1. Главная
  2. Посмотри

"У нас элитный район". О чем говорят "дачники" Астаны

"Думаете, от ваших репортажей что-то изменится?" - говорит с сомнением один из жителей дачного поселка вдоль проспекта Кабанбай батыра. И сам отвечает на свой вопрос: "Вряд ли". До новых объектов Астаны - современных жилых комплексов, Назарбаев Университета, новой "Меги" и выставки EXPO отсюда рукой подать. Еще недавно дачи можно было хорошо разглядеть с дороги, но теперь они обнесены забором. Люди, живущие здесь, по-разному относятся к такому решению властей. Кто-то отшучивается, называя свой район "элитным", а кто-то соглашается с тем, что состояние некоторых дач на самом деле уж слишком контрастирует с новой Астаной. Корреспонденты Tengrinews.kz Ренат Ташкинбаев и Турар Казангапов продолжают рассказывать, как живут астанинские "дачники".

Проход в заборе вдоль проспекта Кабанбай батыра напоминает портал, ведущий в параллельную реальность. С одной стороны - современный новый город, с другой - дачный поселок с частными домами, пением птиц, цветами и огородами.

Очутившись по ту сторону забора, на дачах, кажется, что здесь даже климат другой.

Первое, на что обращает внимание городской житель, - роща. Она хоть и небольшая, но этих деревьев вполне достаточно, чтобы почувствовать себя за городом.

Еще не пообщавшись с местными жителями, уже начинаешь им немного завидовать, ведь у них есть такая редкая для столицы возможность - жить не в душной многоэтажке с асфальтированным двором, заставленном автомобилями, а фактически на природе.

 

Это один из местных жителей, Галым. Здесь он уже порядка десяти лет. Долгое время работал водителем грузовика, а в последнее время в связи с состоянием здоровья числится охранником.

 

"Здесь хорошо, не спорю. Даже зимой я с города еду, там везде мороз, а буквально из автобуса только вышел, зашел сюда, и как будто теплей становится", - говорит мужчина.

Вместе с тем он, как и все жители этого поселка, уже четко понимает, что снос неизбежен.

"Сидим чуть ли не на иголках, ничего не посадишь, - отмечает Галым, указывая на место, где когда-то был огород. - Уведомление пришло (о предстоящем сносе - прим. автора), мы не стали ничего сажать. А так каждый год огородом занимались, все свое было".

С международной выставкой EXPO местных жителей связывает не только соседство. Многие "дачники" находят работу на этом объекте. Вот, например, сын Галыма там работает охранником.

В этом доме также есть те, кто устроился работать на EXPO.

"Половина семьи там работает", - говорит Жалын.

Раньше его семья жила в доме напротив, но его пришлось снести, и на арендованной у государства земле Жалын возвел новое жилище.

На улице стоит жара, но в доме Жалына приятная прохлада.

Дети, среди которых есть и соседские мальчишки, увлеченно играют в компьютерные игры.

Среди местных ребят есть те, кто учится в престижных учебных заведениях, таких как, например, Назарбаев интеллектуальная школа.

Пока одни дети сидят за компьютером, другие предпочитают проводить время на улице.

Кто-то играет в футбол.

Кто-то развлекает себя спиннером.

А этот парень катается на велосипеде. Его зовут Алдияр, ему девять лет. В этом поселке живет с рождения. Он показал нам места, где недавно снесли дачи.

Как известно, некоторые из местных жителей не были согласны с размером компенсации за свои участки. В итоге их пришлось выселять в принудительном порядке.

Указывая на забор, люди в шутку называют свой район элитным. "Закрыли наш "элитный" район", - говорит один из наших собеседников, попросивший не называть имени. "Так оно и есть, земли-то эти элитными считаются", - добавил он.

Помимо собственников, в дачном поселке живут и немало арендаторов.

В среднем за жилье они платят 30-40 тысяч тенге в месяц.

Квартиранты работают в разных сферах.

Например, Гульбайра работает в медсестрой в столичном Центре материнства и детства.

В этом доме, примыкающем к стройке, также живут арендаторы. Как рассказали нам люди, этот район они выбрали по двум причинам: во-первых, они неподалеку работают, во-вторых, за съем жилья они платят в разы меньше, чем в городе.

Есть, правда, здесь и свои минусы - отсутствие нормальной дороги и шум от стройки.

Этого парня зовут Танирберген. Сейчас ему шесть лет, и когда он вырастет, он бы хотел стать военным.

По словам местных, не у всех жителей есть свои колодцы, поэтому кому-то приходится носить питьевую воду от соседей.

Несмотря на достаточно скромные условия жизни, объявлений о сдаче квартир в этом районе достаточно. Значит, есть спрос.

"В городе же сейчас 120-130 тысяч стоит снять квартиру однокомнатную, а здесь - 40 тысяч", - приводят нам аргумент местные жители.

"Здесь уже не так много людей живет по сравнению с тем, что раньше было. Некоторые дачи снесли буквально дней десять назад. И как раньше, здесь уже нет бардака, полиция ходит, проверяет, за порядком следят. Здесь одно название - дачи, а так здесь нормально", - говорит нам один из старейших местных жителей, пожелавший остаться неизвестным.

Единственное, что смущает нашего собеседника, - это полуразрушенные дома, используемые порой некоторыми несознательными гражданами как туалет.

Другие дачники указывают нам на еще одну проблему поселка - разбросанный мусор.

"Это же кошмар какой-то: бутылки, банки, все на свете. Оно же гниет в пакете, тем более такая жара в этом году", - говорят наши собеседники.

Внезапно мы заметили клубы черного дыма. Заподозрив пожар, решили подойти поближе. Оказалось, что кто-то таким образом сжигает мусор.

После того как мы увидели стройку, мусор и полуразрушенные дома, этот поселок уже не казался нам таким зеленым и уютным, как на первый взгляд.

Говорят, в этом районе планируется строительство жилого комплекса и детского сада.

Но все же примеры образцовой дачной жизни здесь встретить еще можно.

Это Вера Андреевна Гладких. Год назад мы уже были у нее в гостях, и тогда пенсионерка высказывала нам свою озабоченность предстоящим сносом.

Недавно, говорит она, было собрание, на котором дачникам объявили, что максимум, на что они могут рассчитывать за свои участки, - от пяти до семи миллионов тенге. И Вере Андреевне стало не по себе.

"Вот перестройка была, у меня были на книжке деньги, так у меня их отобрали, не дали их снять, все, я осталась без ничего. Потом было время, когда света не было, газа не было, отопления нет, в валенках спали одетые, закутанные, ничего нет, денег нет. Я ходила в 40 градусов мороза торговала семечками, жвачкой, лишь бы как-то выжить. Теперь опять, трудились-трудились столько лет и опять они нам ничего не хотят дать. Они нам, значит, дадут пять-семь миллионов, а себе возьмут 20 миллионов или 25, потому что тут земля очень дорогая", - говорит пенсионерка.

Она говорит, что уведомление о предстоящем сносе она подписывать не стала. И ей сказали, что этот вопрос отложили до осени. "Клубника, салат, розы - все есть. Обидно, что они нас вот так обманывают, очень обидно", - заключает женщина.

Вера Андреевна вместе со своим мужем Ермилом Николаевичем продолжает с любовью заниматься дачей. Между делом не забывая о главном международном событии, проходящем в Астане. В ближайшее время супруги Гладких хотят посетить с экскурсией выставку EXPO, которая расположена неподалеку.

Текст Ренат Ташкинбаев. Фото Турар Казангапов©

Предыдущий репортаж о дачниках Астаны читайте здесь.