1. Главная
  2. Посмотри

Сайгаки 2.0: что происходит с ними сегодня в степи

Гибель 134 тысяч сайгаков в 2015 году объединила государственные природоохранные структуры с экологическими организациями. Вот уже два года они проводят совместные рейды во время окота сайги и исследуют состояние животных. В одном из их совместных мероприятий побывали журналисты ЛИВЕНЬ. Living Asia. Вместе с Ассоциацией сохранения биоразнообразия Казахстана и РГКП "Охотзоопром" они побывали на местах окота уральской популяции.

В Википедии на странице, посвященной массовому падежу сайгаков в 2015, его описывают, как "самое катастрофичное уменьшение поголовья" этого вида в Казахстане. С мая по июнь на территории трех областей – Акмолинской, Актюбинской, Костанайской – погибли 134 тысячи особей. Как потом подсчитывали эксперты, мировая популяция сайги, итак с 2002 года считавшаяся Международным союзом охраны природы (МСОП) видом, "находящимся в критическом состоянии", за один месяц уменьшилась на треть. Это подтвердили экологи, побывавшие на месте падежа. Они рассказывали журналистам, насколько сильно степь была усеяна трупами сайгаков.

Версий гибели животных выдвигалось несколько: от браконьерства в промышленных масштабах до странной инфекционной болезни. В народе была популярна версия, связанная с токсичным топливом гептилом, используемым при запуске российских ракет с Байконура. Этому способствовало то, что две из трех областей, на территории которых случился падеж – Актюбинская и Костанайская – находятся по соседству с Кызылординской областью, где расположен космодром. Версия не нашла подтверждения ни у казахстанских, ни у иностранных экспертов, исследовавших причины гибели животных.

Браконьерство, как причину, также отбросили почти сразу: на тушах не было ран или травм, говоривших о насильственной смерти. Еще одна из версий: сильное истощение, в котором находились сайгаки, после засушливого 2014 года, тоже оказалась несостоятельной. В итоге ученые назвали причиной падежа – пастереллёз. Эта версия и является на данный момент основной.

Встретить сайгаков в степи – дело непростое. Это очень быстрые животные, которые могут разгоняться до 80 км/ч – сравнимо со скоростью поезда, попробуй догони. Есть только один период, когда можно изучить их насколько возможно вблизи, обследовать состояние детенышей, потому что те не станут убегать – это окот.

Но сначала надо добраться до места их обитания, а это тот еще квест. Сначала надо попасть в Уральск, оттуда 6 часов по бездорожью выдержит только крепкая машина. В степи придется провести несколько дней, поэтому, прибыв на место, участники экспедиции разбивают палаточный городок. Удобства минимальные, но и это на пользу животным: любое человеческое вмешательство должно быть неощутимо.

Главный координатор экспедиции Альберт Салемгареев, сотрудник Ассоциации сохранения биоразнообразия. Он подготавливает инструменты к работе с новорожденными сайгачатами. Идти надо налегке. С большим грузом много мест не обойдешь. Поэтому в рюкзак вмещается самое необходимое: gps-навигатор, инструмент для прокалывания ушей, ушные бирки, спирт для обеззараживания места прокола, весы, сантиметровая лента, скальпель, пинцет и блокнот с ручкой.

В Казахстане обитают три популяции сайгаков: бетпакдалинская, волго-уральская и устюртсткая. Для каждой популяции положен свой цвет ушных бирок – это позволяет отслеживать их передвижение. В этой экспедиции цеплять будут зеленые бирки -  цвет, закрепленный за волго-уральскими сайгаками. У каждой бирки, кстати, индивидуальный номер.

Для того, чтобы попасть на места окота маршрут прокладываем с помощью gps-навигатора. Участники экспедиции не должны отставать от главного координатора – это кажется, что степь степью, все как на ладони, на самом деле потеряться в ней легко.

В команде экспедиции собрались люди разных профессий: биологи, студенты-экологи, иностранные специалисты и журналисты.

Магистрант Бристольского Университета Сэмуэл Ходкинсон приехал в Уральск из Великобритании. Он исследует возбудителей пастереллёза, того самого, который по официальной версии, вызвал массовый падеж сайгаков в 2015 году.

"Я услышал об этой проблеме в прошлом году. Когда мой учитель Эрик Морган, который работает здесь, рассказал нам о трагедии и о том, что думают люди о сайгачем море. С тех пор я начал больше изучать про это в Интернете, смотрел Planet Earth. И чем больше я изучал, тем больше понимал, что с этим надо что-то делать. Их надо спасать", - Сэмуэл Ходкинсон.

