Tengri FM Жұлдыз FM МИКС Победители Законы Казахстана Мultispace Самрук-Казына 25 лет Независимости
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 334.31
EUR / KZT - 355.17
CNY / KZT - 48.44
RUB / KZT - 5.31
X
98 0 0 0 0

Журналисты и пресс-службы

03 августа 2011, 15:59
10

Август, мы так подумали, - самое время подвести итоги минувшего информационного сезона и подготовиться к будущему. Коллеги из пресс-служб наверняка тоже готовятся - к нашим звонкам и расспросам. Этот рассказ, возможно, поможет им в этом. Все события и персонажи реальные.

Случился как-то в редакции информационный голод. Так бывает после праздников (страна Наурыз отметила). Делать громких заявлений, разоблачать коррупционеров, ну или просто эпатировать публику никто не спешил. Даже кандидатов в президенты с их агитацией не было слышно. Редколлегия постановила: пишем запросы. Это такой один из "рецептов приготовления" собственных новостей: берешь "сырую" тему, "разделываешь" ее на вопросы, "заворачиваешь" все в письмо на имя министра/председателя и отправляешь на номер факса в его приемной. Время приготовления - от 1 до 3 дней.

Общими редакционными усилиями тема была определена, запрос в одно из министерств был отправлен. Стали ждать. День, второй, третий - новость не поспевала. Нам отвечали: "Ждите".

Впрочем, в стране стали происходить события. Ньюсмейкерами в конце марта - начале апреля были участники предвыборной гонки, те, кто из нее выбыл, и пресс-служба  Центризбиркома. Сотрудницы ЦИК, кстати, большие умнички. Предоставляли данные без усложняющих журналисту жизнь запросов, заблаговременно сообщали о предстоящих заседаниях, больше всего радовал Wi-Fi в пресс-центре Центральной избирательной комиссии. В день выборов выходы к прессе в ЦИК были организованы на хорошем уровне.

Но выборы в стране проходят нечасто, и наступала пора общения с пресс-службами тех или иных министерств. Мы так думали. Кабмин ушел в отставку, все ждали новостей о кадровых назначениях. Но участь репортеров облегчил вновь назначенный премьер-министр Масимов. В своем Твиттере он писал обо всех перестановках в правительстве и акиматах. "Эх, если бы у каждого члена кабмина было по Твиттеру", - помечтал кто-то в редакции.

"Ага, еще у главного финансового полицейского страны, скажи", - сострил кто-то. И как "накаркал". В середине апреля финпол рассказал стране о подозреваемых в коррупции шести судьях Верховного суда. И как-то все закрутилось, помнится, в здании парламента. В один день избрали нового спикера сената, нового генпрокурора и нашли замену написавшему заявление об увольнении председателю Верховного суда.

Прокурор Даулбаев и судья Бекназаров, к слову о контакте с прессой, уже успели отличиться открытыми для журналистов коллегиями и конференциями. Их пресс-службы регулярно шлют релизы, приходится, конечно, иногда прибегать к запросам, но ответы поступают (тьфу-тьфу-тьфу) в "установленные законом сроки". Отрадно, что в Верховном суде появился, наконец, официальный представитель.

Ну, подумали мы, улеглось все на информационном поле. Но тут тряхнуло. В буквальном смысле. Первомайское землетрясение близ Алматы. К счастью, обошлось без жертв и серьезных разрушений. Но скандал в информационном пространстве случился знатный. Интернет-пользователи и другие обвинили МЧС в том, что не оповестило заранее население. После "разбора полетов" нашли и других ответственных, кроме ведомства Божко. Министры по ЧС и связи и информации созвали пресс-конференцию. Пообещали принять меры: пул журналистский создать, в Твиттере писать, всех виновных наказать…

Министр Жумагалиев в Твиттере, конечно, пишет: о "тайных покупателях" в ЦОНах, разоблачениях ЦОНовских начальников, о скорости Интернета… Публичных новостей о журналистском пуле, если не изменяет память, пока не было. Появился в Твиттере Vladimir Bozhko. Вроде наш. Хотя трудно понять: ни аватарки и ни одной записи; порядка ста читателей у этого Bozhko  преимущественно журналисты. Честно, в самом министре мы совсем не разочарованы. Недосуг генерал-лейтенанту Владимиру Карповичу с гаджетами разбираться. А вот на пресс-службу, если она вышла бы в Твиттер, не обиделись бы.

Тряхнуло, уже в переносном смысле,  в те дни казахстанскую таможню. Официальный представитель финпола сообщил о коррупционных делах на постах "Хоргос" и "Калжат". Тот брифинг в АБЭКП, если не ошибаемся, был последним на сегодня. Других новостей из финпола пока не было. Так уж повелось - с Агентством по борьбе с экономической и коррупционной преступностью у казахстанских журналистов в большинстве случаев связь односторонняя. Хотя бывают, наверное, исключения. 

Пресс-служба Комитета таможенного контроля (КТК), кстати, на волне того скандала предложила нам дружбу в "Моем Мире". Стали друзьями, пока, правда, виртуальными. А о новом председателе КТК мы по традиции узнали по записи Карима Масимова в Твиттере. Теперь надеемся на выход Серика Баймаганбетова к прессе и регулярные брифинги официального представителя (случилось же такое в Верховном суде после громких коррупционных дел).  

17 мая в Департаменте Комитета нацбезопасности в Актобе прогремел взрыв. После обеда к прессе вышел официальный представитель Генеральной прокуратуры. Сообщил что можно, на том комментарии по делу смертника Макатова закончились (по состоянию на начало августа). Расследование идет под грифом "секретно". Понимаем, с лишними вопросами не лезем.

Через неделю - другой взрыв, в Астане. Пресс-служба столичного Департамента внутренних дел обеда дожидаться не стала, созвала брифинг, объяснила: это не теракт. Журналисты, кажется, поняли, что и в этом случае лишних вопросов не задашь. Хотя на пару-тройку руководитель пресс-службы (теперь уже бывший, сейчас Ораз в МВД официальным представителем трудится) все же ответил. Он ведь наш, журналист.

В течение всего описываемого периода с нами на связи (или мы с ней) была пресс-служба Министерства иностранных дел. Много чего произошло: в США убили карагандинца; казахстанский дипломат попытался угнать самолет; США вдруг внесли РК в "особый список"; много было новостей - к сожалению, в том числе трагических - о наших туристах. Приходилось выслушивать, конечно, когда беспокоили пресс-службу в нерабочее время. Но что поделать - и у нас, и у нее работа такая. "Нервозатратная", как мы говорим.

В июне в редакции писали в основном парламентские новости. У депутатов был последний месяц перед отпуском, они, казалось, боялись не успеть хотя бы что-то успеть: забросали правительство запросами и про сотовых операторов, и про авиаперевозчиков, и про детские аттракционы, много всего. Словом, эти ньюсмейкеры - самые доступные ньюсмейкеры Астаны.

Так совпало, что в первый же день депутатских каникул, когда мы думали, ну, все, наступил информационный голод, в Актюбинской области произошла трагедия. Весь июль главные новости были из этого региона. Наш корреспондент выезжал на место проведения спецоперации по поимке убийц полицейских.

А мы вместе с пресс-службой МВД переживали за его безопасность. Настоящий полковник из пресс-службы оказался отцом семейства, в общем, почти как за сына волновался за нашего журналиста. С тех пор мы с ним часто созваниваемся, бывает просто: "Как дела? Что нового?", бывает, советуемся по тому или иному материалу. Ведь понимаем: человек в форме по делам, "находящимся на особом контроле", лишнего не скажет; но всегда проконсультирует.

Сегодня 3 августа. Кажется, абсолютный штиль в море информации. "Пора запросов?" - вопросил шеф. Продюсер подняла папку с отправленными редакцией письмами: "А на запрос от 24 марта нам так и не ответили" (вы же помните про письмо, отправленное, когда "страна Наурыз отметила").

"Военная тайна, наверное. Не ответят", - сказал журналист (в общем, вы поняли, в какое министерство мы писали).

Ну да ладно, напишем в другое. О, а вот и новости. Из зала суда по делу Доскалиева. Экс-министр выступил с последним словом перед присяжными заседателями. Пошла я работать.

Дана Мухамеджан


Нравится
Показать комментарии (10)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц