Tengri FM МИКС Победители Панфиловцы Законы Казахстана UIB & Tengri Open Ёлка желаний Путешествия
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 335.05
EUR / KZT - 395.12
CNY / KZT - 50.64
RUB / KZT - 5.66

Нужна ли Казахстану дипломатия?

16 июня, 13:25
4

Сегодня многие юноши и девушки, рассматривающие возможность посвятить карьеру и жизнь сфере международных отношений, задают вопрос: а зачем мне становиться дипломатом? В век всепобеждающих коммуникаций и торжества информационных технологий не стала ли эта профессия устаревшей, малозначимой, да и попросту ненужной?

Такие вопросы задают студенты и абитуриенты не только в Казахстане, но и во всем мире. Действительно, на первый взгляд, если главы государств и правительств могут в любой момент направить друг другу не дипломатическую ноту, а сообщение в мессенджере, собраться вместе не в Женеве, а в Facebook, для чего нужны профессиональные посредники?

Однако я готов поспорить, что "традиционная" дипломатия просуществует как минимум столько же, сколько будут существовать на свете национальные государства. А уж их за прошедшие со времен Тридцатилетней войны и Вестфальского мира столетия не хоронил только ленивый.

Моя непоколебимая вера в будущее дипломатии коренится, конечно же, не только в "цеховой солидарности". Попробую обосновать свою уверенность на примере виновника нынешнего торжества -празднующего свой четвертьвековой юбилей Министерства иностранных дел Республики Казахстан.

Начнем, пожалуй, с наиболее явной и при этом наименее практичной функции дипломатов: функции символического представительства. Много веков назад возникла необходимость определиться со статусом зарубежных послов при королевских дворах Европы. Вроде бы иностранцы - не подданные местного короля и приказывать им нельзя, но при этом они имеют доступ, привилегии и официальные полномочия. Концептуальный выход нашли в персонификации, начав считать посла не просто представителем своего сюзерена, а его символическим воплощением. Разговаривая с послом на равных и обеспечивая уважение к его статусу, король не ронял достоинства в своеобразном протокольном мезальянсе, а как бы беседовал с собратом-монархом.

Современные дипломаты, конечно, не олицетворяют собой главу своего государства. Они представляют всю страну целиком. Поэтому когда на мероприятиях за рубежом требуется символическое присутствие Республики Казахстан, в них участвуют отечественные дипломаты. Когда необходимо символическое обращение к Республике Казахстан, обращаются к нашим дипломатам.

Вполне возможно, что недалек тот день, когда заседания ООН, например, будут проходить в формате вебинара, и для статусного участия нашей страны будет достаточно подключения официального пользователя с казахстанским IP-адресом. Однако до тех пор утратившая былое практическое значение функция дипломатического символизма остается востребованной.

Перейдем, однако, к более значимым задачам, которые решают отечественные талейраны. Учитывая, что колоссальная часть дипломатической работы проходит за закрытыми дверями, ее вполне можно сравнить с работой саперов: когда все идет как надо, ее не замечают и даже спрашивают, а нужна ли она вообще. Но стоит ошибиться всего один раз…

Тем и интересны наиболее очевидные функции дипломатов. Это небольшая надводная часть айсберга, которую видят, слышат и по которой оценивают всю невидимую постороннему глазу широту деятельности дипломатической службы. Причем некоторые из очевидных функций по природе своей реализуются таким образом, что вызывают глухое раздражение широкой общественности. Речь, в первую очередь, идет о relationship building, или "налаживании отношений".

Почитайте, что пишут о своих дипломатах в соцсетях и комментариях граждане любой страны в любом уголке мира. Эпитеты на немецком, малайском, хинди или суахили, несут примерно одинаковое смысловое значение: "светские бездельники", "лощеные говоруны", "любители вечеринок за казенный счет". И правда, какой образ первым возникает в уме при слове "дипломат"? Скорее всего, подсознание нарисует вам франтоватого сноба с бокалом божоле в одной руке и изящной тарталеткой в другой, ведущего великосветскую беседу на дипломатическом приеме.

