовала, раньше это все валялось просто, каски, то, прочее. Помню, весной в овраге лежал наш боец, вода под него текла, на нем были ботинки, куски одежды. Когда вода текла, это все колыхалось, и все это мне прямо врезалось в память", - говорит мужчина.

За 35 лет в поисковиках, говорит Виктор, было желание бросить эту деятельность, но весна наступает и он снова едет с единомышленниками на раскопки. "А еще помню, когда нашел свою первую записку в 12 лет. Это был медальон, в котором были данные: Семенов Архип Петрович 1912 года рождения. Мы его долго искали, потом нашли и захоронили", - рассказывает он.

А еще советы Виктора Саблина позволяют отряду из Казахстана определить примерный возраст найденных бойцов.

Например, используя метод Саблина, по костям скелета наши поисковики установили, что одному из бойцов было около 35-40 лет, а другому - под 50. 

Но вся эта информация не так ценна, главная задача все же - найти медальоны.

Пока шли поиски медальонов, учитель географии из Павлодара Виталий Кожакар высказал мнение, что  во время войны у некоторых солдат было поверье не брать с собой медальон (либо не вкладывать записку с данными внутрь медальона), а то непременно погибнешь.

В составе отряда Дмитрий третий год. И эти два поднятых бойца, говорит он, его самая большая находка.

Поисковики продолжали аккуратно снимать землю слой за слоем.

"Тщательно проверяйте куски с землей, медальон может быть где угодно", - советовал опытный Саблин.

В земле попадались бинты, патроны и другие мелкие вещи.

Бритва бойца.

Но медальона так и не нашли. Время было уже обеденное, поэтому поиски решили продолжить после перекуса.

В эти минуты на полевой кухне уже вовсю шел процесс приготовления обеда.

Через пару дней отряд казахстанских поисковиков примет участие в торжественном митинге в Волгограде в честь установления памятника погибшим казахстанцам в боях за Сталинград.

Этот монумент общий, а вообще на Мамаевом кургане уже есть, так скажем, персональный памятник воину-казаху. 

Вот мемориальная доска летчику Нуркену Абдирову, который совершил подвиг, направив свой горящий самолет в колонну вражеских танков.

Своими земляками особенно гордится уроженец Джамбула (ныне Тараз) Хамзя Гафуров. Несмотря на преклонный возраст, Хамзе Ибрагимовичу 95 лет, он смог посетить торжественный митинг в честь открытия монумента своим землякам.

Казахстанцы, говорит Хамзя Ибрагимович, в Великой Отечественной войне сражались бесстрашно, как львы. 

Единственное, о чем просит не забывать ветеран, - это тот факт, что за мирную жизнь все последующие поколения обязаны воинам, погибшим в Великую Отечественную. 

"Вот сейчас мы мирно живем, ходим в гости, встречаемся, улыбаемся. За нашу жизнь 30 с лишним миллионов жизней отдали они, и сейчас они лежат в земле. Нужно им большое спасибо сказать, что, несмотря ни на что, они выполняли ту задачу, которая была поставлена, - защита Советского Союза", - заявил 95-летний житель Волгограда.

Примечательный снимок. Поисковики, еще накануне поднявшие останки безвестно погибших советских бойцов, теперь фотографируются с точно таким же бойцом, но все еще живым, дай бог ему здоровья.

А это место тоже находится под Волгоградом. Здесь захоронены останки воинов, которых в разное время нашли коллеги наших поисковиков.

На одной из могил значится: Жаксыбай Мергембаев. Это имя можно найти в сообществах поисковиков в социальных сетях. По некоторым данным, волгоградским поисковым отрядом "Красноармеец" среди останков был найден именной портсигар, судя во сему, подаренный Жаксыбаю Мергембаеву в октябре 1934 года.

Волгоградские поисковики предполагают, что этот человек был по национальности казах и погиб он в январе 1943-го.

Вообще, как говорят павлодарские поисковики, идентификация найденных останков - это очень сложная задача. Даже если есть данные из медальона, бывают случаи, когда находят однофамильцев.

Прямо напротив военно-мемориального кладбища советских солдат расположено такое же кладбище солдат, воевавших за фашистскую Германию. И примечательно то, что немецкие захоронения находятся прямо на той земле, где когда-то фашистские войска сожгли две местные деревни.

"Помню, как были с другими детьми в убежище: пыль, грязь. И представляете, мы, дети, по звуку самолета определяли - наши летят или нет", - рассказывает Борис Борисович Кузнецов, который застал войну, когда ему было всего шесть лет.

Свою историю он рассказывает возле одной из главных достопримечательностей Волгограда - мельницы Гергардта, разрушенной в дни Сталинградской битвы и сохранившейся в таком виде до наших дней. Примечательно, что дед Бориса Борисовича когда-то работал на этой мельнице.

"Официально эвакуации не было, якобы считали, что Сталин сказал, мол, пустые города солдатам не защищать. Эвакуировали только семьи военнослужащих, высоких начальников, партработников и квалифицированных рабочих вместе с оборудованием. Остальные здесь. Мама до последнего работала, так же как тетя и дед. И если кто раньше уходил из города, то преследовался, наказывался", - вспоминает Кузнецов.

С детства он помнит несколько ярких случаев, своего, так скажем, общения с фашистами. Вот один из них: "Пришли немцы, один из них вытряхнул (мешок) и вытащил оттуда детскую игрушку - это был то ли зайчик, то ли что-то еще. Это была моя игрушка. Он ее забрал. Я стою, у меня слезы текут. Потом он взял мои детские перчатки, надевает на свои лапы, перчатки расползаются, а второй хохочет. Я не вытерпел, выскочил, укусил за руку. Он потащил меня к выходу, и тут я увидел блестящие сапоги. Это был офицер, он на них гаркнул, они бросили меня и он их выгнал".

Тем временем под Волгорадом продолжали свои работы казахстанские поисковики.

Кому-то может показаться, что черепа и кости - это уж слишком жуткие подробности.

Возможно, так и есть. Но еще более грустной и печальной выглядит история, которую всем приезжим пересказывают местные краеведы. Это знаменитое письмо бойца своей дочери.

"Моя черноглазая Мила! Посылаю тебе василек. Представь себе: идет бой, рвутся вражеские снаряды, кругом воронки, и здесь же растет цветок. И вдруг еще один взрыв, василек сорван. Я поднял его и положил в карман гимнастерки. Цветок рос, тянулся к солнцу, но его сорвало взрывной волной… Мила! Папа Дима будет биться с фашистами до последней капли крови, до последнего вздоха, чтобы фашисты не поступили с тобой так, как с этим цветком. Что тебе непонятно, мама объяснит", - написал военнослужащий Петраков своей дочери Людмиле.

Под Волгоградом и сейчас можно заметить весенние цветы.

Глядя на них, письмо девочке Миле, читается как-то по особенному. Как будто все это было здесь.

Когда уже готовился этот репортаж, от поисковиков пришла новость - они нашли останки еще двоих бойцов. Кто знает, быть может один из них тоже с фронта писал письмо своим детям.

Текст: Ренат Ташкинбаев, фото Турар Казангапов©

Репортаж подготовлен при поддержке международного патриотического проекта "Дорогой славы".