1. Главная
  2. Узнай
  3. День Победы
  4. ВОВ. Интересные факты

Дивизии из КазССР, защитившие Москву 23 ноября 2021, 17:27

80-летие битвы под Москвой
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

Панфиловцы Илларион Васильев, Григорий Шемякин и Иван Шадрин. Панфиловцы Илларион Васильев, Григорий Шемякин и Иван Шадрин.

80-летие битвы под Москвой

На трех из четырех ключевых направлений ударов танковых армад противника на Москву в самые критические дни октября 1941 года оказались три казахстанские дивизии. Они стояли насмерть...

Битва под Москвой стала проверкой на прочность всей государственной системы и морального духа советских людей. Катастрофичность ситуации, которая сложилась в первой декаде октября 1941 года, грозила крахом огромному государству - Советскому Союзу.

Всего три с небольшим месяца понадобилось немецко-фашистским войскам, чтобы преодолеть более тысячи километров от государственной границы СССР до Москвы. Под врагом в одночасье оказалась огромнейшая территория с многомиллионными человеческими и материальными ресурсами. В том числе рассредоточенными вдоль границ армейскими складами вооружения, техники, иного имущества и снаряжения.

Как отмечают военные исследователи, "запасы, которые были захвачены немцами за первые три месяца боев начального периода войны, вся промышленность СССР сумела восстановить только к началу 1944 года".

Что касается людских ресурсов, то согласно Закону СССР от 1 сентября 1939 года "О всеобщей мобилизации" "в период с сентября 1939 года по июнь 1941 года было развернуто 125 новых стрелковых дивизий. Численность Вооруженных Сил в условиях нарастающей опасности военной агрессии против СССР на 1 июня 1941 года увеличилась почти трое и составила 5 400 000 человек". 

В их числе в указанный период было призвано около 200 тысяч казахстанцев с образованием выше 7 классов, которые направлялись для прохождения службы преимущественно в западные военные округа. Они первыми приняли удар врага и оказались в глубоком тылу стремительно наступающих войск противника. Кстати, этим объясняется наличие большого количества казахстанцев в партизанских отрядах Белоруссии и Украины в годы войны. К сожалению, подавляющее большинство из них погибли и пропали без вести в первые дни войны.

Так, по данным исследователя военной истории генерал-полковника Кривошеева Г.Ф., свыше 2 миллионов советских солдат к концу 1941 года окажутся в плену, более половины из них умрут от голода, холода и болезней зимой 1941/1942 года. Безвозвратные и санитарные потери Красной Армии начального периода войны составили более 4 миллионов человек. Помимо них, около миллиона бывших бойцов РККА останутся на оккупированной территории и будут призваны вторично лишь по мере продвижения фронта на Запад. 

В то же  время солдаты и офицеры, выходящие из окружения мелкими группами и в одиночку, были зачастую деморализованы и не боеспособны. Моральное состояние и облик "скитальцев в солдатских шинелях" описан в книге А. Бека "Волоколамское шоссе" комбатом Бауржаном Момышулы, который, сразу оценив обстановку, принял решение не допускать окруженцев к своим солдатам, а сразу направлять в тыл, чтобы своим присутствием в расположении батальона они не разлагали армейскую дисциплину. 

Между тем действующая армия постоянно требовала пополнения. Приходилось вновь и вновь бросать в бой новые и новые резервы. 

Трагична судьба спешно подготовленных частей. К примеру, печальна участь большинства из 12 московских дивизий народного ополчения, сформированных в июле 1941 и направленных навстречу врагу на строительство оборонительных укреплений и прикрытия прорванных участков на огромном фронте. При этом они не считались военнослужащими Красной Армии и флота, так как им начислялась зарплата по основному месту работы или учебы. Рассказ ополченца - преподавателя МГУ А. Соколова: "Я записался в ополчение прямо на собрании. Нас сразу отправили на пункт формирования районной дивизии. Затем – на рытье окопов. На работах ничему не обучали. Оружие выдали, уже отправляя на фронт. Большинство впервые взяли в руки винтовку. Стрелять умели единицы. Но, к счастью, до боев у нас оказалось несколько дней. И за это время мы учились разбирать винтовки, заряжать, стреляли по мишеням на деревьях в лесу. Думаю, что именно эти занятия спасли наш полк. Мы открыли огонь, отбили немецкую атаку, сумели организованно отступить". 

Лишь немногим из них удалось познать радость победы. 

Так, приказом наркома обороны СССР № 1 от 5 января 1942 года за мужество и героизм личного состава при обороне Москвы 18-я Московская дивизия народного ополчения была удостоена почетного звания "Гвардейская" и преобразована в 11-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Всего в годы войны было создано 60 дивизий народного ополчения. Однако судьбы остальных не были так успешны.

Как известно, суть плана наступательной операции "Тайфун" по захвату Москвы состояла в том, чтобы мощными ударами танковых группировок с трех направлений расчленить оборону и уничтожить основные силы Красной Армии.

Всего на Москву было нацелено 64 дивизии, в числе которых 16 танковых и 6 моторизованных, общая численность сил – 1 миллион 800 тысяч человек. Противостоять этому полчищу должны были 83 дивизии Западного, Брянского и Резервного фронтов, всего – 1 миллион 250 тысяч человек. 

Основные силы немецкой группы армий "Центр" начали наступление 30 сентября 1941 года на Брянском направлении, 2 октября – на Вяземском и 10 октября – на Калининском. 

Драматизм тех дней наиболее полно описан в мемуарной и исторической литературе.

"Три стрелковые дивизии и две танковые бригады 43-й армии Резервного фронта не выдержали массированного удара двенадцати дивизий 4-й танковой группы. В тот же день, 2 октября, передовые соединения Гепнера наносили удар уже по второму эшелону фронта в 40 километрах от переднего края обороны, который занимали дивизии народного ополчения. Рассеяв войска Брянского и Резервного фронтов, танковые и моторизованные дивизии устремились на север по Варшавскому шоссе.

Передовые подразделения 2-й танковой группы Гудериана 3 октября захватили Орел и развивали наступление на Мценск и Тулу.

Утром 5 октября противник с ходу овладел Юхновым (примерно 195 километров юго-западнее Москвы)".

В окружение под Брянском попали 3-я, 13-я и 50-я советские армии: 27 дивизий, 2 танковые бригады, 19 артиллерийских полков РГК, управления 50-й, 3-й и 13-й армий Брянского фронта. 

7 октября дивизии 4-й немецкой танковой группы замкнули кольцо окружения войск Западного и Резервного фронтов в районе Вязьмы. В окружение попали 4 советские армии  (19-я, 20-я, 24-я и 32-я).

"Образовались зияющие бреши, которые закрыть было нечем, так как никаких резервов в руках командования не оставалось. К исходу 7 октября все пути на Москву, по существу, были открыты", - констатировал маршал Советского Союза Жуков Г.К. в своем монументальном труде "Воспоминания и размышления".

Как удалось остановить эту махину, только что практически поглотившую Брянский, Западный и Резервный фронты? Почему к 30 октября враг окончательно выдохся? 

"7 октября началась переброска войск из резерва Ставки и с соседних фронтов на можайскую оборонительную линию. … Заново формировались 16-я, 5-я, 43-я и 49-я армии. В середине октября в их составе насчитывалось около 90 тысяч человек. … большими возможностями Ставка не располагала, а переброска войск с Дальнего Востока и из других отдаленных районов в силу ряда причин задерживалась. Поэтому мы решили в первую очередь занять главнейшие направления: волоколамское, можайское, малоярославецкое, калужское. На этих же направлениях сосредоточивались и основные артиллерийские и противотанковые средства".

Так, волею судьбы на трех из четырех ключевых направлений ударов танковых армад противника оказались три казахстанские дивизии. 

Герои-панфиловцы

316-я стрелковая дивизия генерала Панфилова И.В. стала главной ударной силой 16-й армии на волоколамском направлении, 312-я Актюбинская дивизия создала костяк 43-й армии на малоярославецком направлении. 238-я Семипалатинская стрелковая дивизия не только стала основой 49-й армии на калужском направлении, но и единственная из ее 12 соединений за оборону Москвы получила звание гвардейской. К всем трем дивизиям одинаково можно отнести слова командующего 16-й армии генерала Рокоссовского К.К., сказанные о панфиловской 316-й дивизии в октябре 1941 года. "Такую полнокровную стрелковую дивизию — и по численности, и по обеспечению — мы давно не видели. Командиры подобрались крепкие, а политработники были выдвинуты из партийного и советского актива Казахской CСP".

Таким образом, на ключевые рубежи обороны на подступах к Москве в самые решающие дни были назначены: командующим Малоярославецким боевым участком 9 октября назначен командир 312-й стрелковой дивизии — полковник А.Ф. Наумов; командующим Волоколамским боевым участком – командир 316-й стрелковой дивизии генерал-майор И.В. Панфилов. 

