1. Главная
  2. Посмотри

"Зато мои дети здоровы". В поисках доступного жилья алматинцы селятся на дачах

  • 25

Один из самых недорогих вариантов приобрести собственное жилье для алматинцев и приезжих - купить дачный домик под Алматы. Во многих садоводческих товариществах вокруг мегаполиса в последние годы количество дачников, которых называют "летниками" - то есть приезжающих преимущественно летом, сокращается. И растет число тех, кто проживает здесь постоянно. Этот вариант часто выбирают молодые семьи, располагающие ограниченной суммой денег на покупку недвижимости.

Корреспонденты Tengrinews.kz Ольга Пастухова и Алихан Сариев ранним декабрьским утром посетили один из таких дачных кооперативов. Вашему вниманию - фоторепортаж из садоводческого товарищества "Ардагер-Ветеран" на Первомайских прудах рядом с селом Ащибулак.

Первомайские пруды - это территория Ащибулакского сельского округа Илийского района Алматинской области. С советских времен пруды были популярным местом для пляжного отдыха: здесь купались и загорали как местные жители, так и приезжие городские.

В 2017 году СМИ сообщали, что "в прибрежной зоне Первомайских прудов будет построен аквапарк международного уровня". Обустроить береговую зону обещали за три года, а сумма инвестиций должна была составить 650 миллионов тенге. Посещение береговой зоны обещали сделать бесплатным, лишь за въезд планировали брать 200 тенге. А пока что, по словам местных жителей, свободный доступ на территорию пруда для них закрыт вовсе. Объяснение простое: "Частная собственность". 

Скриншот с сайта Krisha.kz

Дачный кооператив "Ардагер-Ветеран" - это несколько сотен домов и домиков, расположившихся на западном побережье одного из Первомайских прудов, на некоторых картах он отмечен как Приютский пруд. Прямоугольник с 36 поперечными линиями - это как раз и есть садоводческое товарищество с 36 улицами. Их здесь принять называть линиями.

По данным сайта Krisha.kz, на сегодня здесь восемь объявлений о продаже дач. Стоимость - от 4 до 15 миллионов тенге. За 4 миллиона тенге предлагается купить 40-метровый кирпичный дом с участком в 6 соток. Из объявления без фото понятно, что участок огорожен сеткой, а поливная вода - по расписанию. За 15 миллионов тенге на продажу выставлен двухэтажный пятикомнатный дом площадью 90 квадратов, а площадь участка - 8,5 сотки. Отопление проведено, а вот газ - нет, телефон можно подключить при желании. На участке есть "баня, бассейн, хозпостройки, огород, плодоносящий сад". Фото к нему тоже нет.

Всего же на сегодня 377 объявлений о продаже дач под Алматы. 

Местные жители объясняют, как добраться в дачный кооператив: "Следуйте по шоссе Северное кольцо, за поселком Карасу, напротив "КАМАЗ-центра", возле кафе "Рыжий красавчик" будет поворот на север - на улицу Первомайская нефтебаза. Доедете до кольца - направо, вдоль озер и потом налево". Можно, конечно, просто включить навигатор. Но если ни разу не был, то велик риск заблудиться.

Кафе "Рыжий красавчик" - известный ориентир в этих краях. На форуме "Все.кз" один из пользователей в 2004 году описал историю яркого названия следующим образом: "Кабак этот открывал мужик по кличке Рыжий. Когда думал над названием, ребята так ему и сказали: "Рыжий, ты красавчик, кабак свой открыл". Он кабак так и назвал". Название можно встретить как в обращении к акиму города: "ориентировочно улица начинается с кафе "Рыжий красавчик", так и в новости, описывающей ночную погоню полицейских за угонщиками авто: "Автопрогулка закончилась в пять утра возле кафе "Рыжий красавчик".

На часах 06:00. На остановке "Плотина" у поворота на ПКСТ "Ардагер" уже много людей.

Чтобы повернуть в сторону дачного массива, мы пропускаем пока еще небольшой поток машин по узкой двухполосной дороге. Это нерегулируемый перекресток: при большом потоке машин возможности повернуть можно ждать долго. Местные жители отмечают, что здесь регулярно происходят аварии.

По словам местных жителей, пробки могут начинаться прямо у выезда из дачного кооператива. И ведь это не единственный населенный пункт в этом направлении. Далее по трассе находятся поселки Ащибулак, Жапек батыр, Нурбереке, Толе би, Чапаево, Караой...

До въезда в "Ардагер-Ветеран" от границы с Алматы - 7 километров. Согласившаяся встретиться с нами семья живет на одной из первых линий, самых далеких от въезда. Так что, въехав в дачный кооператив на машине, мы еще минут 10 по обледенелой нечищеной дороге следуем два километра.

На часах 6:10 утра. Нас встречает 33-летняя Оксана Щемелева, живущая здесь вместе с мужем и тремя детьми. Первого сына женщина родила в 17 лет, второго - через два года, а девочка появилась на свет через 11 лет после этого. Когда мы назначали встречу, Оксана сказала, что может принять нас только в понедельник - свой единственный выходной. Уже два года после третьего декрета женщина работает на барахолке, продает мужские классические костюмы.  

Мы паркуем редакционный автомобиль во дворе хозяев. Приглашение заехать во двор здесь не столько жест гостеприимства, сколько вынужденная мера: на очень узкой улочке припарковаться можно, только преградив путь другим машинам. Так как все здесь живущие работают в городе, то вероятность, что наша машина, оставленная даже на 10 минут, кому-то помешает, - 100 процентов.

"В кооперативе примерно 1000 домов. Примерно в 80 процентах домов на сегодня люди живут круглогодично. На моей линии осталось всего три дачи", - говорит Оксана.

Семья купила здесь дом в 2016 году, вскоре после рождения младшей дочери. Раньше они жили в городе - на Гоголя-Муратбаева. В унаследованной от родственницы квартире-полуторке площадью 45 "квадратов" жили две семьи: семья Оксаны из пяти человек и семья ее сестры из трех человек. Когда количество конфликтов начало зашкаливать, то было принято решение разъезжаться.

Квартиру продавали почти год. Оксана с горькой улыбкой говорит: "Эта квартира представляла собой все, что не хотят видеть покупатели: угловая, незастекленный балкон, старый ремонт..." В итоге выручили 14 миллионов тенге. Сестры поделили деньги поровну.

"Что можно купить в Алматы и Алматинской области за 7 миллионов тенге? Это были либо хрущевки очень маленькой площади - мы все туда не помещались. Либо дома барачного типа на четырех хозяев где-нибудь на Нижней Пятилетке вплотную к промзоне. Мы выбрали Первомайские пруды за экологию и близость к городу. Плюс обещали, что "Ардагер" присоединят к городу как частный массив и в нескольких километрах от нас пройдет магистраль БАКАД (Большая Алматинская кольцевая автодорога - прим. авт.). То есть в Алматы можно будет въехать не напрямую, а двигаясь по кольцу.

Были ли у меня сомнения, когда мы покупали этот дом? Конечно! Но большая площадь дома, отдельные комнаты для меня с мужем и моих детей, большая кухня, подвальный этаж, который можно использовать как склад, говорили в пользу этого дома. И, конечно же, экология: здесь в сравнении с Алматы невероятно чистый воздух. Да, у нас проблемы с транспортом, водой, уборкой территории... Но зато мои дети здоровы. Плюс здесь очень тихо. Когда мы только переехали, я удивлялась, какая здесь тишина - аж в ушах от нее звенит", - говорит женщина.

Мы специально назначили встречу на раннее утро, чтобы посмотреть, с чего начинается день местных жителей. Однако на 10 минут задержались в пути. Поэтому старшего сына Оксаны, 16-летнего Георгия, уже дома не застали.

"Видимо, разминулись. Вы приехали с одной стороны, а он ходит на автобус через лог - с другой", - говорит его мама.