Ох уж эти дипломатические приемы! Заниматься их организацией - немалое напряжение сил не только самих казахстанских дипломатов, но и членов их семей. Супруги сотрудников за несколько дней распределяют дежурства и приступают к приготовлению национальных блюд, поскольку профессиональным поварам в большинстве стран дальнего зарубежья наша кухня попросту незнакома. Сами же дипломаты занимаются всей необходимой логистикой, сопутствующей приему гостей. Представьте, для примера, что вам предстоит пригласить домой не 15-20 человек, как на обычном семейном празднике, а 150-200. Причем со всеми необходимыми тонкостями протокола и этикета, с учетом особенностей местных менталитета и культуры. Да еще и самые нужные гости оказываются самыми занятыми и не всегда имеют возможность посетить ваше мероприятие - их приходится хитроумно заманивать. Правильно составить список гостей и обеспечить участие ключевых персоналий - особое искусство.

Однако свои дипломатические приемы - это еще полбеды, куда чаще приходится ходить на чужие. В бытность на активной дипломатической службе, составляя свой рабочий график и вписывая в него посещение очередного приема, я понимал, что в этот вечер придется ложиться спать не только вымотанным до предела, но и - как ни парадоксально звучит по поводу участия в банкете - голодным. Да, гости из мира бизнеса, культуры или науки вполне могут позволить себе спокойно перекусить на приеме. Для дипломата же наступает самое напряженное рабочее время. Когда еще удастся в неформальной обстановке "поймать за локоток" местного министра, депутата, политика и заронить в их умы нужные для страны мысли? Можно, конечно, записаться к ним на официальную встречу и через пару месяцев, если повезет, получить минут 20 формального протокольного разговора. Но завоевать их обаянием, очаровать остроумием и, что называется, "завязать отношения" получается обычно именно на приемах. Так что волей-неволей приходится после окончания долгого рабочего дня на протяжении нескольких часов находить индивидуальный подход и правильные слова для каждого из десятков ценных собеседников.

Но это, понятно, лишь начало долгого пути к отношениям взаимного доверия и понимания. Сразу после первой встречи новому контакту нужно отправить вежливое письмо с благодарностью за уделенное время и выражением надежды на дальнейшее сотрудничество. Причем письмо, в зависимости от важности нового контрпартнера, лучше отправить на бумаге, не по электронной почте. Для сегодняшнего дня старомодное бумажное письмо является свидетельством значения, которое вы придаете этому знакомству, ведь вы готовы потратить гораздо больше своего времени на формулирование и отправку полноценного сообщения, а не двух-трех строчек готового шаблона по имейлу. К письму можно приложить, например, брошюру об инвестиционных возможностях в Казахстане - для бизнесмена, или небольшую книгу о нашей стране - для политика. До сих пор помню рассказ партнера из Госдепартамента США, который испытал немалое удивление, когда на совещании их руководящего состава, посвященном совершенно посторонней теме, государственный секретарь вдруг показал своим коллегам недавно подаренную Посольством РК карманную книгу "Яблоки - родом из Казахстана", вышедшую из-под пера знаменитого путешественника Кристофера Роббинса. По словам главы американской дипломатии, эта книга полна удивительных фактов и весьма полезна для каждого, кто хочет по-настоящему узнать Казахстан. Из таких, казалось бы, мелочей в дальнейшем произрастают большие политические решения.

Выстраивание отношений необходимо дипломатам для эффективного исполнения своих обязанностей, и в первую очередь важнейшей их функции - продвижения национальных интересов. Как сказал еще в XIX веке министр иностранных дел Великобритании лорд Генри Палмерстон: "У нас нет неизменных союзников, нет у нас и вечных врагов. Лишь наши интересы неизменны и вечны, и наша святая обязанность - следовать им".

Пусть на практике, в отличие от крылатого выражения, не все так драматично, но национальные интересы были и остаются путеводной звездой и наивысшей ценностью для любого дипломата. Их полноценная реализация требует использования всего набора личных качеств, всей силы убеждения, всей сети наработанных кропотливым трудом контактов и связей. При этом по ту сторону стола сидят люди, в не меньшей степени поднаторевшие в отстаивании интересов собственного государства. Убедить их в необходимости компромисса и хотя бы частичного принятия казахстанской позиции - нелегкая задача.

Вспомним, к примеру, межгосударственные соглашения. Как известно, международное право имеет приоритет над внутренним, а стало быть, заключая договор с зарубежной страной, государство как бы теряет частичку своего суверенитета, расстается с контролем над некими важными для него вопросами, пусть и к взаимной выгоде. Понятно, что тут требуется убеждать, убеждать и еще раз убеждать. Соответственно, заключение соглашений с Казахстаном за рубежом приходится "пробивать" дипломатам, иногда долго и трудно. Но это весьма важная задача - без соответствующей договорно-правовой базы не будет и полноценного сотрудничества. Без соглашений о взаимной защите инвестиций и избежании двойного налогообложения не придут инвесторы и бизнесмены. Без соглашения о правовой помощи не получится полноценно защищать права своих граждан. Без соглашений об обмене информацией спецслужбы не смогут эффективно бороться с главными угрозами современности - терроризмом и экстремизмом.

Спросите у маркетологов, и они с удовольствием объяснят вам, что такое "холодные звонки". Это обзвон продавцами незнакомых людей, цель которого - продать товар новым клиентам, с которыми они никогда ранее не контактировали. В отличие от "теплых звонков", которые совершаются знакомым, проверенным клиентам. Наверняка вам хоть раз в жизни приходилось получать телефонные предложения или электронные письма от продавцов чудо-пылесосов и антипригарных кастрюль. Помните свою реакцию? Даже если это действительно выгодная возможность, вы об этом, скорее всего, не успеете узнать, поскольку бросите трубку через две секунды разговора или сотрете "спам" из своего почтового ящика одним кликом мышки.

Так вот, дипломаты должны заставить другое государство "купить" позицию Казахстана, согласиться с ней и совершить действия, соответствующие казахстанским национальным интересам. Попробуйте представить, что это происходило бы в "холодном", дистанционном режиме. По электронной почте пришла бы, скажем, дипломатическая нота с заголовком: "Республика Казахстан предлагает вам подписать фантастически выгодное соглашение и предоставляет невероятные льготы…". Результат легко предсказуем.

В этом и есть роль наших дипломатов в зарубежных странах: все "звонки" из Казахстана должны оказываться "теплыми". Ключевые "стейкхолдеры", то есть влиятельные лица, должны как минимум иметь какую-то информацию о Казахстане, как максимум - испытывать в отношении нашей страны положительные эмоции. Любые предложения о сотрудничестве, межгосударственные соглашения, совместные проекты должны как минимум быть внимательно рассмотрены, как максимум - приниматься без изменений. Наши дипломаты должны иметь "протоптанные дорожки" в нужные кабинеты, знать, к кому обращаться по какому вопросу, понимать, как работает местная система принятия решений.

В этом помогает и еще одна функция сотрудников внешнеполитической службы: функция коммуникаторов. Дипломат должен уметь рассказать о Казахстане так, чтобы зарубежный турист тут же захотел приехать, инвестор - вложить деньги, бизнесмен - открыть представительство, а политик - подписать договор о вечной дружбе. Разумеется, порой приходится жонглировать фактами и фехтовать аргументами на уровне ловкого адвоката. Но такова уж сама суть дипломатической работы, о которой сэр Генри Уоттон когда-то сказал: "Посол - это честный джентльмен, которого отправляют за рубеж, чтобы он там лгал во благо своей родины".

Убедительно рассказывать о Казахстане, естественно, можно, лишь самому зная страну на пять с плюсом, понимая ее сильные и слабые стороны, оставаясь в курсе последних новостей во всех сферах ее жизни. И потому дипломатам приходится постоянно отслеживать и разбираться в том, что означают последние изменения в сфере образования, на рынке зерна, в производстве нефти, в оснащении казахстанской армии и многом-многом другом.

При этом можно, конечно, распространять информацию и через рассылку в Facebook, лозунги в Twitter или фотографии в Instagram, но это, опять же, скорее инструмент поддержки, нежели замена системной работе дипломатов с целевыми зарубежными аудиториями.

Коммуникации работают в обе стороны, так что страну пребывания дипломату приходится изучать и понимать не хуже своей родины. И описывать ее надо уметь так же красочно, глубоко и доступно. Чаще всего описание принимает форму знаменитых аналитических писем, которые сотрудники посольств шлют в свои министерства иностранных дел, известные на дипломатическом сленге как "Центр".

В музеях и архивах разных стран можно ознакомиться с рассекреченными спустя десятки лет дипломатическими депешами, многие из которых так и тянет назвать эпистолярными шедеврами. К аналитическим запискам казахстанских дипломатов предъявляются не менее строгие требования: они часто оказываются на столах руководства страны, конкурируя за внимание министров, премьера и президента с огромным количеством других важных документов. Тут важно "зацепить" высокопоставленного читателя с первой строчки и не отпускать, пока не будут раскрыты самые важные тезисы.

Вообще, в хорошем дипломате должен непременно умереть несостоявшийся журналист-аналитик. Важность искусства анализа событий, выделения ключевых причинно-следственных связей и доступного изложения своих мыслей на бумаге в дипломатической работе невозможно переоценить.

И едва ли состоятельны аргументы тех, кто говорит, что дипломатическая аналитика отжила свой век, поскольку в современном мире все необходимые сведения можно быстро и качественно получать на сайтах условных Си-Эн-Эн и Файненшл Таймс. Действительно, СМИ и социальные сети превратились в поставщиков информации невиданного прежде масштаба. Но, во-первых, для прессы целевой аудиторией является общественность своей страны, и подбор информации, подача материала, расстановка акцентов - все ориентировано на широкие круги сограждан, а не на удобство восприятия руководителей зарубежных государств. Во-вторых, информации вокруг нас стало слишком много! Очевидный факт, который вновь и вновь констатируют ученые, предприниматели и журналисты. Термином big data, этим всепроницающим супермассивом данных, пестрят сотни популярных отчетов и прогнозов, а ожидаемый дефицит специалистов по анализу информации для крупнейших мировых корпораций в ближайшие годы составит сотни тысяч человек.

Применительно к дипломатии это означает возрастающую ценность аналитической работы, умения собирать драгоценные крупицы в полноводных информационных потоках. Зацепиться за потенциально интересные сведения, выделить важное, проверить информацию через различные источники и личные связи, узреть возможности, сформулировать выводы и рекомендовать варианты действий Республики Казахстан на внешнем поле - с этим пока не справится даже самый совершенный контент-фильтр для ленты онлайн-новостей.

Наконец, следует обязательно остановиться на ключевой функции дипломатической службы, которую отчего-то принято слегка недооценивать. Это защита прав и интересов граждан Казахстана за рубежом.

Конечно, выезжая за рубеж в командировку, на учебу или просто отдохнуть, все мы хотим, чтобы поездка прошла по плану и без происшествий. Однако так получается не всегда. И если в спокойную поездку о существовании родного посольства в зарубежной стране можно и не вспоминать, то в случае форс-мажора именно с казахстанскими дипломатами необходимо связаться в первую очередь. Происшествия бывают самыми разными, и в большинстве случаев сотрудники посольств находят решение. Утраченный паспорт заменяется сертификатом на возвращение, который позволяет пересечь границу, вернуться домой и уже в Казахстане восстановить свои документы. В случае ареста за незначительное нарушение закона дипломаты попробуют убедить местные правоохранительные органы заменить судебное преследование высылкой нарушителя на родину. В случае серьезного правонарушения - помогут найти адвоката и проследят за соблюдением прав гражданина РК в ходе судебного процесса. Есть варианты действий и на случай тяжкого ущерба здоровью, и на случай стихийного бедствия, и для многих других чрезвычайных ситуаций, в которых могут оказаться казахстанские граждане.

И это еще в относительно благополучных странах. В зонах конфликтов и боевых действий роль сотрудников посольств и консульств становится еще более важной. В МИД РК есть целая подборка благодарственных писем от граждан, которых наши дипломаты смогли эвакуировать на родину, вывезти из-под обстрела, помочь воссоединиться с семьями. Едва ли эту критически важную функцию удастся автоматизировать или обезличить в обозримом будущем.

Так все же, что бы я посоветовал тем юношам и девушкам, которые сомневаются, стоит ли идти в дипломатию? Я бы сказал, что игра стоит свеч. Ведь нет какого-то одного качества, которое нужно приобрести, чтобы стать дипломатом. Быть дипломатом - значит иметь совершенно обычные качества, всего лишь развив самые нужные из них до недосягаемо высокого уровня. Быть дипломатом - значит превратить инициативность и изобретательность в образ жизни. Быть дипломатом - значит пользоваться спросом во всех сферах: от бизнеса и политики, до спорта и образования. Быть дипломатом - значит утром решать политические вопросы в королевских дворцах, а вечером склеивать программки для концерта казахстанских музыкантов. Быть дипломатом, человеком-оркестром, лицом страны за рубежом - это высокая честь и особая ответственность. И на нашем веку потребность в желающих взвалить эту ответственность на свои плечи не иссякнет.


Нравится
Поделиться
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц