1. Главная
  2. Посмотри

Трава и солнце. Как живет город Шу

  • 33

"Чтобы вам было понятней, весь город Шу по размерам как один район Астаны, то есть это все равно что, например, "Чугунка", - говорит нам первый человек, которого мы встретили сразу, как только приехали в этот небольшой городок в Жамбылской области. Наш собеседник, как оказалось, и сам раньше жил какое-то время в столице Казахстана, но теперь обосновался в Шу. Впрочем, уже под вечер, обойдя и объехав весь город и прилегающий к нему поселок (которому город, кстати, подчиняется), мы убедились, что, во-первых, Шу не такой уж и маленький, во-вторых, кроме первых двух букв (если, конечно, произносить по-старому - Чу), со столичной Чугункой он имеет не так много общего; а в-третьих, это такой населенный пункт, попав в который, житель северных регионов нашей страны и всех тех, в которых в начале января обычно лежит снег и стоят морозы, будет удивляться на каждом шагу. Из Жамбылской области - репортаж Рената Ташкинбаева и Турара Казангапова.

Центральная новогодняя елка в городе Шу. Снега нет. Плюсовая температура. Светит солнце. Щебечут птицы. Кажется, что пришла весна или как будто здесь все еще осень.

Местами в городе можно заметить даже зеленую траву.

Наряженные елки, зелень на земле и полное отсутствие снега - зрелище для неместных очень удивительное.

"Раньше мы, как правило, ходили до декабря без платка, как весной была погода. Сейчас по-разному. Например, в прошлом году снег был на Новый год, а в этом году нет снега", - рассказывает нам жительница Шу средних лет.

"Январь месяц - обувь вся в пыли", - говорит присказкой еще одна женщина. Мы тут же опускаем взгляд на свою обувь и соглашаемся с ней. Пыль повсюду.

Другой житель снова возвращает наше внимание к центральной елке.

"Но ведь можно было ставить елку на нашем стадионе и там же организовать массовые катания на коньках. Зачем нужно всегда центральную улицу перекрывать? Это же столько неудобств", - говорит мужчина.

Местные вообще достаточно общительные. Нередко они могут сами подойти и завязать разговор.

Так получилось, что Айгерим и Гульзинат, воспитывают детей в одиночку. Но, как оказалось, это не единственное, что есть общего между ними. Обе работали на одном и том же предприятии (одна и сейчас там числится, вышла на больничный, но говорит, что тоже будет увольняться), но, во-первых, зарплата там маленькая, во-вторых, говорят, они ее фактически не видят.

"21 тысячу получаю. И в этом месяце у меня получилось, что из них 11 тысяч я должна отдать работодателю (за невыполнение плана). Итого, только 10 тысяч я получила за январь. А наши до сих пор работают там. А если не хочешь, так говорят: увольняйся. Как на 21 тысячу можно прожить, у меня ведь двое детей?!" - недоумевает одна из женщин. К слову, работали они в системе общественного транспорта.

Здесь же, возле елки, своим мнением о ситуации в городе делится с нами еще одна местная жительница.

"Вообще, жизнь здесь ничего так вроде, только работы нет, а так ничего", - говорит эта женщина.

"У нас часть людей сократили на заводе. Теперь, вот, многие из них таксуют, включая меня", - признается мужчина на местном рынке, который не так давно работал слесарем на предприятии.

На рынке все буквально уставлено автомобилями.

Помимо такси по вызову, которое стоит порядка 400 тенге по городу и 700 тенге в соседний Толе би, очень популярно ловить попутку - 100 тенге по городу и 150 тенге в Толе би. Есть и автобусы, проезд в них стоит 60 тенге.

А еще в Шу очень популярны велосипеды.

Причем активно используют их, кажется, люди всех возрастов.

Как говорят сами жители, их город примечателен тем, что здесь очень много ресторанов и гостиниц. Насчет второго мы полностью согласны. Факт наличия такого большого количества отелей в таком небольшом городе кажется действительно примечательным.

Центральная часть Шу мало чем отличается от других небольших городов Казахстана.

И, так же как и в любом населенном пункте нашей страны, в Шу есть много примеров советского наследия.

"Сейчас этот кинотеатр не работает. Но у него есть хозяин", - говорит местный житель Виктор.

Мужчина пасет индюков в частном секторе, который находится за кинотеатром.

"А так бы, конечно, пусть бы работал или кино крутили здесь, или под аквапарк отдать на радость детишкам и молодежи", - говорит мужчина.

"Сам я немец по национальности. Родился здесь, в Шу, чуйский. Кем только не работал. Теперь, вот, чабан. Меня все устраивает", - рассказывает Виктор.

 

"А я ведь еще и за павлинами смотрю, - спохватился мужчина. - Там они, в хозяйском доме". С разрешения хозяина дома мы проходим во двор, чтобы осмотреть всех птиц.

На встречу чабану, виляя хвостами, выбегают собака и двое щенят.

Виктор любит животных, а они его.

"Гляньте, какая красота. Ну разве могли такие создания сами появиться? Господь Бог постарался. Вон там самец, а там самочка. Смотрите, как выхаживает он, надо же покрасоваться перед дамой", - говорит Виктор, и в этот момент он своими голосом и манерой разговора напоминает большого любителя животных Николая Дроздова.

 

Сам Виктор женат. Есть дети. Сыновья, говорит он, учатся в соседнем Кыргызстане.

На жизнь мужчина не жалуется. "Зарплаты-то? Да, конечно, хватает. Хотя, человек - такое существо, ему всегда чего-то не хватает. А так у меня не жизнь, а сказка, особенно когда работаешь с животными", - рассуждает он.

Хозяйский дом, в котором Виктор смотрит за птицами.

Ближе к обеду в Шу становится совсем солнечно и тепло. Так что наряженные елки, которые можно встретить повсеместно, выглядят еще более непривычно.

Некоторые жители, чтобы придать видимость снега, добавляют в основание елочки вату. 

Но новогоднее, а лучше сказать постновогоднее настроение в эти дни не у всех. Гульбар Маринусова продает самсу на рынке. Штука - 100 тенге. Сама живет в соседнем поселке Толе би.

"Пенсионный возраст еще не подошел. Положение сложное. Живу одна, воспитываю внучку. Зарабатываю здесь 1 500 тенге в день", - еле сдерживая слезы, говорит женщина, поясняя что ежедневно 500 тенге ей приходится тратить на дорогу из Толе би и обратно.

"Да здесь работа-то: железная дорога да базар, - рассуждает местный житель, который, по его словам, знает этот край как свои пять пальцев. - А сам по себе город неплохой, у нас ресторанов, может быть, даже больше, чем в Астане".

Наш собеседник, пользуясь тем, что встретил журналистов, покритиковал тех, кто мыслит стереотипами по отношению к городу Шу. 

"Кто-то когда-то сказал о Чуйской долине, и с тех пор началось. Но в самом городе нет ничего подобного. Некоторые из тех, кто живет здесь, и в глаза не видели никогда ни марихуаны, ни конопли. Этими делами с наркотиками занимается лишь небольшой контингент, понимаете", - поясняет мужчина.

Между тем он признается, что за пределами города находятся целые плантации наркотика. "Вот отсюда начинается Чуйская долина. Только вы приехали не в сезон, наркодельцы уже все давно собрали. Если бы приехали в августе или сентябре, то сделали бы хороший репортаж. Но для этого вам нужно было ехать еще дальше", - говорит наш собеседник.

"А вообще, есть такие места, где произрастает конопля, стебель которой как ствол небольшого дерева", - уверяет мужчина, показывая большим и указательным пальцами примерный размер растения.

"И на какие только ухищрения не идут наркодельцы, чтобы провезти товар. И внутрь арбуза прячут, и в репчатый лук. А был случай, когда одна женщина несла якобы две банки с молоком. Потом сотрудники правоохранительных органов остановили ее, вскрыли банки, оказалось, что изнутри они покрашены белой краской, а наполнены наркотиком", - рассказывает он.

Но при этом этот знающий человек в очередной раз повторяет, что большинство жителей Шу далеки от темы наркотиков и история с Чуйской долиной никаким образом не касается их жизни.

Вот и одна из наших собеседниц призналась: "Только в Чу я чувствую настоящую жизнь. Жила в Астане, отучилась там, устроилась на работу, а потом бросила все и вернулась в родной город. В столице нет времени на жизнь, там есть только работа, а здесь я успеваю и работать, и делать какие-то дела, и заниматься любимым делом, хобби, и вообще наслаждаться каждым днем. А еще здесь тепло", - говорит девушка.

Текст Ренат Ташкинбаев, фото Турар Казангапов©