1. Главная
  2. Почитай

"Честно? Стало очень страшно..." Подъезд журналистки из Актау оказался закрытым на карантин

  • 8
"Честно? Стало очень страшно..." Подъезд журналистки из Актау оказался закрытым на карантин "Честно? Стало очень страшно..." Подъезд журналистки из Актау оказался закрытым на карантин

Это рассказ журналистки из Актау Алены Логиновой, чей подъезд оказался закрытым на карантин.

Пандемия COVID-19 застала мир врасплох. Все мы жадно следим за новостями, делимся предположениями, прислушиваемся к себе и надеемся, что нас она не коснется. А что делать, если коснулась?
Карантинные мероприятия в Актау моя семья восприняла спокойно: надо так надо. Не побежали покупать туалетную бумагу и гречку. Обсудили основные изменения, которые внесли чрезвычайные меры в нашу жизнь, надели маски и перчатки, я сделала антисептик из водки, эликсира для зубов и геля для тела. И приготовились ждать. Ждать пришлось недолго.
Воскресным вечером 5 апреля моя невестка Лизонька побежала за хлебом. Вернулась растерянная: возле подъезда полиция, никого не выпускают, просят оставаться дома. Я ринулась к соседке, мои окна выходят на море. Во двор не выглянешь.

 

Возле подъезда увидела много работников полиции в форме и в штатском, естественно, все они были в масках. Позвонила соседу, который стоял на улице. Он сообщил: в квартире № 6 находятся люди, у которых подозревают коронавирус. Женщина, сидящая на скамейке, которая, скорбно раскачиваясь, объясняет что-то представителям властей, является хозяйкой той самой "нехорошей квартиры".

Подъехала машина скорой помощи, из нее вышли медики, одетые в костюмы, которые я видела только в фильме по роману Каверина "Открытая книга" и во время вспышки чумы в одном из поселков Мангистауского района. Честно? Стало очень страшно, физически страшно, со всеми симптомами – пустотой в груди и дрожью в коленках. Врачи вскоре вывели из подъезда трех женщин, посадили их в машину, туда же отправили хозяйку квартиры, и умчались. Нам оставалось опять только ждать. Перезваниваться и узнавать подробности, которые официально никто еще не мог подтвердить. Сведения были неутешительными: женщины сбежали из карантина в 11-м микрорайоне, они контактировали со вторым в Актау заболевшим коронавирусом. У кого-то из них температура. Вселились в шестую квартиру они два дня назад. И забаррикадировались. У них возьмут анализы и сообщат нам о результатах.
И снова ожидание. Но кое-что мы с соседями сделали – помыли подъезд с хлоркой, естественно, в масках и перчатках. Утро было нерадостным: тревога мешалась с надеждой. И опять же мы обговаривали алгоритм действий, ежели коронавирус в подъезде подтвердится.

Я понимала, что на мое ежедневное существование жесткий карантин особо не повлияет. Я уже два года как забросила журналистскую деятельность и переквалифицировалась в домохозяйку. На море гулять давно нельзя, набережная закрыта, буду смотреть из окна. Печь пирожки, читать. Только кошек жалко уличных, я их кормила почти каждый день. Но их подкармливают и другие жители соседних домов. А вот остальным домочадцам надо ходить на работу.

Оставшись дома с двумя котами, я опять стала ждать, регулярно посматривая на улицу. Когда возле дома стали ходить полицейские, указывая, где расставить ограждение, я поняла: влипли по полной. А чуть позже получила сообщение:

"В Мангистау зарегистрировано пять случаев заражения коронавирусом. Два случая заражения зарегистрировали сегодня, 6 апреля.

Вчера в доме № 38 в 14-м микрорайоне медики забрали с подозрением четыре человека: у двоих тест на коронавирус показал отрицательный результат, у двоих — положительный. Они являются гражданами Узбекистана. Они были в контакте с зараженным жителем Кызылординской области, у которого зафиксировали заражение 3 апреля, сообщил Ержан Кумискалиев.

Обзвонила домашних, которые утром ушли на работу, продиктовала список продуктов. Мужу за пять минут руководители компании подписали приказ о работе "по удаленке". Дети прилипли к компьютерам. Началась жизнь в карантине. В первые его часы по домофону позвонил мужчина, представился руководителем нашего ПКСК и попросил номер моего телефона, чтобы создать чат в WhatsApp, общий для жителей нашего подъезда, сотрудников ПКСК и акимата. В это же время во входной двери вырезали окошко, снаружи приварили щеколду, дверь покрасили. "Нехорошую квартиру", подъезд и придомовую территорию продезинфицировали. По квартирам прошли санитарные врачи. Всех записали, раздали памятки.

 

В чате началось активное общение. Нам объяснили: продукты будут передавать через окошко работники полиции или акимата. Мы должны выходить в подъезд в маске и перчатках. Вопрос с выносом мусора тоже решили. Договорились, что будем выставлять изнутри у подъездной двери, а сотрудники ПКСК раз в день будут заходить и выносить его в специальный бак на крыльце. Представители акимата и ПКСК спрашивали, все ли у нас есть, какая помощь нужна. Жильцы отвечали: "У нас все есть, нам ничего не надо, слава КПСС". Мой сосед – безработный, несколько лет ухаживал за парализованной матерью. Когда она умерла, работы так и не нашел. Мы его подкармливали, но в условиях карантина это делать непросто. Начальник и сотрудники ПКСК предложили помочь из своего кармана, и помогают! Молодые люди из акимата, которые круглосуточно дежурят у дома, позвонили соседу, узнали, что ему надо, принесли продукты. Даже ужины горячие привозили.

Я, как журналист, не очень-то лояльна к властям. Но в этом случае аплодирую им. Нам начали звонить друзья и знакомые, все предлагали помощь. С соседями общаемся постоянно в чате. Мои коллеги по журналистскому цеху из других городов каждый день пишут мне, спрашивают, как дела, поддерживают, сочувствуют. Вот что я написала вчера им в ответ: "Я поняла, что самоизоляция объединяет. Никогда не замечала, что у нас дружный подъезд, ну, не ссорились, здоровались. А сейчас создали чат, общаемся. На третьем этаже смеситель потек. Нашелся подержанный на первом, у нас обнаружился газовый ключ. Починили. Вставал вопрос, что воду по стояку перекроют, так соседи из квартиры на четвертом предложили к ним в душ приходить, стирать. А еще решили, когда карантин совсем снимут, устроить пикник у подъезда". И это правда!

Жизнь продолжается. Нам звонят представители власти, спрашивают с тревогой: "Как ваше настроение?", просят потерпеть. А мы с соседями обмениваемся ссылками на хорошие фильмы и книги, шутим, пересылаем веселые картинки "на нашу тему". Я начала печь домашний хлеб, в сто раз лучше заводского. Мы пересматриваем отношение к миру, который так резко изменился и никогда уже не будет прежним. Мы понимаем, что хороших людей больше, чем плохих. И это тоже правда!

А теперь немного о лжи. Звонившие нам друзья спрашивали: "Правда, что дверь совсем заварили? А вдруг пожар или скорую кому надо вызвать?" Мы смеялись. Но недавно стало не до смеха. По сети разлетелись сообщения, что жильцы нашего подъезда "в ярости", они утверждают, что дверь заварили неделю назад и мы ни при каких условиях не сможем выйти. И в СМИ началась вакханалия под лозунгом "Замуровали, демоны!". Про наш бедный подъезд писали в Грузии, России и других странах. Кому, интересно, взбрело в голову сеять панику, откуда это желание – стать популярным любой ценой. Неужели этот некто не понимает, что строжайший карантин – единственный выход сегодня? Что вовремя принятые ограничительные меры – единственный путь к нашему с вами спасению? Как житель подъезда, который оказался взаперти из-за несознательных теток, сбежавших из карантина, может всерьез протестовать против таких мер?

 

Кроме пандемии коронавируса, планету охватила пандемия фейков. Психологи говорят, что фейки – это проявление паники. Что человек, который распространяет недостоверную информацию, считает себя "помощником", спасает мир. Но ложь не бывает "во спасение". Ложь во все времена губительна как вирус, как COVID-19.

В прекрасном английском фильме "Реальная любовь" есть момент – начальный – который всегда доводит меня до слез. В кадре – аэропорт Хитроу и люди, которые обнимаются. За кадром голос: "Когда ситуация в мире наводит на меня грусть, я вспоминаю зал прилетов аэропорта Хитроу. Согласно общему мнению, мы живем в мире злости и алчности. Но я не согласен, мне кажется, что любовь повсюду. Зачастую она не так заметна и торжественна, но она повсюду. Отцы и сыновья, матери и дочери, мужья и жены, любовники и любовницы, закадычные друзья. И я понимаю, что любовь повсюду. В сообщениях из башен-близнецов и из падающих самолетов 11 сентября не было мести и ненависти, только любовь!"