1. Главная
  2. Посмотри

"Волка готовили для боев с алабаями". Как "Айболит" из Есика спасает животных

На окраине Есика в Болекском сельском округе живет свой собственный доктор Айболит. И именно строки знаменитого Чуковского "приходи к нему лечиться
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

Фото: Алихан Сариев Фото: Алихан Сариев

На окраине Есика в Болекском сельском округе живет свой собственный доктор Айболит. И именно строки знаменитого Чуковского "приходи к нему лечиться и корова, и волчица" приходят на ум, когда заезжаешь на территорию его зверинца. Так как здесь действительно поправляют свое здоровье разные животные: начиная от поросят и кур и заканчивая волками и дикобразами. Андрей Степанович в нашей беседе несколько раз подчеркивает: "У меня не зоопарк, это реабилитационный центр для животных, попавших в беду. Как только питомец полностью выздоравливает, мы отпускаем его на свободу. Ведь свобода - самое главное, что может быть у живого существа". В доме, где спасают тысячи жизней, побывали корреспонденты Tengrinews.kz.

Фото: Андрей Шляхов 

В доме Андрея Шляхова всегда рады гостям. Пока супруга Любовь суетится на кухне и разливает чай, Андрей Степанович делится с нами своими мыслями. "Вы знали, что в нашей местности дикобразы жили, и они были обычными животными, как воробьи? Так вот, на сегодняшний день они полностью исчезли, а мы хотим их возродить.

Фото: Андрей Шляхов

Сейчас у нас их шестеро, в прошлом году появился первый малыш. В этом году, дай Бог, еще появятся. Вообще дикобразы тяжело разводятся: если их детеныши рождаются с отклонениями, они их сразу убивают. А наша задача — не только разводить животных, но и научить их самих добывать себе пищу, а еще на воле опасаться человека. Только потом мы сможем спокойно их отпустить в природу и наблюдать со стороны.

Фото: Андрей Шляхов

А еще я бы хотел создать "город голубей". Сейчас в нашей коллекции 78 пород со всего мира. Мы уже создали клуб голубей, который собрал вокруг себя и старшее, и младшее поколения. Для чего все это? Раньше, когда мы были детьми, мы все время были заняты, не знали, кто такие наркоманы, нам было не до этого, ребятишки занимались голубями: свистели, бегали, гоняли по крышам.

Я думаю, что сегодня большинство подростков попадают в беду, потому что не знают, чем себя занять: материальные возможности семьи ограниченны или ребенок ушел полностью в интернет. А здесь живая серьезная работа - ребятня сможет заниматься этой птицей. Она больших расходов не требует, рационное питание у нее несложное. Когда мы этот "город голубей" сделаем, то будем передавать их детям, пусть они у себя дома строят голубятни, но главное - отвлекутся от всего нехорошего на улице".

Фото: Андрей Шляхов

- А с чего все началось?

- Наш реабилитационный центр существует уже 17 лет. Я помню каждое животное, которое к нам привезли, несмотря на то, что их были тысячи. А началось все с шакала. Он попал в капкан, его привезли ночью, подняли всех нас по тревоге.

Я хоть сам и не хирург, но там была такая ситуация, что нужно было срочно что-то делать: кость раздробило, зверь был на грани, у него агония была. Тогда мы быстро поставили два стола, накинули пленку. Помню, жена спросила: "Как ты будешь делать?" А я говорю: "Ну как, потихоньку сделаю". В итоге шакаленку лапу сшил, кожу подтянул, он у нас лет пять прожил, потом отпустили. Мой принцип: помоги и отпусти, и не спрашивай, выгодно тебе это или невыгодно, что я получу взамен. Это наши братья меньшие. Если ты сегодня через животное переступил, то завтра и через человека переступишь.

Фото: Андрей Шляхов

- А как вы отнеслись к затее мужа спасать животных? - спрашиваем мы супругу Андрея Любовь.

- Мы с Андреем похожи и внешне, и внутренне. Все говорят, что мы, как брат с сестрой. Он говорит: "Хорошо?" Я отвечаю: "Хорошо". И все. У нас всю жизнь всегда в доме были животные. Когда мы в первый раз приехали на эту площадку, кроме мусора и камней здесь ничего не было. Я тогда сказала, будем строить, вот видишь, камни есть - это уже фундамент. Единственное, в чем наша разница, муж старше меня, он родился в июне, а я в августе (улыбается).

Мы выходим на улицу, чтобы поближе познакомиться с пациентами центра. А пока идем к вольерам, нам интересно узнать о самом герое: кто он, откуда, чем занимался раньше, как судьба свела его с животными. Андрей Степанович родился в Есике. После школы закончил военно-морское училище подводного плавания во Владивостоке, потом служил на атомной подводной лодке в звании капитан-лейтенанта, затем в органах МВД Талгара, закончил Карагандинскую школу милиции. А когда вышел на пенсию, ему пришла в голову идея помогать животным и вовлекать в это благое дело детей, чтобы они не попадали в сомнительные группировки и всегда были при деле.