Генерал разума, хладнокровия и упорства. Каким был Иван Панфилов

Про мужество и героизм 316-й стрелковой дивизии, заслуженно получившей высокое звание "8-й гвардейская стрелковая дивизия имени генерала Панфилова И.В." сказано и написано достаточно много. Оценить мужество казахстанских защитников Москвы читатели смогли уже в 1943 году, когда были опубликованы первые главы великолепного произведения Александра Бека "Волоколамское шоссе". Историю становления и ряд самых кровопролитных сражений дивизии под Москвой, а также образ легендарного генерала Панфилова И.В. с огромной любовью и уважением описал в этой книге Бауржан Момышулы, который тоже стал для сотен и тысяч людей по всему миру символом казахского воина-батыра. 

О двух других казахстанских дивизиях, не менее достойных памяти и возвеличивания, стоявших насмерть и с честью выполнивших свой солдатский долг под Москвой, упоминается меньше. Однако время расставляет все по своим местам.

238-я стрелковая дивизия была сформирована перед войной в апреле 1941 года. Штаб соединения располагался в Семипалатинске. С началом войны штат ее был значительно увеличен и составил численность 11 437 бойцов и командиров.

16 октября 1941 года дивизия прибыла в Тулу (Россия), а уже через два дня ее подразделения приняли первый бой. Как в дни тяжелейших оборонительных боев с превосходящими силами противника, так и в период победного контрнаступления под Москвой Семипалатинская дивизия показала исключительное мужество и отвагу.  

"Дивизия отчаянно и храбро сражалась под Алексином и, несомненно, внесла свою достойную лепту в оборону Тулы", отмечал командующий 50-й армией генерал-лейтенант Болдин И.В., высоко оценивая вклад 238-й дивизии в разгром танковой армии Гудериана.

За боевые заслуги в Московской битве 24 мая 1942 года дивизия получила почетное звание "30-я гвардейская стрелковая дивизия" с вручением ордена Красного Знамени. Командиру дивизии полковнику Короткову Г.П. было присвоено высокое воинское звание "генерал-майор". 

Более трагической оказалась судьба 312-й Актюбинской дивизии, которая наряду с 310-й, 314-й и 316-й казахстанскими дивизиями была сформирована в июле-августе 1941 года. Она была укомплектована по штатам военного времени в количестве 11 437 человек призывниками зрелого возраста 1908—1918 годов рождения из Актюбинской, Южно-Казахстанской, Западно-Казахстанской, Гурьевской и Кзыл-Ординской областей.

5 октября 1941 года дивизия была направлена под Москву. Первые эшелоны начали прибывать 8 октября 1941 года и разгружаться в Наро-Фоминске и Малоярославце. Сразу после прибытия дивизия была включена в состав войск Малоярославецкого укрепрайона Можайской оборонительной линии. 9 октября командир дивизии полковник А.Ф. Наумов назначен начальником Малоярославецкого боевого участка.

11 октября 1941 года части 57-го моторизованного корпуса вермахта в составе пехотной и моторизованной дивизий, усиленные танковым полком, ворвались на позиции 1083-го стрелкового полка дивизии, занимающей позиции Боровского сектора Малоярославецкого укрепленного района. Полк прямо с колес контратаковал противника… А затем, заняв удобную позицию в районе д. Юрьевское, до 18 октября не давал возможности дальнейшему развертыванию частей 57-го моторизованного корпуса противника на Боровском направлении для наступления на Наро-Фоминск.

На 14 октября 1941 года 312-я дивизия вместе с курсантами Подольского пехотного училища (2 000 человек), Подольского артиллерийского училища (1 500 человек) и 108-м запасным стрелковым полком обороняла рубеж: Юрьевское, Ильинское, Машкино, Детчино (так называемый Ильинский сектор обороны Малоярославецкого боевого участка).

15 октября по шоссе на деревню Тяпино наступали уже 30 танков. Огнем батареи 13 из них были уничтожены, остальные повернули обратно. На следующий день против артбатареи был брошен батальон эсэсовцев. Снаряды и патроны закончились, артиллеристы пошли в штыковую атаку. В тот день из 98 казахстанцев батареи в живых остались лишь 17 человек.

В селе Детчино держал оборону 1081-й полк актюбинской дивизии. Несколько дней три немецких полка безуспешно пытались выбить наших бойцов. Семь раз Детчино переходило из рук в руки. Господствующая высота 209,9 была нашпигована металлом и пропитана кровью. Так и не сумев взять Детчино, немцы обошли ее с тыла. Еще 2 дня полк дрался в окружении. Только когда закончились боеприпасы, бойцы пошли на прорыв. Из 2,5 тысячи бойцов в живых осталась лишь сотня.

Командир немецкого 282-го полка 98-й пехотной дивизии полковник М. Гарайс, описывая боевые действия полков своей дивизии на Детчинском участке, не скрывает своего восхищения защитниками высоты 209,9 – курсантами Подольских училищ и воинами 312-й стрелковой дивизии, которую он по незнанию называет сибирской, а не казахской: "Тут завязываются тяжелые ближние бои с винтовками, автоматами, пулеметами и ручными гранатами; и становится ясно, откуда такая необычайная стойкость и решимость противника, почему оплот Детчино так долго и крепко оборонялся: его защитниками были курсанты военных училищ Подольска и свежие сибирские части! Каждое гнездо, каждый дот, каждый умело обустроенный участок траншеи приходилось брать с боем, ценой большой крови… Несмотря на безнадежность положения, защитники оказывают сопротивление до последнего бойца, и такая стойкость не может не вызывать уважение".

Гитлеровцы на несколько дней приостановили наступление, дожидаясь резерва. За это время к Малоярославцу подтянулись кадровая 53-я стрелковая дивизия и 17-я дивизия народного ополчения. Но, к сожалению, они были не готовы к кровопролитным боям. Вот что писал в донесении командующий 43-й армией Голубев: "Пехота этих дивизий разбежалась под натиском батальона пехоты и нескольких танков. Считаю, что 17-я и 53-я дивизии деморализованы, а виновных следует предать суду. Отряду заграждения расстреливать всех бегущих с поля боя".

Подобные явления наблюдались не раз. Более того, имели место несколько примеров малодушия и предательства со стороны командования от батальона до дивизии.

Командующий фронтом Г.К. Жуков в ночь на 22 октября подписал приказ: "…командира 17-й стрелковой дивизии немедленно арестовать и перед строем расстрелять, 17-ю и 53-ю стрелковые дивизии заставить вернуть утром 22.10. Тарутино во что бы то ни стало, включительно до самопожертвования".

23 октября командарм Голубев предложил деморализованные 17-ю и 53-ю расформировать, а "целые группы командиров и политсостава предать суду", но это не было исполнено. Командир 17-й стрелковой дивизии полковник Козлов П.С. добровольно сдался немцам и выдал всю систему обороны участка.

Каждый факт оставления соседями занимаемых позиций гибельно сказался на полках 312-й дивизии, подразделения которой, будучи обойденными противником, неоднократно оказывались в окружении.  

24 октября из окружения из-под Детчино вышли остатки 1081-го полка под командованием лейтенанта Христофора Казарина, младшего политрука Дусупа Альсеитова и командира минометного расчета Нуратдина Аймагамбетова.

На тот момент дивизия насчитывала в своем составе не более 20-25 процентов от штата личного состава и вооружения. 24 октября 1941 года на базе остатков 312-й, 53-й и 17-й стрелковых дивизий сформирована сводная дивизия.

29 октября 1941 года, вопреки настойчивым просьбам полковника Наумова А.Ф. оставить номер 312-й, сводная дивизия приказом № 30 стала именоваться 53-й стрелковой дивизией. 

Забытый подвиг 9-й роты Каюма Гарипова

Таким образом, 312–я стрелковая дивизия за две недели боев, являясь основной силой на этом направлении, совместными усилиями с соседними и приданными частями сумели измотать врага, сначала задержали его, еще полного сил, в Детчинском секторе обороны на 5 дней, а потом остановили его на Нарском рубеже – выдохшегося и обессиленного до невозможности дальнейшего продвижения. Дивизия потеряла убитыми, ранеными и пропавшими без вести на Детчинском и Боровском направлениях суммарно более десяти тысяч человек, но ни разу без приказа не отступила. Бойцы и командиры стояли насмерть.