Георгий Щемелев. Фото из архива семьи

Юноша - спортсмен, он занимается греблей в Школе олимпийского резерва в Алматы. В 8 утра ему надо быть на тренировке. Поэтому сейчас он на 405-м автобусе примерно за час доедет до "Саяхата", а оттуда на метро - до станции "Театр имени Ауэзова". Там до школы, расположенной на Шевченко-Байзакова, останется минут 10-15 пешком. В семье недавно появилась машина. Отец мальчика Вадим работает в городе строителем и старается подвозить сына в город. Но сегодня рабочий день главы семейства начнется позже обычного, поэтому парень добирается сам. Дома он будет примерно к 20:00, обратный путь в лучшем случае займет два часа.

Георгий вместе с младшим братом начал заниматься греблей после переезда сюда. Переезжая в этот район, Оксана знала, что на прудах есть тренировочная база гребцов, поэтому вскоре после переезда записала сыновей в бесплатную секцию. Оба мальчика показывают успехи в этом виде спорта. Старший Георгий в прошлом году прошел отбор в Школу олимпийского резерва. В этом месяце будет отбор для мальчиков 2005 года рождения, и свою удачу попытает его младший брат - Илья.

На уютной кухне нам предлагают чай с молоком и бутерброды.

"В обычный день я встаю в 5:30 утра, сегодня удалось поспать до 6:00. И это просто отлично. Мои старшие дети самостоятельные: сами завтрак делают и завтракают, сами одеваются и идут на учебу. Моя задача утром - мужа завтраком покормить да собрать ему на работу обед", - отмечает женщина.

С нами пьет чай 3-летняя любимица семьи Лера. Девочка ходит в детсад, но по понедельникам мама оставляет ее с собой дома. "Наобнимаемся вволю", - поясняет она.

На часах 6:40 утра. На кухню уже одетым вышел средний сын Оксаны - Илья. Он ученик 8-го класса средней школы № 43, расположенной в селе Ащибулак. Для детей жителей дачного поселка "Ардагер" местный акимат организовал бесплатный автобус в школу.

Лера тоже идет провожать брата. Откуда и зачем у нее ножницы - никто не знает.

Автобус собирает детей у въезда в дачный поселок - на 36-й линии. Школьники со всего кооператива преодолевают оставшиеся от своего дома линии пешком. Оксана вздыхает: "Вот если бы автобус доходил до начала поселка, тогда я бы не переживала за сына, который идет два километра по неосвещенной улице".

Обычно Илья идет в школу не один, а с другом. Однако сегодня тот приболел и остался дома. Уличного освещения здесь нет - свет падает либо от окон домов, либо от включенных фар автомобиля. Мальчик отмечает, что многие машины гоняют здесь без фар - приходится держать ухо востро, чтобы не быть сбитым.

В пути восьмиклассник рассказывает, что у него первый взрослый разряд и этого достаточно для поступления в Школу олимпийского резерва. Помимо хороших физических данных, важно учиться на 4-5. Но у него с этим проблем нет, он отличник.

"Главное - это не столько учить уроки, а харизма. Нужно уметь разговаривать с учителем. Надо быть максимально открытым. И немного приукрашивать", - говорит юноша.

Илья рассказывает, как строится его день: "После школы я приезжаю домой, иду до дома, делаю уборку. А потом иду на тренировку на гребную базу, у нас на прудах, в районе 25-й линии, с 15.00 до 16.30 я там. Это уже вторая тренировка, на первую я не попадаю, потому что она утром, когда я в школе. Возвращаюсь домой, качаю воду, хожу за питьевой водой. Потом отдыхаю: ужинаю,  дожидаюсь родителей с работы".

Уточняем, что значит "качаю воду". В течение 20 минут наполнять баки для технической воды: для стиральной машинки, душа, унитаза. Для получения этой воды семья в 2017 году заплатила 120 тысяч тенге за бурение скважины на глубину 35-37 метров. Однако эту воду нельзя пить, слишком много примесей.

Вариантов получения питьевой воды - два. Первый - пробурить скважину на глубину залегания чистых грунтовых вод - 65-70 метров. Это стоит порядка 700 тысяч тенге. Второй, которым пользуется большинство жителей поселка, - сходить с 25-литровой бочкой на специальной тележке на колонку на первую линию. Летом именно ее подают на огороды как поливную два раза в неделю, но вообще "она хорошая - питьевая".

По пути мы видим такие же одиноко бредущие фигуры детей. Кого-то провожают родители.

Некоторые же местные жители, у кого есть возможность, нанимают для своих детей личных водителей: доставить до школы и обратно. Одна женщин за двоих детей платит соседу-пенсионеру 30 000 тенге в месяц.

Очень скользко. Лучше стоять на одном месте.

Главная проблема дачного массива "Ардагер" - статус ПКСТ: "потребительского кооператива - садоводческого товарищества". Фактически эта территория не принадлежит никому, кроме собственников жилья. То есть областные власти по закону не обязаны здесь ничего облагораживать, ремонтировать, убирать снег или посыпать дорогу реагентами. Жители должны все оплачивать из собственного кармана.

Например, это сказывается на дорогах. Как мы видим, дорога здесь укатывается машинами. Сильной колеи сейчас нет, но местами - ухаб на ухабе. Среди местных жителей считается, что здесь лучше ездить на внедорожниках.

Автобус подъезжает около 07:00. Занятия начинаются в 08:00. Он отойдет от "Ардагера-Ветерана" в 07:30, а к школе доставит за 10-15 минут. Обратно автобус отправляется в 13:30, после седьмого урока. Если опоздал, то предстоит идти пешком.

Спрашиваем у Оксаны, в чем ее секрет воспитания детей, которые и отличники, и спортсмены, и по дому все делают. Она ответила, что секрета нет.

"Я пацанов записала в секцию, как сюда переехали. Дальше они все сами делают. Школу окончат, надеюсь, в Казахскую академию спорта и туризма поступят - все будет хорошо... Я сама училась в городе, ходила в школу неподалеку. На самом деле, глядя на своих сыновей, понимаю, чтобы им "стать кем-то" и "достичь чего-то", нужно через столько пройти, столько преодолеть".

Мы следуем к школе на авто. Машин в сторону города значительно больше.

Средняя школа № 43 открыла свои двери буквально этой осенью. Раньше сыновья Оксаны учились в 19-й школе того же села Ащибулак, однако в классах там было тесно, в школе было организовано три смены. Там даже спортивного зала не было: его место занимал класс. Новую школу построили буквально за два года. Когда Оксане предложили перевести Илью сюда, она согласилась.

"Здесь отличные спортивные площадки: отдельно - для футбола, отдельно - для баскетбола, уличные тренажеры, прорезиненное покрытие. Я подумала, какое раздолье для детей! Но как потом выяснилось, зря: никаких спортивных секций при школе нет. Жаль", - говорит женщина.

Мы стоим в школьном дворе и наблюдаем, как дети приходят в школу и что происходит в классах. Наше присутствие напрягает администрацию школы: в нашу сторону направляется молодая сотрудница. Она спрашивает, кто мы, что мы тут делаем и в каком классе ребенок. Мы отвечаем коротко, что мы журналисты и снимаем фоторепортаж о жизни в этих краях, никаких претензий или вопросов к администрации школы у нас нет. Девушку ответ удовлетворяет, она возвращается в здание.

Хоть школа и совсем новая, в ней был построен уличный туалет. Илья успел нам рассказать, что с начала года туалет работал наравне с тем, который в здании. Мальчик сказал, что "уличный туалет закрыли после какого-то ЧП на юге" (речь об изнасиловании таразской семиклассницы прямо во время занятий, после этого министр образования и науки Асхат Аймагамбетов предложил полностью запретить уличные туалеты в школах страны - прим. авт.).

Проверяем. Двери в туалет действительно заколочены. Но со входа на мужскую половину кто-то пытался содрать доски.

Удивляет, что на территории школьного двора растет веник.

Выдвигаемся обратно.