За разговором подходим к вольерам, и Андрей Степанович вспоминает трагические случаи, при которых ему привозили питомцев.

"Это павлин Петя, его привезли четыре года назад без хвоста. Компания сидела, выпивали и кому-то взбрело в голову девочек перьями наградить, и они вырвали у него хвост. Привезли в мешке сюда и сказали: "Андрей Степанович, ну выживет - выживет, а сдохнет - скормите кому-нибудь". Вот и все. Бросили. Мы его выходили, долго, конечно, с ним возились. А теперь он расцвел, хвост восстановился, будет здесь жить, так как куда ему теперь.

А вот и волк, он контактный, ты перчатку только сними, если будешь гладить его (обращается к нашему фотографу — прим. авт.), зовут Лютый. Его готовили для боев с алабаями. Помню, ребята позвонили, сообщили, а я им сказал, хватайте и везите. С тех пор он у нас живет.

А если к этой волчице (показывает на соседку Лютого по вольеру — прим. авт.) руку протянете, то можете и без руки остаться. Она уже такую фамильярность не позволит. Когда была волчонком, всех устраивала, а потом стала взрослее, начала птицу домашнюю гасить, в конечном итоге хозяин взял ружье. Но дети расплакались, он позвонил и предложил забрать. А я согласился.

Самую старенькую нашу волчицу зовут Агуша, сейчас ей 15. Мы гуляем с ней на поводке, она ласку очень любит. Агуша из Павлодара, была подстрелена. К нам привезли ее в бессознательном состоянии, бросили и все. Приехал парень на крутой машине. А я говорю: "Раз ты такой крутой, помоги нам с бетоном, мы зальем, какие-то условия создадим животным". Он сказал: "Да, без проблем, все", - а сам уехал и пропал. И это привычное явление. Люди привозят в мешках, оставляют у двери и пропадают. А что там дальше будет, их не волнует".

- А как вы их лечите?

- К нам всегда подключаются ветеринары алматинского зоопарка, мы с ними на связи. Звонишь, просишь, чтобы помогли, когда к нам животное или птица попадают, они приезжают. Еще у нас есть свой очень серьезный врач сельского округа. Сегодня у нас около 300 животных, попавших в беду, из них половина — это птицы.

Когда птица выздоравливает, проводим праздник: берем самовар, накрываем дастархан, поднимаемся в верхнюю часть Есика и отпускаем их в родную стихию. Расставаться с каждым неохота, но пусть лучше эти клетки будут пустыми. 

- А были случаи, когда не удавалось спасти?

- Конечно, всякое бывало.

Помню, попала к нам краснокнижная птица черный гриф. Охотники поставили капкан на медведя и заложили мясо, а как только они ушли, она в капкан и села. Ногу отшибло ей, в таком состоянии и привезли сюда. Я звоню в зоопарк, а они мне: "Птица уже не жилец". Я говорю: "Ну как же, ведь она кушать начала". А ребята говорят: "Нет, это рефлекс". И правда. Она у нас дня два-три побыла и погибла.

Бывает, что птица сама гонится за скворцом и врезается в дерево, она поживет и погибает. Но в основном животные страдают из-за человека: стрельнули, бросили и ушли. А потом сердобольные люди привозят.

А где мы столько еды возьмем? Ведь если это хищная птица, то ей надо мясо. Тыкву, бананы или баклажаны она кушать не будет. Иногда люди помогают, но в основном сами стараемся. С отрядом куриных как-то справляемся, что там нужно — ячмень, горох, пшеница.

А вот с мясоедами потяжелее. У нас волк за раз пять килограммов съедает и глазами хлопает, ему только давай. Ест свежее мясо, ну, бывает, корова не разродится, там теленок, это мясо неиспорченное, мы тушки разрезаем и в холодильник. А если совсем тоска, то едем, берем тушки курей, лапки, что-то такое. Ну и кашей кормим. В природе волк кашу не кушает, а мы варим, еще какую-нибудь похлебку с бульоном поставим, и он кушает нормально. А куда деваться?

Для детей наши истории с животными поучительны. Помню, у меня шли занятия со школьниками, в тот день был туман с дождем и снегом, заходит мужчина, большой такой, с каким-то ящиком, и говорит:

"Вот птицу подобрал, сам работаю на самосвале грузовом, еду на Есикском повороте, темно уже, фары включил, поворачиваю и вижу, что какой-то комок летит навстречу мне и промеж фар в кабину ударился и отлетел. Это степной лунь оказался. Ну я к вам его привез".