Так, в ходе обороны д. Борисково 10 бойцов 312-й СД были сожжены заживо. "В октябре сорок первого шли ожесточенные бои за село Борисково. Группа из десяти советских солдат заняла круговую оборону и долгое время отбивалась от отчаянных попыток гитлеровцев овладеть деревней. Видя свою беспомощность, те всячески пытались сагитировать наших бойцов сдаться в плен. Но ни один из них не поддался искушению остаться в живых и предпочел гибель. Фашистам удалось-таки оттеснить отделение. Отступавшие с боем красноармейцы заняли молотильный сарай, который в течение нескольких часов был неприступным для немцев. Но подоспевшие артиллерийско-минометные части шквальным огнем заживо сожгли солдат из Казахстана. Как потом выяснилось, восемь из десяти этих воинов были односельчанами. Все они уроженцы села Жиренкопа Хобдинского района Актюбинской области".

Определены победители конкурса Tengrinews.kz на лучшее исследование подвига Панфиловской дивизии 

Итог боевых действий 312-й стрелковой дивизии на всем Малоярославецком боевом участке, от его передового рубежа в Детчино до самого последнего тылового рубежа на р. Черничка, где враг был остановлен, по мнению командира дивизии полковника Наумова А.Ф., был таков: "Дивизия … вела себя стойко, самоотверженно. Занимая широкий фронт (более 50 километров), совместно с другими частями она нанесла 57-му моторизованному и 12-му армейскому корпусам врага невосполнимые потери в живой силе и боевой технике… Противник был задержан почти на целую неделю на рубеже основной обороны, и столько же времени ему потребовалось, чтобы подойти к рубежу р. Нара. Темп продвижения врага был всего 4 км в сутки. Мы выиграли один из важных факторов — время – 14 суток! За это время наша страна подвезла необходимые резервы к фронту и накопила некоторые запасы вооружения и боеприпасов, что дало возможность сначала остановить врага, а затем перейти в контрнаступление. Враг на Варшавском шоссе был остановлен в 80 километрах от столицы нашей Родины – Москвы. Личным составом дивизии было проявлено беспримерное массовое мужество и героизм". 

"Через 3 недели после закрытия Вяземского котла немецкая армия на Варшавском направлении была уже не в состоянии продолжать свое наступление. Заслуга в этом была нового командования Западного фронта генерала армии Жукова Г.К., многих частей 43-й армии, главным образом 312-й стрелковой дивизии, 9-й и 17-й танковых бригад и подольских курсантов.

Но после войны слава 312-й стрелковой дивизии, как и других частей 43-й армии, была предана забвению. Они остались в тени подольских курсантов".

Обычно принято считать, что Варшавское шоссе и все Малоярославецкое направление защищали только подольские курсанты. Они действительно достойно обороняли Малоярославецкий боевой участок, но, кроме них, были и другие защитники, численность которых с 12 октября 1941 года (на момент начала боевых действий на главном рубеже обороны) превосходила курсантов более чем в 10 раз, и в дальнейшем их количество возрастало. 

По итогам Московской битвы полковник Наумов А.Ф. был представлен к званию "генерал-майор", а возглавляемое им соединение "за высокую боеспособность, героические действия по разгрому фашистских орд на подступах к Москве" Военным Советом представлена к переименованию в Гвардейскую стрелковую дивизию.

Наумов А.Ф. получил звание генерала, также "за образцовое выполнение задания командования награжден орденом Ленина". Но 53-я стрелковая дивизия не стала гвардейской, так как героические заслуги в обороне Москвы принадлежали не ей, а погибшей 312-й Актюбинской стрелковой дивизии. 

Сегодня бессмысленно спорить, кому принадлежит Победа. Так же, как искать ответ на вопрос, кто отстоял Москву, кто дал жесткий отпор сильнейшей на тот момент армии мира? Это не только московские ополченцы - сугубо гражданские люди, негодные к строевой службе, не малочисленные отряды подольских курсантов, по разным данным, от 1 128 до 3 500 человек против миллионной армады, не вышедшие из окружения деморализованные части, не подоспевшие лишь к ноябрьскому наступлению немцев несколько сибирских дивизий и, наконец, даже не трескучие подмосковные морозы. Ответ очевиден: победил сплоченный воедино советский народ! Высочайшие мужество, отвага и самоотверженность во имя Родины наших героических предков, от рядового колхозника до маршала! Это не может быть предано забвению. 

Вечная память Героям! Иманды болсын Ардақты Ұлы дала Батырларымыз!  

Уразбаев Аманжол Зейноллаевич, кандидат юридических наук, полковник запаса КНБ, президент ОФ "Военно-патриотический центр "Арлан"



Join Telegram