1. Главная
  2. Узнай
  3. Новости

Как казахская газета помогла найти пропавшего солдата ВОВ

  • 8

Останки воина-казахстанца, погибшего в мае 1942 года при обороне Керчи от фашистских захватчиков, нашли и идентифицировали крымские поисковики, передает корреспондент Tengrinews.kz.

Семьдесят пять лет ничего не знала о своем без вести пропавшем родном человеке большая семья Воронько из поселка Тонкерис Алматинской области. Сорокалетний Андрей Федорович Воронько служил командиром подразделения на железнодорожной станции Алма-Ата-1 в военизированной пожарной охране и был призван на фронт в марте 1942 года.

На фронт его провожала супруга Мелания, трехлетнего сынишку Павла он нес на плечах до самого вокзала, а дома оставалась пятилетняя дочка Лида. Девятнадцатилетний первенец Андрея Федоровича - Николай Воронько уже три года нес службу в рядах Красной Армии.

На тот момент никто не знал, что жить и служить главе семейства придется всего два месяца. В начале мая 1942 года в жестоких боях на подступах к Керчи Андрей Воронько погибнет и останется лежать в крошечном стрелковом окопчике рядом с солдатом–однополчанином. Здесь его тело пролежит 75 лет...

Член поискового отряда "Крым-Поиск" Сергей Жаботинский нашел этот окопчик с помощью миноискателя. Он говорит, что случаи, когда идентификация бойца проходит быстро, случаются очень редко. 

"Тогда мы говорим, что воин очень хотел домой. Так было и с Воронько. 24 июня 2019 года в 14 часов 24 минуты сработал сигнал металлоискателя. Мы начали копать. Первое, что нам попалось при раскопе, - солдатский ботинок. Далее пошла кость. От кости мы начали расширять яму, чтобы выяснить, фрагментирован ли боец. Но далее выяснилось, что в этой ячейке лежат два воина. Один найденный боец был очень молод – не старше двадцати лет", - вспоминает он. 

Сергей Жаботинский рассказывает, что руки найденных солдат были переплетены так, что было неясно, чья кость кому принадлежит.

"Возможно, старший боец тащил на себе тяжелораненого или убитого младшего или пытался стянуть его в ячейку. Там их обоих, возможно, и накрыло снарядом, засыпало землей. Возможно и то, что их обоих, раненых или убитых, стянули в ячейку свои. Хотя они, вероятнее всего, погибли, именно когда шли в атаку, об этом говорит наличие оружия у обоих", - говорит Жаботинский. 

У одного из найденных солдат в нагрудном кармане лежало зеркальце, а под ним - остаток газеты от 12-13 марта, в которую была вложена записная книжка, на страничке которой хорошо читалась фамилия бойца – Воронько. Зеркальце довольно хорошо сохранило бумаги.

"Имя-отчество воина были не видны, но строкой ниже было написано – "Воронько Мелания Митрофановна". Еще было найдено удостоверение от Народного Комиссариата путей сообщения, фотография не сохранилась, зато четко был виден номер - 081241. Мы начали архивный поиск, зная фамилию бойца и его жены", - рассказывает поисковик.

Дело это было нелегким. Поисковикам пришлось просмотреть более 2 тысяч личных дел бойцов. Жаботинский отмечает, что главную роль здесь сыграла газета на казахском языке. Так поисковикам стало ясно, откуда прибыл солдат.

"Начали искать фамилию Воронько в Казахстане, в Алматы. Созвонились с сыном и правнуком в Казахстане, они подтвердили, что их предок работал на железной дороге во второй смене пожарной команды ТС ж.-д. Алма-Ата-1. По мистическому совпадению Воронько работал на железной дороге и погиб рядом с железной дорогой. Более того – его останки поднимали тоже железнодорожники! Это были волонтеры–поисковики, бойцы железнодорожных войск Керченской железной дороги. И еще интересно, похоже, что наш Воронько был из 302-й горно-стрелковой дивизии, той самой, которую еще называют "Забытой дивизией", потому что она вся полегла там, у Керчи, не успев переправиться через Керченский пролив. Но принадлежность к дивизии уже нужно уточнять в военкомате в Казахстане. Мы не можем знать, кем был второй боец рядом с Воронько. Да, вполне возможно, это и был тот самый молодой земляк-казахстанец, друг Воронько, которого старший товарищ опекал, как опекал бы своего двадцатилетнего сына. Они будут похоронены вместе, в одной могиле, на земле, которую защищали и за которую пошли в последнюю атаку", - говорит поисковик. 

Летом 2019 года двадцатисемилетний правнук воина Максим Воронько получил в соцсетях письмо от поисковиков военно–патриотического объединения "Крым-Поиск", которые сообщили, что обнаружили останки их предка.

"Вначале я просто не поверил, что так бывает. Но мне объяснили, что искали в соцсетях нашу фамилию, ориентировались на то, что мы по-прежнему живем в Казахстане. Поисковики пригласили нас на торжественное захоронение моего прадеда и других найденных воинов", - рассказывает он. 

Поклониться праху отца собирается и восьмидесятилетний сын погибшего Павел Андреевич Воронько. 

Мне было всего три года, но я помню, что отец был высокий и худой. Помню, как в марте он нес меня на плечах в последний раз, когда мы провожали его с мамой на вокзал. Помню, что мама плакала, мы долго сидели и чего-то ждали. Потом отец ушел, и все. Вскоре из Керчи было от него одно письмо, от 3 марта или апреля 1942 года, где он писал: "Вступаем в бой". Также он писал, что рядом с ним служит земляк из Алма–Аты, его друг. И что перед боем они договорились: кто останется жив, тот обязательно сообщит родным в Алма–Ату о гибели друга. Но случилось, что письма отца сгорели при пожаре. И теперь мы так и не узнаем, как звали друга и земляка отца, рядом с которым он принял последний бой", - рассказывает Павел Андреевич.

Супруга Андрея Воронько Мелания так и не вышла больше замуж, она не верила, что ее супруг погиб, и ждала его до конца жизни. Умерла она в 1986 году и похоронена в Алматы. 

"Я был совсем рядом с местом гибели отца, но не знал, что он там. Я служил в Крыму, был водителем и объездил всю Керчь, Бахчисарай, Севастополь, и если бы я знал, что он лежит рядом. Как только внук сообщил мне, что нашли блокнот с именем Мелании Митрофановны, я сразу понял: это мой отец! Мы, конечно, хотели бы привезти останки моего отца сюда, в Алматы, и захоронить их рядом с супругой Меланией, она лежит одна. Но нам объяснили, что папа был найден в окопе не один, а вместе с другим воином, гораздо моложе его. И при этом солдате никаких опознавательных документов не было. Мне кажется, что этот неизвестный солдат и есть тот самый его друг, молодой земляк-алматинец, с которым они договорились, что сообщат родным в Казахстан о гибели одного из них. А вышло, что оба пропали без вести", - говорит сын Андрея Воронько.

Старший сын найденного бойца Николай вернулся с войны без руки в 1945 году. До Берлина он не дошел всего 75 километров. После войны он искал отца по всем архивам. Николай Воронько умер в 1986 году, так и не узнав, где и как погиб его отец.

Пока останки бойцов, в том числе и казахстанца Андрея Федоровича Воронько, хранятся опечатанными в специальном помещении. 7 мая, в годовщину Ак-Монайского сопротивления 1942 года, воины будут торжественно захоронены в братской могиле Мемориала села Батальное с соблюдением всех воинских почестей, с оружейными залпами. Также обязательно будет проведено отпевание священниками нескольких религиозных конфессий. В мае 2021 года над братской могилой обещают установить обелиск.

Tengrinews.kz напоминает о сборе анкетных данных участников ВОВ в рамках проекта "Победители". Мы приглашаем каждого казахстанца принять участие в наполнении архива бесценных историй, воспоминаний казахстанских ветеранов Великой Отечественной войны и участников трудового фронта.

Для этого нужно заполнить анкету на сайте с указанием данных ветерана: ФИО, даты рождения, краткой информации о годах военной службы или в тылу, а также прикрепить его фотографию. Истории принимаются и по "победному" номеру в WhatsApp +7-700-905-1945

Любовь Цвиликова

Фото предоставлены военно-патриотическим объединением "Крым-Поиск" и героями публикации

Новости Казахстана. Сегодня и прямо сейчас. Видео и фото. Подписывайся на @tengrinews в Telegram