1. Главная
  2. Почитай

Здесь дом стоит дешевле "Айфона", а зарплата - 38 тысяч. Жизнь на краю Казахстана

Здесь дом стоит дешевле "Айфона", а зарплата - 38 тысяч. Жизнь на краю Казахстана Здесь дом стоит дешевле "Айфона", а зарплата - 38 тысяч. Жизнь на краю Казахстана

В этом месте заканчивается Казахстан. И это не образное выражение. Здесь действительно рукой подать до границы с Россией. На краю поселка стоит дом. В доме этом живет мать-одиночка, воспитывающая троих детей. Но поселились они здесь совсем недавно. Приехали из соседнего села, которое называется Образец. Так уж получилось, что лично для них Образец перестал быть образцом.

Поселок Каракога (Северо-Казахстанская область, район Магжана Жумабаева). Здесь проходит трасса, ведущая в российский город Омск. Но нас интересует не весь поселок, а один маленький деревянный домик, стоящий на улице Конституции Казахстана.

С недавних пор в этом доме вместе с двумя сынишками и лапочкой дочкой живет Юлия Рудык. Ей 25 лет. Мужа нет. У всех троих детей разные отцы. Живет Юлия на адресную социальную помощь, а также получает продуктовые наборы на детей. Кроме того помогает, чем может, им бабушка в Булаево.

А еще у матери троих детей есть кредит в 400 тысяч тенге. Вот только Юлия уверяет, что этот кредит она взяла не по своей воле и денег этих вообще в руках не держала.

"В прошлом году в "Одноклассниках" я познакомилась с одной женщиной. Она мне предложила взять вещи на продажу и сказала, что деньги будем делить пополам. Я приехала на встречу с этой женщиной в город. Но уже не помню, как мы доехали до банка. Потом мне показали видео с камер наблюдения, как я подписываю документы, но я не помню, что я там делала. Я даже не знаю, как я подписала эти бумаги", - говорит Юлия.

Все обстоятельства того странного дня она изложила в заявлении, с которым обратилась в полицию.

По ее словам, сумма кредита была 400 тысяч тенге. С того момента прошел уже почти год, и задолженность ее составляет уже 460 тысяч.

"Теперь в банке говорят, что дело завели и, если я не выплачу сумму полностью, то могут конфисковать у меня имущество", - разводит руками мать троих детей.

В социальных сетях мы списались с женщиной, которую упоминает Юлия. И вот что она говорит по этому поводу: "С Юлией я знакома. Да, она брала кредит, только не мне, а себе, как она говорила, у нее очень много было долгов. Но то, что она не помнит, как брала кредит, - это чистая ложь".

Две недели назад Юлия переехала из родного села Образец в более перспективный на ее взгляд соседний поселок Каракога.

"Из-за школы переехала, здесь школа лучше. А то моего сына во второй класс перевели, а он до сих пор алфавит не знает", - поясняет Юлия.

"В Образце вообще делать нечего. Многие разъехались", - говорит Юлия на пару со своей матерью Натальей.

"Вы Образец-то не хайте, - не соглашается крестный отец одного из сыновей Юлии Николай, сегодня он тоже пришел проведать родственников. - Работа там есть для механизаторов и животноводов".

"Это для мужиков есть, а для меня нет", - говорит мать Юлии.

Женщины готовят обед.

"Юля, где ложки? - хлопочет мать. - А соль где у тебя?"

Мать Юлии живет отдельно в Образце. Каждый день она пешком приходит в Каракогу к дочери и внукам. Иногда приезжает на велосипеде (расстояние между поселками - три километра).

Она уверяет, что никак не может найти себе работу. Вспоминает времена, когда с удовольствием трудилась на одного местного предпринимателя.

"Классно было в то время работать, хотя они мало платили, но мне хватало. И квартиру снимала", - рассказывает женщина.

"И в поле картошкой занималась, и на огороде, и обстирывала их. А за все 20 тысяч, прикиньте?" - комментирует крестный отец.

"Меня все устраивало, а вот сейчас меня ничего не устраивает, потому что работы нет. Жить не на что, и дом у меня валится. Что делать, я вообще не знаю. Я уже до такого дошла, что хочу познакомиться с кем-нибудь в Интернете и уехать отсюда к черту. Но у меня не получается", - признается мать Юлии Наталья.

Она демонстрирует справку с места работы шестилетней давности. Судя по этой бумаге, ее зарплата на тот момент составляла 10 тысяч тенге.

"Зарплаты у нас на селе 38 тысяч. Сторожа, бывает, получают 45 тысяч", - говорит Юлия.

На улице мы встречаем еще двух жительниц, которые называют среднюю по селу зарплату на уровне 42 500.

"У нас здесь почти что все так получают, кроме врачей и учителей. И еще вариант - уборка и посевная", - говорит одна из них.

"А что это 42? Они говорят 42, а на деле у нас 30 тысяч зарплата. Вот у меня муж работает и 30 тысяч зарплату получает за месяц. Хорошо получают люди только на сезонной работе - уборке и на посевной. Например, посеяли зерно - вот тебе 100 тысяч, убрали зерно - вот тебе 150 тысяч, и все. А сейчас 1 ноября весь совхоз уйдет домой, и на что жить? На что жить?" - задается вопросом другая жительница.

"Нам все равно - есть свет на улице или нет, есть дороги или нет. Единственное пожелание, чтобы каждый месяц давали вовремя зарплату, чтобы мы не входили в долги, ведь у нас должников в магазине валом - все в тетрадках под запись берут", - поясняет женщина, пожелавшая остаться за кадром.

"Вот я числюсь как соцработник, общественник, и мусор собираю, и кусты пилю под речку. 42 тысячи начисляют, 38 - на руки", - рассказывает крестный отец Николай. Он признается, что ему предлагали работу и за 69 тысяч тенге, но он туда не пошел, потому что, по его словам, там надо целые сутки проводить в сидячем положении, а он привык бегать.

Николай - крестный отец Юлиному сыну. Настоящие отцы ее детей даже не вписаны в свидетельства о рождении.

Так что Виктор, Радион и Виолета унаследовали имя, отчество и фамилию от своего деда - отца Юлии, которого уже нет в живых.

"Один из отцов моих сыновей сразу отказался от ребенка, я еще беременная была. А так он вылитый папа. Но я рожала не для мужчин, а для себя", - говорит девушка.

На самом деле дом, в который переехала Юлия с детьми, еще не ее. Она договорилась купить его в рассрочку за 370 тысяч тенге. Хозяева готовы отдать и за 300 тысяч, если бы им заплатили наличными. Но наличных денег у Юлии нет. Она рассчитывает, что купит этот дом, когда продаст свой в Образце. Правда, ее дом пока не покупают.

С этой семьей хорошо знаком аким Каракогинского сельского округа Жанболат Мукашев. По его мнению, выплат АСП и продуктовых наборов, которые получает Юлия, достаточно, чтобы прожить.

Что касается матери Юлии Натальи, то он говорит следующее:

"У нас есть сезонные работы по благоустройству, это уборка улиц, покраска заборов. Вот на таких работах она сезон отработала. А на второй сезон я ее не взял, потому что мы одного человека два раза не берем, чтобы сделать более широкий охват населения, чтобы  другие люди тоже поработали".

По словам акима, работникам, занятым в благоустройстве, государство начисляет 42 500. Из этой суммы делаются социальные вычеты, и на руки человек получает где-то 38 500.

Вместе с тем он отметил, что сезон работ по благоустройству подходит к завершению, поэтому в настоящее время на такие работы уже людей не берут.

Связаться с Юлией можно по телефону: 8 777 923 6152

Сейчас поселок Каракога оказался как бы на острове. Ближайший город Булаево закрыт на карантин. Пассажирский автобус ни в районный, ни в областной центр временно не курсирует. Еще раньше - весной - прекратила сообщение и электричка из Петропавловска, которая проходит через Каракогу в Россию. Единственный выход выбраться отсюда - либо личное авто, либо таксисты-частники.

На интернет-странице акимата сельского округа есть информация об отчетной встрече акима с жителями села Образец. В размещенном сообщении всего лишь три фотографии и три предложения, одно из которых такое: "В ходе отчетной встречи было задано два вопроса". Какие вопросы - не уточняется.

Может показаться, что в таком же нелегком положении, как Юлия и ее мать, находится все село Каракога. На самом деле есть в этом поселке и по-настоящему счастливые люди, которые не жалуются на жизнь, излучают оптимизм и даже готовы с утра на улице петь песни. Об этом - в нашем следующем репортаже.

Текст: Ренат Ташкинбаев. Фото: Турар Казангапов©