Мы вновь въехали в "Ардагер ". Уже светло, и можно лучше разглядеть дачный кооператив.

Когда фотограф сделает этот кадр, внимание к магазину не понравится его хозяйке. Женщина начнет кричать, возмущаться. Наш сотрудник быстро сядет в машину, и мы тронемся с места - от конфликта подальше. А позже - в начале поселка - к нам подойдет местная жительница: "Кто вы? Почему снимаете?" По ее словам, задать нам эти вопросы попросила хозяйка "Встречи".

Символичное название магазина, не правда ли?

Какие подозрительные (или внимательные?) в этих краях люди! Интересно, а безопасный ли это район? Оксана говорит, что нет: "Дачи здесь обносят регулярно. Полиция приезжает и уезжает... За последний месяц на одной линии со мной вскрыли два дома".

Понедельник - день вывоза мусора. Так как Оксана сегодня отдыхает, она выставит накопленные за неделю мешки к полудню, когда приедут мусорщики. Однако те, кто уходит на работу ранним утром, сделали это несколько часов назад. А "летники", приезжавшие в выходные, выставили их еще накануне вечером. В город мусор никто не увозит, нет такой практики.

Как итог - бродячие собаки растаскивают мешки.

Пакеты в итоге вывезут. А раскиданный мусор так и останется лежать на земле.

"Я никогда особенно не была активисткой. Но когда мы приехали сюда, посмотрела на этот бардак, и мне стало обидно: на последние деньги я купила жилье, но у меня нет света, вокруг валяется мусор, бродячие собаки бегают и вообще полное ощущение бардака. Я писала обращения в разные органы, но эффекта ноль. Одни отписки", - говорит женщина.

"Когда мы только переехали, мне казалось, что я все могу: буду туда писать, сюда жаловаться - обязательно на заявление отреагируют. А соседи говорили мне: "Оксана, каждый новый человек, который переезжает сюда, пытается что-то сделать. Но ни у кого ничего не получается..." Но я не отчаиваюсь, хотя, конечно, запал поутих. Тогда была в декрете - с дочкой на коляске по всему "Ардагеру" ходила, вызывала службу отлова собак... А сейчас я работаю... Но все равно надеюсь на то, что у нас что-то изменится", - дополняет она.

Оксана упоминает, что в дачном кооперативе есть детская площадка. Мы заинтересованы и просим показать ее. Она появилась несколько лет назад на пустом участке бывшей конторы ПКСТ на 15-й линии усилиями местных жителей. В "Ардагер" переезжают преимущественно молодые семьи, среди них есть и многодетные. Поэтому вопрос детского досуга стоял остро.

Оборудование для детской площадки собирали со всего Алматы. Повезло, что в городе несколько лет назад как раз начали строить новые детские площадки. Старые качели, горки, турники никому не были нужны, и их готовы были отдать тому, кто заберет. Можно сказать, что детская площадка "Ардагера" собрана по крупицам со всего Алматы.

А вот и самое здание бывшей конторы ПКСТ. Здесь раньше принимали плату за свет. А с тех пор, как вопрос со светом кардинально решился, домик стал бесхозным и быстро пришел в то состояние, которое видно на этих снимках.

История со светом требует отдельного упоминания. Ранее для поставщика электроэнергии не существовало отдельных домов, а был только один клиент - ПКСТ "Ардагер". У жителей не было индивидуальных приборов учета электричества, "многие предпочитали свет подворовывать".

Когда у кооператива возникли большие задолженности по электричеству, то АЖК (компания по передаче и распространению электроэнергии АО "Алатау Жарық Компаниясы" - прим. авт.) отключала свет не одному дому, а разом всему дачному массиву. Однако мера была малоэффективной: долги почти на погашались, люди могли сидеть без света по нескольку недель. К 2014-2015 году многие жители обзавелись автономными генераторами электроэнергии.

А те, у кого не было возможности купить генератор и регулярно покупать к нему солярку, начали привлекать внимание властей. Обращения в акимат помогали не очень: людям напоминали про статус ПКСТ и необходимость самим решать свои проблемы. А вот обращения к журналистам (сюжеты про "Ардагер" в разные годы снимали телеканалы "Алматы" и КТК) временно помогали. Так, в марте 2017 года после очередной порции новостей в алматинских СМИ после нескольких недель без света электричество вдруг дали.

Вопрос со светом в итоге решился после длительных переговоров с представителями АЖК. По рекомендации компании ардагеровцы создали группу активистов - с каждой линии выбрали "старшего", человека, который представлял интересы соседей. "Старшие" собрали деньги на установку новых крепких столбов вместо трухлявых старых. Затраты на одну линию - 1,2 миллиона тенге, каждый дом сдал по 55 000 тенге. И компания за свой счет повесила на новые опоры новые СИПы (самонесущие изолированные провода). Таким образом, теперь каждый дом имеет собственный счетчик электроэнергии и лицевой счет, по которому "свет оплачивается по квитанциям, как в городе".

У семьи Щемелевых света в месяц набегает на 4000 тенге. Еще 12 000-15 000 тенге зимой они платят за газ и 1000 тенге за вывоз мусора. К слову, когда семья покупала дом, то к газу он подключен не был: врезка в газовую магистраль обошлась в 400 тысяч тенге, для Оксаны и ее мужа немалые деньги.

Как и много где сейчас, у местных жителей есть соседский вотсап-чат. Однако не так давно Оксана оттуда вышла: "В чате люди бесконечно обсуждают что-то, а делать ничего не делают. Не вижу смысла".

Сегодня Оксане не надо везти дочку в детсад. Но она показывает нам дорогу, по которой она каждое утро ведет дочь к остановке "Дача", чтобы отвезти ее в детсад.

Далее путь пролегает через лог. Этой тропой пользуются многие местные жители.

Честно говоря, даже в светлое время суток находиться здесь жутковато.

Лера идет медленно. Сначала в пути она хочет рассмотреть все интересное. Потом устает и просится на ручки. И так каждый день.

Отведя дочь в детсад, Оксана едет на работу - до барахолки добирается на такси. Место в салоне машины туда стоит 200 тенге, а обратно - 300 тенге. Почему обратно дороже - она не знает.

Когда дождь или снег - такси поймать вовсе невозможно. Тогда Оксана добирается на перекладных, в это время договариваясь с кем-нибудь из соседей, чтобы из садика забрали ее дочку. Если никто не соглашается, то можно попросить воспитателя отвести в группу продленки: после 18:00 пребывание ребенка там стоит 200 тенге в час. Оксана считает эти расценки очень демократичными. Садик их семье обходится в 16 000 тенге в месяц, часть сумм компенсирует государство.

Эти черные пятна на снегу - не грязь, а печная зола. В домах дачного кооператива, помимо газового отопления, есть и печное. И некоторые старики выполняют общественно полезную работу: загрузив на санки ведро с золой, они идут в лог посыпать тропинку. Чтобы было не скользко им и другим людям.

Мы прощаемся с Оксаной. Она говорит, что сегодня у нее будет день ничегонеделания. Они с дочкой приготовят ужин своим мужчинам, немного уберутся по дому, поспят и посмотрят мультики.

Уезжая, мы свернули не в ту сторону и немного поблуждали. Вот такие здесь промышленные пейзажи.

А в объявлениях обсуждается подача воды.

Еще в "Ардагере" ходят разговоры, что вскоре планируют расширить существующую узкую дорогу с западной стороны дачного массива. Вроде бы даже владельцы дач с той стороны уже получили уведомления о сносе, только пока не ясны суммы компенсации: местные боятся, что не будут давать "за дом", учитывая только стоимость участков. Но все же они очень хотят, чтобы там появилась широкая улица - ведь тогда путь в город станет короче на 3 километра. А также появится больше вариантов автобусов, чтобы удобнее добираться в город.

Нас недобро провожает стая бродячих собак под предводительством грозного кота.

На прощание сквозь забор делаем снимок пруда.

Всем надо в город.

Ольга Пастухова

Фото Алихана Сариева