Во время каждого похода, Сэм по "горячим следам" собирает свежие экскременты сайгаков. Они нужны для анализов, результаты которых могут дать ответ на вопрос о точных возбудителях инфекционной болезни.

Сайгаки одним цветом со степью – желтовато-рыжие. Когда они бегут по степи, то сливаются с ней. Определить, что они рядом, можно только по пыли, которая поднимается от их стремительных передвижений. Наблюдать за взрослыми здоровыми животными можно лишь издалека.

У сайгаков не очень хорошее зрение, но они на расстоянии даже нескольких километров чувствуют присутствие "чужих".  Такая чуткость у животных развилась благодаря острому слуху и обонянию.

Первая встреча с сайгачонком оказалась трагичной. Этот детеныш погиб после нескольких часов после своего рождения. Почему – непонятно.

Любая такая смерть – тревога для сотрудников Ассоциации сохранения биоразнообразия. Никто не хочет повторения массового мора сайгаков.

Все данные о смерти детеныша  записывают в блокнот. Они понадобятся для исследования.

Сайгаки погибают и от природных факторов. Самка, запечатленная на фотографии, умерла так и не сумев разродиться. В ее животе Сэм и Альберт нашли двух мертвых детенышей. Они разрезают ей брюхо, чтобы взять поджелудочный сок для анализов.

А этот скелет говорит о том, что гибнут сайгаки и от рук браконьеров. Возле останков Альберт нашел гильзу. Браконьеры обычно оставляют тушу убитого животного, отпиливая лишь рога. Чтобы понять масштабы, нужно знать, что до массового падежа 2015 года, главной причиной гибели этих животных считалось именно браконьерство.

Так как главная цель добычи – рога, то больше убивают самцов. Незаконных охотников привлекают деньги, которые можно получить за свежеспиленные рога на "черном рынке". Череп животного со спиленными рогами лишнее тому доказательство. 

Почему на рога сайгаков есть спрос? По мнению сотрудников "Охотзоопрома" спрос идет из Китая: рога используют в китайской медицине.

Кстати, история "популярности" сайгачьих рогов началась с благих намерений. Всемирный фонд дикой природы (WWF) спасал от уничтожения носорогов, которых убивали из-за рогов, использовавшихся в производстве жаропонижающих средств. Чтобы восстановить популяцию вида, оказавшегося на грани исчезновения, они решили заменить его другим – более многочисленным. В начале 90-х, WWF заказали ученым одного из гонконгских университетов, исследование целебности сайгачьих рогов. Когда это было подтверждено, в Гонконге началась кампания по использованию рогов сайгаков.

Пройдя 18 километров, участники экспедиции наткнулись на первого живого сайгачонка, мирно лежащего в траве. Чтобы не пугать малыша, необходимо закрыть ему глаза.

Во время учета сотрудники собирают информацию о половой принадлежности, весе и росте каждого детеныша. После всех проверок, сайгачонку прокалывают уши с помощью специального пистолета, который сводит неприятные ощущения к минимуму.

Многие детеныши так и остаются в траве, дожидаясь матери и стада. Ослабленный организм новорожденного сайгака нуждается в отдыхе и молоке. Окотившиеся самки сразу после рождения детеныша, оставляют их и уходят на небольшие расстояния. Им нужно время, чтобы восстановить силы и найти пищу и воду для себя.

Некоторые новорожденные сайгаки могут очень быстро бегать уже спустя несколько часов после рождения.

Несколько раз за день мамы возвращаются к детенышам, чтобы покормить их. Через 2-3 дня, малыши прибиваются к взрослым и наравне с ними начинают питаться травой. Говорят, что сайгачата растут быстро, через несколько месяцев их уже будет не отличить от взрослых особей.

Что же ждет сайгаков завтра? По версии профессора Королевского ветеринарного колледжа Великобритании, Ричарда Кока, сайгачий мор может повториться, если не остановить процесс потепления и изменения климата в глобальном масштабе. Ученый уверен, что бактерия быстро распространилась и убила сайгаков в 2015 году из-за высокой влажности земли и воздуха. В такой благоприятной среде вирусы и бактерии размножаются с завидной скоростью.

Казахстанские природоохранные структуры надеются на лучшее, ведь сайгакам свойственно быстрое размножение, которое должно привести к естественному восстановлению. Уже в этом году общая численность по сравнению с 2016 годом увеличилась на 41%.

ЛИВЕНЬ. Living Asia - Айдана Токтаркызы. Фото Рауль Упоров.