1. Главная
  2. Почитай

"Дегенераты - это не ругательное слово". Шымкентская учительница о том, как не стать паразитом

Интересная и полезная статья ✅ "Дегенераты - это не ругательное слово". Шымкентская учительница о том, как не стать паразитом ⚡ Читайте онлайн публикации на актуальные темы на интернет-портале Tengrinews.kz.
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

"Дегенераты - это не ругательное слово". Шымкентская учительница о том, как не стать паразитом "Дегенераты - это не ругательное слово". Шымкентская учительница о том, как не стать паразитом
Послушать эту статью

Если у вас были стереотипы по поводу Шымкента и шымкентцев, то все они будут разрушены после знакомства с этим человеком.

Никаких слов не хватит, чтобы передать ощущение счастья, которое испытывает житель морозной и снежной столицы, оказавшийся в марте в солнечном и теплом Шымкенте. И пусть это тепло в нашем случае очень скоро сменится ненастье: после оттепели в Шымкенте все-таки выпал снег, но этот южный город от этого не стал холоднее. Прошел день, и в нем все так же солнечно, поют птицы, а приближение весны чувствуется так, что при мысли о возвращении в пока еще морозную столицу хочется остаться жить здесь, на юге, навсегда.

Кто-то спросит: зачем эта лирика, давайте ближе к заявленной в заголовке теме. Но в этом и суть, что Шымкент, его климат, всегда высокое небо и вообще вся природа Южного Казахстана неразрывно связаны с героиней этого текста. Алина Робертовна Соловьева - учитель биологии шымкентской школы-гимназии № 1 имени Пушкина. Это необычный человек. Она герой. Настоящий герой. Почти три года назад сам Нурсултан Назарбаев ей вручил высшую степень отличия - звание "Қазақстанның Еңбек Ері", то есть Герой Труда.

Кто-то скажет: звучит как-то по-советски. Вот именно с темы советского образования мы и начинаем свою беседу с Алиной Робертовной.

"Некоторые говорят, что советское образование было супер. Но я считаю, что нельзя сказать, какое образование лучше - в прежние времена или сегодня. Современное образование - оно просто другое. Например, сейчас значительная часть детей, по сравнению с советским периодом, говорит на иностранном языке. А вот в советское время нас учили хорошо писать на английском, делать разбор предложений и правильно расставлять окончания, мы это все прекрасно делали, но при этом мы не говорили. То есть мы грамотно пишем, но разговорного языка у нас не было, что-то сказать на английском для нас было стрессом", - говорит учительница.

"Я встречалась с преподавателями колледжей, и как-то один из них говорит: "Сейчас все плохо, а в советское время ученику дали параграф - он его выучил". Я ему отвечаю: если сейчас вернуть советские учебники, дети их вообще не поймут. Те книги требовали больше самостоятельности от ребенка, сейчас у детей зачастую нет такой самостоятельности, им должно быть интересно, им надо картинку, им надо схему, им надо таблицу, им надо представить материал так, чтобы они легко его воспринимали. Кто сейчас будет читать Гегеля или Шиллера, речь даже не про детей, вот из взрослых кто сядет и будет читать такое? Я думаю, кроме студентов специализированных вузов, вряд ли кто-то еще. То есть сейчас все немножко по-другому.

Было ли советское образование качественнее? Сейчас у нас школьные программы намного сложнее советских. Если мы учили историю в целом как предмет, который просто приятно воспринимать, это были почти сказки, и наизусть мы должны были там запомнить всего 15 дат, то сейчас ребенок должен порядка 5000 цифровых сведений (дат и не только) держать в голове - ну это же тоже нехорошо.

Хотя по истории сейчас программа меняется, и сколько цифровых сведений в обновленной версии, я не берусь сказать.

Если бы ЕНТ провели в советское время, то я думаю, что его не сдало бы значительное количество выпускников, просто потому что решение выпускной контрольной работы длилось несколько часов, а на ЕНТ ты ограничен по времени.

И к тому же нужно учитывать скорость мышления: один будет решать три часа, другой - 40 минут, и у него результат будет лучше. Вот взять, например, олимпиады. Есть дети, которые очень умные, но они медленно думают, и поэтому они не могут показать свои хорошие знания и представить свою область или страну на международке. Так вот в советское время было медленное образование, оно было более ответственное, никто никуда не спешил, все ходили пешком. Сейчас оно быстрее. И это не лучше и не хуже. Это все равно, что сравнивать сладкое с теплым", - рассуждает Алина Робертовна.

Время ускорилось. У детей появилось много отвлечений в виде Интернета и гаджетов. Но учитель замечает, что изменилось еще кое-что - отношение родителей к школе.

"В советской системе образования родители не ходили с вопросами в школу, то есть это крайне редкая ситуация, чтобы родитель пришел задавать вопросы в школу. Сейчас многие родители активно пытаются защитить своих детей от школьных знаний. Это ужасно, но факт: многие родители активно пытаются защитить своих детей от школьных порядков, пытаются создать своим детям такие условия, мол, ты можешь все, я тебя спасу, можешь хамить учителю, можешь ездить без прав, ты, главное, позвони, мы приедем и все решим.

Не было в советское время такой позиции по отношению к школе, а сейчас она существует. Бывает такое, что у школьника спросили домашнее задание, а родители пишут в соцсетях, что у ребенка сердечный приступ из-за того, что над ним издевалась учительница. Ну Господи боже мой, ведь у него просто спросили домашнее задание", - отмечает Соловьева.

За годы работы в школе она хорошо изучила типы учеников и знает, что в любое время и в любой параллели есть часть детей, которые не воспринимают и даже в каком-то смысле сопротивляются информации. Но у Алины Робертовны есть свой метод, как возвращать таких школьников в учебный процесс.

"Биология - предмет непростой, но очень интересный, и вот я пытаюсь вывести детей на интерес, потому что все темы по биологии как-то связаны с реальной жизнью. Это первое. А второе - я все равно пытаюсь не давать детям спать на уроке. Я сразу замечаю, когда ребенок начинает уходить в нирвану, он сидит с открытыми глазами, вроде смотрит, но он тебя не слышит. Тогда начинаешь задавать ему вопросы вроде: "А ты как относишься к тому, что сейчас было?" Он начинает просыпаться: "Разве сейчас что-то было?" Ему становится неловко, ведь всегда неловко, когда все вокруг в курсе, а ты один что-то пропустил, и он потихоньку выныривает из своего мира.

Вообще, если честно, чтобы на уроке биологии получить хорошие оценки, не надо прилагать мегаусилия. Первое усилие - это работа над собой, нужно добиться того, что ты присутствуешь в классе не формально, то есть, что ты не просто тело на стуле, а ты именно воспринимаешь информацию, просто слушаешь и понимаешь. А если ты не понимаешь, ты тут же должен задать вопрос, не нужно тратить время урока на то, чтобы насмешить одноклассников. Второе усилие - работа с учебником дома, это занимает от восьми до 28 минут в зависимости от скорости чтения и запоминания", - рассказывает Соловьева, уверяя, что замеряла это время по секундомеру.

Интерес школьников пробуждается сам собой, когда начинается интересная для них тема. Например, анатомия и физиология. Самое интересное, что у современных детей нет никаких шуток и смущения во время таких уроков, они, наоборот, ведут себя иногда гораздо деликатнее, чем некоторые взрослые.

"В советское время было четкое положение: если есть два класса, например, "А" и "Б", то на время прохождения темы половых органов нужно всех девочек из двух классов собирать в один класс, а всех юношей в другой. И это правило довольно долго сохранялось. Но сейчас у нас пандемия. В прошлом году я не вела у 9-го класса, где как раз изучают эти органы. Но я знаю, что приходила бабушка одного из учеников и возмущалась, мол, как же учитель может такую пошлость рассказывать детям. Но боже мой, это не пошлость. Учитель оправдывалась, говорит, поймите, ведь это же органы, такие же, как рука, ухо, нога, понимаете, они есть, вот мы их проходим, так по программе положено", - приводит пример наша собеседница.

Вообще, когда Алина Робертовна начинает говорить о своем предмете, о животном мире, микроорганизмах, то собеседник сразу очаровывается. Например, рассказывает она о варанах, которые водятся в казахстанской пустыне, и ты сразу представляешь себе эту картину. Или рассуждает на тему некоторых несостыковок в классической теории происхождения человека от обезьяны, и ты словно смотришь какой-то научно-познавательный фильм. При этом возникает два вопроса: откуда она все это знает? И почему это все так интересно?

Знает она много, потому что находится в постоянном поиске и все время изучает свой предмет, а вот по поводу интереса, который вызывают ее рассказы, нужно пояснить один момент.

Мама Алины Робертовны селекционер-генетик, и она с малых лет возила свою дочь по различным опытным животноводческим хозяйствам, разбросанным по всему казахстанскому югу. Так что природу родного края она на наглядных примерах изучила с самого детства.

Мы беседуем с Соловьевой, сидя в школьной библиотеке, причем за нами очень пристально следят, чтобы мы ни в коем случае не снимали маски: в школе с этим очень строго.

Поэтому мы просто не могли не задать вопрос учителю про коронавирус. У Алины Робертовны насчет ковида оптимистичный прогноз.

"Я понимаю, что коронавирус - это очень плохо, но с точки зрения биологии это не настолько страшно. Мы его победим, это не так ужасно, как описывают апокалиптические произведения Стивена Кинга. Человечество с этим справится. Говорят, будет другой вирус. Да, будет, ну и что? Это эволюция, и мы либо состоятельны на этой планете, либо несостоятельны, так что надо доказывать, что мы состоятельны, надо работать, заниматься исследованиями, беречь здоровье и вести здоровый образ жизни", - говорит она.

Нужно было уже заканчивать интервью, но неожиданно для меня наш разговор о коварной природе вирусов вдруг перешел к не менее коварной природе людей.

"Вообще, в биологии живые организмы очень легко и быстро любят переходить к паразитизму, все живое стремится получить энергию, как правило, из питательных веществ, причем получить на халяву. Переход к паразитизму всегда молниеносен.

Если есть хоть малейшая возможность, то живые организмы уходят в паразитизм, и это всегда приводит к деградации нервной системы, к тому, что они становятся несовершенными, примитивными, отвратительными и с ними нельзя поговорить. Вот с собакой можно поговорить, с кошкой можно, с дельфином можно, а с паразитами нельзя поговорить, с ними вообще не о чем разговаривать", -  говорит с улыбкой Алина Робертовна. Наверняка за это чувство юмора ее очень любят ученики.

"Так же и с человеком?" - осторожно уточнил я.

"Да, как только он переходит к паразитизму, это непременно приведет к деградации, обязательно. Вот я детям бесконечно это говорю на уроках. Дегенерация - это биологический термин, мы его проходим в школе, поэтому дегенераты - это не ругательное слово, это те, кто перешел к паразитизму или к сидячему образу жизни.

Так что двигайтесь и совершенствуйтесь. Чем больше вы работаете мозгом, тем лучше он работает. Мышцы и мозг - это самые накачиваемые органы. Если человек будет двигаться и интеллектуально развиваться, то это приведет к тому, что он перейдет на качественно более высокий уровень", - завершила свою мысль учитель по биологии шымкентской школы-гимназии № 1 имени Пушкина.

Я вышел после этого интервью сам не свой. На улице еще местами лежал вчерашний снег, но уже било в глаза весеннее солнце. Я немного растерялся и совсем забыл, где нахожусь. Через какое-то время мы с фотографом решили перекусить знаменитой в этих местах тандырной самсой. Только тогда я осознал, что все еще нахожусь на юге Казахстана. Да, такого Шымкента я еще не видел.

Текст: Ренат Ташкинбаев. Фото: Турар Казангапов©