Остаться в живых. Как казахстанку отправили в Афганистан

08 марта, 15:04
8
Фото предоставлено пресс-службой ГКБ №4
Фото предоставлено пресс-службой ГКБ №4

Гульжанар Жумахан сейчас 57 лет. 30 с лишним лет назад молоденькую девушку отправили в охваченный войной Афганистан. Тогда ей было всего 23. У нее не спрашивали, хочет она этого или нет. В те годы это считалось долгом. Несмотря на трудности в жизни, женщина осталась верной своей профессии медсестры, передает портал Inalmaty.kz.


Медсестра Гульжанар Жумахан. Фото пресс-службы ГКБ № 4

"Наша семья была многодетной. По советским меркам это, наверное, нормально, в семье было десять детей, среди них я была самая слабенькая. Отец мне с детства говорил: "Иди, дочка, в медицину и будешь всегда здоровенькая, хоть сможешь вылечить сама себя". Слова отца я восприняла как напутствие и в 1979 году поступила в медицинский колледж Талды-Коргана.

После окончания вернулась в родные края. Времена были не из лучших, работы постоянной не было, везде сокращения, и я, как молодой специалист, попала под сокращение. Каждый день я старалась учиться всему, была старательной. Но разве в тот момент я знала, что преподнесет судьба?

Как я попала в Афганистан

В 1982 году я устроилась на работу в городскую больницу Талды-Коргана, в отделение неврологии, позже начала подрабатывать в отделении хирургии. Я и еще две медсестры прошли стажировку в отделении реанимации. Дополнительные смены, стажировка, курсы - и мы получили одобрение на перевод в отделение интенсивной терапии. 

В декабре 1985 года заведующая отделением сообщила, что мне срочно нужно быть в военкомате. Я не понимала причину и попросила: "Можно я смену приму, людей надо отпустить, а завтра с утра после смены пойду в военкомат?" "Ничего, девочки подождут, сбегай, пожалуйста", - прозвучало в ответ.

В военкомате мне сказали: "6 января вы должны быть в пересылочном пункте в Ташкенте. Далее направляетесь на работу в Афганистан, в госпиталь".

Военком тщательно объяснил о моем долге и необходимости служить медицинским работником в Афганистане. Я расплакалась. Как я могу бросить моих родителей? Больше всего я переживала за них, ведь моего младшего брата тоже забрали в Афганистан. Родители каждый день молились за сына и теперь отправляли еще и меня.

На сборы дали три дня, отец сильно заболел в эти дни, практически со мной не разговаривал, попрощаться он не смог. Отвернувшись, смотрел в противоположную сторону. Я его понимаю, ведь он думал, что теряет уже двоих детей, не было никакой гарантии, что мы вернемся живыми, это была война. Из автобуса я кричала ему: "Папа, папа!", но он не обернулся.

В Афганистане

Бомбили страшно. Те страшные дни, которые я перенесла, не передать словами. Когда афганскую границу перелетели, сразу выключили освещение, кислород в самолете. У всех началось носовое кровотечение, давление, люди падали на пол - теряли сознание. Еле сели тогда, потому что страшно обстреливали самолеты. Я боялась.

Это был январь 1986 года. Позже я узнала, что мы летели в составе советского военного контингента в Афганистан. Тот борт доставил в горячую точку медиков из Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Грузии, Белоруссии, Украины и России. Самолету удалось приземлиться в провинции Шиндат между городами Герат и Кабул. Это было знаком свыше – остаться в живых. 

Местные жители не давали себя лечить

Они нам не поддавались, только если их медики приходили и говорили, что они не в силах вылечить и ребенок умирает. Они не давали лечить себя даже своим врачам. Мы силком отбирали, привозили к себе, вылечивали, и даже тогда местные были недовольны – ведь какую-то роль мы сыграли в их жизни.

У нас вначале был маленький госпиталь, и мы принимали тяжело раненых. Несли мы раненых сами - на одеялах, на носилках. Большинство умирали от кровопотери, не успевали их к нам вовремя доставить, обстреливали машины, не давали довезти. Иногда противники перерезали нам воду, электричество. Бывало, нам травили воду в водосборниках, поэтому много было случаев тифа, желтухи, малярии.


Гульжанар Жумахан с афганскими детьми. Фото пресс-службы ГКБ № 4

Я дважды получала отпуск и приезжала к родителям в Казахстан. Доставляла весточку о своих сослуживцах их родным, это было святой традицией афганцев – навестить семью товарища.


Фото предоставлено пресс-службой ГКБ № 4 Алматы

Благодаря молитвам родителей, наверное, братишка демобилизовался и вернулся раньше меня в 1988 году. Я на родину вернулась 13 января 1989 года.

Вот уже более 12 лет женщина работает медсестрой-анестезистом городской клинической больницы № 4 в Алматы.

"Мы гордимся, что у нас такая замечательная медсестра. Она в реанимации чувствует каждого пациента, ориентируется не хуже врача, даже иногда лучше. Гульжанар любят все молодые врачи и медсестры. Она самая опытная, и это самое главное. Администрация клиники неоднократно предлагала ей должности повыше, но она не соглашается, любит свою профессию", - рассказала заместитель главного врача городской клинической больницы № 4 Айман Байзолданова.

Мечта Гульжанар - найти своих сослуживцев из России, Украины и Беларуси, которые помогли ей выжить в самые тяжелые дни. Связь с ними была потеряна после развала Советского Союза.

Получить короткую ссылку


  • Подписаться на канал новостей TengriNews:

  • Google News
  • Yandex News
  • Yandex Zen

Нравится Поделиться
Показать комментарии (8)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц