Об отце

19 октября 2018, 11:27
8

Сегодня моему отцу Торегельды Шарманову исполнилось 88 лет. У восточных народов цифра 8 является магической и философской. Рано утром после прогулки он рассказал мне о том, как моя бабушка, со слов моего деда, самостоятельно родила его возле небольшой рощи в Улытау и вначале увидела его бездыханное тело. Она быстро положила его на плоский кусок дерева, снизу разожгла огонь и таким образом разогрела и оживила младенца.
Моего отца по праву можно назвать баловнем судьбы, при этом он обожает жизнь во всех ее проявлениях. 
Выросший единственным ребенком (такого у многодетных казахов практически не бывало), он был окружен любовью не только родителей, но и всех родственников и односельчан, которые видели в нем будущего лидера, призванного прославить вожделенный Улытау. Будучи не просто климатическим оазисом в бескрайней казахской степи, Улытау был историческим, геополитическим центром объединения казахских племен, где славные чингизиды Тохтамыс, Едiге, Тамерлан восполняли силами свои войска перед стратегическими сражениями. 

Однако в 1930-е годы это был заброшенный поселок, в который нелегко было добраться по бездорожью. Его отец Шарман (мой дед) подарил ему скрипку, гармонь и построил спортивный турник, что в те годы для односельчан было в диковинку. Его чуть не выгнали из школы за "хулиганский" поступок, хотя он пытался разнообразить унылый сельский быт своих одноклассников. О его юности и других этапах жизни замечательно написал мой друг Мухтар Кул-Мухаммед в своем эпическом эссе "Гражданин" ("Азамат" - в казахской версии).

Позже, когда он был студентом карагандинского мединститута, в нем усмотрели талант и лидерские качества и назначили руководителем комсомольской организации вуза. Там он влюбился в мою маму, и после окончания мединститута на бензовозе они торжественно вторглись в свой родной Улытау, чтобы подарить односельчанам здоровье. Помимо оказания медицинской помощи, они учили тому, как соблюдать гигиену, правильно питаться, ухаживать за новорожденными, предупреждать болезни, впервые построили сельскую баню и провели в дома электричество. Это была настоящая первичная медико-санитарная помощь, созданная при крайне ограниченных ресурсах. В последующем эта модель, по сути, легла в основу исторической Алма-Атинской декларации, ставшей монументальной "Меккой мирового здравоохранения". 

В те годы он усмотрел причины многих болезней в недостаточном и неправильном питании и заинтересовался наукой о питании, которая стала делом всей его научной жизни. 

В 1969 году его назначили ректором Актюбинского мединститута. Лишь за 2 года он утроил численность аульской студенческой молодежи, из которой сегодня вышли известные врачи, хирурги, ученые и организаторы здравоохранения. Когда лидер страны Кунаев спросил областного руководителя о Шарманове, тот его охарактеризовал так: "Харизматичный, амбициозный, талантливый и энергичный руководитель, но отъявленный националист". На что Кунаев ответил: "Именно это мне и надо", и назначил его министром здравоохранения. На этом посту он проработал 12 лет и проявил себя не просто патриотом своей страны, а скорее интернационалистом, космополитом, одним из лидеров мирового здравоохранения. 

Он не был кабинетным министром. Недавно я спросил, сумел ли он в те годы посетить все районы Казахстана, которых в то время было около 300. Он сказал, что бывал в каждом из них дважды, а в некоторых - три и более раз. Это был расцвет здравоохранения страны, когда многократно выросла материально-техническая база, быстро развивались инфраструктура и кадровый потенциал здравоохранения. Медиков в народе уважали, они работали вдохновенно, а здоровье казахстанцев по всем характеристикам было как никогда на высоте. На все это обратила взор Всемирная организация здравоохранения, решив провести в Алма-Ате международную конференцию по первичной медико-санитарной помощи. 

Открытие конференции пришлось на 6 сентября 1978 года - день рождения моей мамы. Алма-Ата утопала в осенних цветах и золотистой листве деревьев. В Казахстан приехали делегаты на уровне министров здравоохранения из более чем 100 стран. Помимо шахини Ирана и легендарного американского сенатора Кеннеди, многие алматинцы впервые в жизни увидели чернокожих людей. 

Это была неделя плодотворной, интеллектуальной, творческой работы, апофеозом которой стала Алма-Атинская декларация, которая впервые в мире провозгласила фундаментальное право человека на здоровье. 

Мир тогда впервые узнал о Казахстане. До сих пор, спустя почти 40 лет, ничего казахстанское в мире так не будоражило человеческое сознание, как идеи и философия Алма-Атинской декларации. Она стала частью конституции Бразилии, а многие страны заложили ее в основу своей государственной политики здравоохранения. 

Через неделю, 25 октября, Торегельды Шарманов будет выступать с приветственной речью на Глобальной конференции по первичной медико-санитарной помощи, посвященной 40-летию Алма-Атинской декларации. Мне было интересно наблюдать, как сегодня утром он, готовясь к выступлению, продолжает работать над совершенствованием своего английского произношения. Он непременно отметил своих друзей - "отцов-основателей" Алма-Атинской декларации - тогдашнего генерального директора ВОЗ Халфдана Малера, исполнительного директора ЮНИСЕФ Генри Лабуиса и профессора Карла Тэйлора.

После Алма-Атинской конференции у отца были "медные трубы", а затем "вода, огонь" и снова всеобщее признание и уважение. Однако он не мстил завистникам и не почивал на лаврах. В трудные 90-е годы, благодаря своему авторитету, он привлек в Казахстан множество международных проектов, которые помогли недоедающим женщинам предупреждать малокровие, а детям, страдающим йодной недостаточностью, получать его в достаточном количестве, чтобы не отставать в умственном развитии. 

Позже он усмотрел причину рака, диабета и болезней сердца в трансжирах, которые содержатся в распространенных продуктах длительного хранения. И это подтверждала мировая наука. 

Чтобы предупредить хронические болезни, он задумал разработку и серийное производство продуктов, свободных от трансжиров. Родилась идея шоколада из кобыльего молока, которое является не просто национальным, но и наиболее естественным и безопасным продуктом. А это трудное производство, требующее ежедневной кропотливой отработки технологии и соблюдения стандартов. Он съездил в Швейцарию на завод легендарной шоколадной фабрики Caillier и уточнил температурные и другие условия производства.

Сегодня утром он будет открывать большой цех по промышленному производству уникального шоколада из кобыльего молока. Производственное оборудование завезено из Германии. Он лично контролировал подбор кадров - технологов, маркетологов, специалистов по контролю качества. Недавно мой сын угостил таким шоколадом своих коллег в Вашингтоне - они были в восторге от вкусовых качеств.

В свои 88 лет он встает в 6 утра и думает о том, как можно создавать и совершенствовать здоровые и безопасные продукты питания, причем так, чтобы они были востребованы по вкусовым качествам как взрослыми, так и детьми. При этом на равных он конкурирует за сырье и рынки сбыта с молодыми предпринимателями.
Будучи максималистом по характеру и весами по зодиаку, он по-детски радуется успехам близких и друзей, безмерно переживает за их неудачи, помогает им бороться с болезнями, однако глубоко сожалеет и негодует из-за предательств. 
Он бесконечно дорожит тем, что дано ему природой и Всевышним, - своим здоровьем и духовным благополучием, борется за каждую минуту полноценной жизни, что порой удается ценой неимоверных усилий.
Помнится, как-то прилетел он из Аргентины, и я встречал его в аэропорту в 3 часа ночи. Приехав домой, он настоял на том, чтобы я включил ему видео аргентинского танго, которое он записал в Буэнос-Айресе. Ну и что, сказал я, танго как танго. Да ты посмотри на ее ноги, воскликнул он…

Получить короткую ссылку


  • Подписаться на канал новостей TengriNews:

  • Google News
  • Yandex News
  • Yandex Zen

Нравится Поделиться
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц