1. Главная
  2. Почитай

Это его вечеринка. Житель Павлодара устраивает удивительные посиделки

  • 25
Это его вечеринка. Житель Павлодара устраивает удивительные посиделки Это его вечеринка. Житель Павлодара устраивает удивительные посиделки

На первый взгляд это совсем обычный павлодарский дом. Но стоит вам зайти внутрь, как вы тут же окажетесь будто в другом измерении. Там все не так, как в остальном Казахстане. Взять хотя бы кошку. С виду обычная черно-белая кошка, но ее здесь называют музыкальной. Когда начинает играть пластинка, кошка приходит, ложится и слушает, причем кажется, что делает она это с большим удовольствием - урчит и зажмуривает глаза. Корреспондент Tengrinews.kz сходил на самую необычную вечернику в своей жизни и в очередной раз понял, как же скучно он все-таки живет.

Вот та самая кошка Алиса. Сейчас она устроится поуютнее и начнет слушать.

А вот ведущий вечера Наум Григорьевич Шафер. Сегодня вместе со своей супругой он будет рассказывать гостям об истории одной известной песни. Это будет целая лекция.

Наум Григорьевич заводит патефон. Делает он это осторожно, чтобы не повредить пружину. Ставит пластинку, и начинается магия. Старая песня со звонким голосом и характерным шуршанием растекается по комнате.

Это невозможно описать. Ты будто бы проваливаешься в какой-то иной, удивительный мир.

В том же доме, только в другом подъезде, хранится вся жизнь Наума Григорьевича, а вместе с ней и вся жизнь мировой музыки.

В этих коридорах собрана коллекция пластинок с бессмертными мелодиями со всего света.

Всего 27 тысяч дисков. Среди которых есть и пластинка 1898 года - старинные вальсы и романсы.

"Я начал собирать пластинки неосознанно, с 10-летнего возраста. В 1930 году мои родители на свадьбу получили в подарок патефон и 30 пластинок. И в детские годы я не помню, чтобы я играл с какими-то игрушками, которые мне дарили. Я или читал книжки, или слушал беспрерывное количество раз вот эти 30 пластинок, которые в последующем привез с собой в Казахстан, когда нас в 1941 году сюда депортировали. И потом, естественно, я к этим пластинкам добавлял другие", - рассказывает Шафер.

Он родился в Молдавии, провел детство в Бессарабии, а потом семья оказалась в Казахстане.

"Это пластинка Розы Джамановой. Вам говорит что-то это имя?" - расспрашивает нас Наум Григорьевич.

Нас он не видит, у Шафера проблемы со зрением, но по нашим голосам хозяин дома-музея понимает, что имеет дело с достаточно молодыми людьми.

"А Куляш Байсеитову-то помните? - делает вторую попытку Наум Григорьевич и, получив утвердительный ответ, поясняет. - Вот Роза Джаманова - наследница Куляш. Когда Куляш уже ушла со сцены, то все ее роли перешли к Розе Джамановой. Эта пластинка 1956 года. То есть диску сейчас 63 года. И знаете, как эта пластинка звучала тогда, так она звучит и сейчас. Конечно, звук здесь немножечко металлический, потому что в патефоне электричества нет, но тем не менее вы убедитесь, как это звучит. Это песня Капана Мусина, и называется она "Золотая осень", - поясняет Шафер.

Начинает вращаться диск, звучит музыка, и по коже снова проходят мурашки.

Наум Григорьевич вместе со своей супругой внимательно слушает песню. Удивительно, как в свои годы он не теряет интереса к прослушиванию этих знакомых ему мелодий.

"Ну как, на молодые уши это воспринимается или нет?" - интересуется музыковед и ставит вторую сторону пластинки.

"А это песня Манарбека Ержанова. Он домбрист и исполнитель собственных произведений. Но иногда его произведения пели и другие певцы, в том числе Роза Джаманова", - предваряет Наум Григорьевич.

И снова по комнате разносится неповторимый звук.

"Вот сейчас играла эта иголка, но для того, чтобы сохранять качество пластинок, я эту иголку уже выбрасываю", - говорит Шафер, демонстрируя нам иглу для патефона.

Эти иголки нужны, чтобы проигрывать так называемые бьющиеся шеллачные пластинки для патефона (в коллекции Шафера больше половины пластинок патефонные, остальные из винила, последние проигрывать на патефоне нельзя). Когда-то ему по заказу сделали 2000 таких игл, но в настоящее время их осталось примерно на пару лет прослушивания.

Шафер рассказывает, что ему предлагали оцифровать все записи, а сами пластинки выбросить. С этим наш собеседник никак не может согласиться. Во-первых, говорит он, смысл музея в том, чтобы хранить оригиналы, а во-вторых, ни один современный носитель, уверяет он, не может служить вечно.

"Современные носители, несмотря на то, эксплуатируешь ты их или нет, все равно рано или поздно теряют свое качество. А пластинка - нет, она хранит звук вечно", - не устает повторять в своих многочисленных интервью Наум Григорьевич.

Как-то раз Шафер привозил свой патефон в столицу Казахстана и встречался с Первым Президентом Казахстана.

"Тогда мы с собой привезли первую казахскую "бьющуюся" патефонную пластинку 1935 года. Нурсултан Абишевич сам запустил диск, опустил мембрану и послушал эту пластинку. На ней были домбрист Лукман Мухитов и кобызист Жаппас Каламбаев. На первой стороне они исполняли кюй "Кенес", а на другой стороне - "Балбырауын", - рассказывает Шафер.

"Причем в те далекие времена (1935 год) никто еще не знал, что автором "Балбырауына" был Курмангазы. Кюи его были хорошо известны и исполнялись, а имя его сделал популярным впервые Евгений Григорьевич Брусиловский, который всячески пропагандировал творчество Курмангазы и даже добился того, чтобы консерватории присвоили имя Курмангазы.

Были чиновники, которые противились этому, мол, как можно, говорили они, консерватории, высшему музыкальному заведению нашей страны присвоить имя человека, который не знал даже нот.

А Брусиловский отвечал, что Курмангазы, хотя и не знал нот и не слышал таких слов, как опера и симфония, при этом обладал удивительным симфоническим мышлением в своих кюях и профессиональные композиторы должны у него учиться. Поэтому он во многом сыграл свою роль, чтобы консерватория носила имя Курмангазы", - поясняет Шафер.

Видя ту любовь, трепет и страсть, с которыми наш собеседник рассказывает о музыке, мы не могли у него не поинтересоваться, вдохновляет ли его современная музыка.

"Как вам сказать… Я не знаю, что вы имеете в виду. Если это музыка, то она меня может вдохновить. Но если вы имеете в виду эту попсу, то она меня не только не вдохновляет, она повышает мне давление, понимаете, и я это не считаю музыкой.

Сейчас у нас бытовая музыка, мне кажется, находится в стадии деградации. Может быть, я не прав, может, я консерватор, может, у меня отсталые взгляды, но современную попсу я не считаю даже музыкой. Это неизвестно что такое.

Но, допустим, хороший рок я признаю. А попсу нет, где сплошной бум-бум-бум. Возьмите танцевальную музыку прежних времен, ее ведь не обязательно было танцевать, ее можно было просто сидеть и слушать. А вы можете сейчас просто сесть и слушать то, под что сейчас трясутся молодые люди? Под это можно только трястись, не особенно придавая значение тому, какие звуки издает тот аппарат, на котором воспроизводится эта музыка", - убежден Наум Григорьевич.

Интересно, как Шафер может быстро переключаться с исполнителя на исполнителя. Вот еще недавно он с придыханием говорил о творчестве Куляш Байсеитовой, называя ее незабвенной, и спустя какое-то время в соседнем подъезде на очередном вечере музыки будет с тем же интересом рассказывать историю советского хита "Катюша". Вот что значит меломан.

На очередные музыкальные посиделки собрались жители Павлодара.

Не обошлась эта вечеринка и без кошки Алисы.

13 января наступающего года Науму Шаферу исполнится 89 лет.

Ренат Ташкинбаев