Тогда я сказал ребятам: "Вот посмотрите, человек целый день ездит, план свой выполняет, чтобы заработать деньги. Но он увидел, что птица попала в беду, поднял и привез. Это называется геройский поступок".

Фото: Андрей Шляхов 

Раньше со всего Казахстана привозили. А потом в связи с тем, что экологические законы ужесточили, всех подряд брать мы уже не можем, особенно касается это краснокнижных животных. Например, недавно мне звонили, сказали, что привезут орлана-белохвоста, его подобрали где-то на дороге. А я говорю: "Девушка, вы найдите вначале департамент охраны животного мира, инспекторов, пусть они составят документы на эту птицу, а потом привезете к нам".

Был случай, когда беркута к нам привезли в тяжелом состоянии, его собака заметила в Талгаре. Тогда я просил этих людей писать объяснительную записку, при каких обстоятельствах они нашли хищника. С беркутом все обошлось: у него был сильный ушиб в груди, мы его подлечили и выпустили на волю. Но себя в таких ситуациях мы должны обезопасить, иначе к нам будут вопросы: откуда у нас такие птицы. 

Фото: Андрей Шляхов 

Чтобы немного скрыться от холодного есикского ветра, мы заходим в небольшое помещение. Здесь, судя по всему, Андрей Степанович хочет установить террариум.

"Хотим, чтобы рыбы были и змеи, на два класса 60 парт поставить, лекции читать. А что для этого нужно? Спонсор. А это слово тут не звучало. 95 процентов бизнесменов, которые приходят, только на словах что-то обещают. Вообще моя мечта - дом юннатов построить, чтобы там ребята занимались. Но для того чтобы взять разрешение на строительство у архитекторов, нужны два с половиной миллиона тенге. А где мы такие деньги возьмем? У нас за 14 лет ни одного акима здесь не было, они оторваны от мира, как беркуты летают".

Фото: Андрей Шляхов 

- А как вы работаете со школьниками?

- У нас есть на территории свои Аллея славы и Вечный огонь. Мы берем разрешения в акимате и выбираем школу, а школы в очереди стоят, многие хотят поучаствовать. К нам подключается общественное объединение "Кахарман", там афганцы, чернобыльцы, участники локальных войн. Еще я прошу у Каракемирской бригады военный оркестр.

И вот моя гордость: звучит гимн Казахстана, а я на детей смотрю, и никто их не заставляет петь, но они от всей души, приложив руку к груди, поют. И здесь же солдаты, офицеры, общественность, бабушки, дедушки, в такие минуты и зарождается капля патриотизма. 

Фото: Андрей Шляхов 

Потом мы проводим конкурсы и викторины, связанные с животными. Так у нас проходят дни кошек, собак, белого голубя, птицы, тигра. То есть можем несколько раз в год проводить. И обязательно на таких встречах уделяем время истории Великой Отечественной войны. Сейчас, конечно, в связи с вирусом поспокойнее стало, но раньше тысячи детей собирали не только с Есика, но и со всех сторон: Шелека, Талгара, Каскелена, Капшагая. А откуда у нас профессора могут появиться, будущие экологи, зоологи, биологи, орнитологи, если мы правильное направление им не дадим?

Фото: Андрей Шляхов 

Но главное, изучая природу родного края, влюбляясь в нее, ты невольно становишься патриотом, то есть появляется гордость за землю, где ты живешь.

Журналисты пишут, что все у нас так плохо, хоть стреляйся, но это не так. Есть конечно нюансы, но мы должны лучшее что-то искать. И своим воспитанникам я говорю: "Ребята, ищите положительные качества, хоть в своем товарище, хоть где, где бы вы ни находились". Вот это брюзжание и то, что начинаешь кого-то обсуждать, - это впоследствии все поворачивается к тебе. А если ты будешь идти ровно, радоваться тому, что тебя окружает, и все положительное тоже к тебе притягиваться будет. 

"Нужно сделать так, - говорит Андрей Степанович, - чтобы новое поколение не искало новую землю, новую родину, а хотело сделать у себя что-то такое, чтобы мы жили не хуже, чем там, за границей, чтобы оставались здесь, и были простыми, нормальными людьми. Мой сын, его тоже зовут Андрей, он помогает нам, а я ему говорю: "Это божье дело, ты просто делай, старайся и ни на что не обращай внимание".

А напоследок наш герой сыграл нам свои любимые романсы. 

И несмотря на то, что, когда мы уезжали, на улице было не по-весеннему холодно, на душе у нас было тепло. Очень. 

P.S. Больше информации о центре и его обитателях, и о том, как им помочь, вы можете узнать на этой страничке.  

Текст: Анастасия Солнцева. Фото: Алихан Сариев