Зачем Казахстану сирийские переговоры и почему проводилась операция "Жусан"

25 июля, 11:07
4

Журналистка из Казахстана Акмарал Баталова выиграла британскую премию WinTrade в номинации "Женщина года". Премию ей вручили за серию репортажей о конфликте в Сирии. Акмарал - единственный казахстанский журналист, который официально посетил эту страну во время военного кризиса. Журналистка решила поделиться своим видением ситуации в Сирии, роли Казахстана в урегулировании конфликта и операции "Жусан". Tengrinews.kz публикует статью Акмарал Баталовой.


Акмарал Баталова в разрушенном Алеппо.

Нужны ли Казахстану сирийские переговоры?

Идея проведения переговоров по мирному урегулированию сирийского конфликта не была чьей-то прихотью, и не Казахстан ее инициировал. До них наша столица уже выступала в качестве платформы переговоров для сирийской оппозиции, но их нельзя назвать успешными по причине большой разрозненности оппозиционных правительству Сирии сил. Многие из этих людей не имеют настоящего представления о реалиях в стране, поскольку давно покинули родину и проживают за границей, кто-то в Европе, кто-то в Турции, в Саудовской Аравии, Египте. У них разные взгляды на будущее Сирии, поэтому они не могли договориться между собой ни у нас, ни в Женеве.

Астанинский же процесс возник потому, что на тот момент, в конце 2016 года, так сложилась ситуация на сирийском фронте. Все стороны понимали, что переговоры необходимы, но встречи в Женеве и Вене, которые проводились уже с 2012 года, зашли в тупик и не принесли никакого результата. Вооруженная оппозиция, непосредственно воюющая в Сирии против правительства президента Асада, согласилась начать переговоры, но отказывалась ехать в Москву. Российские представители были против проведения переговоров в Турции, поскольку, как вы помните, на тот момент были очень напряженные отношения с этой страной из-за сбитого самолета. Турки не хотели ехать в Иран, опять же из-за холодных тогда отношений между Анкарой и Тегераном. Но собраться и начать обсуждать важнейшие вопросы было необходимо. Тогда Президент России В. Путин позвонил нашему Первому Президенту Н. Назарбаеву и попросил принять эти переговоры в столице Казахстана.

Каковы результаты Астанинского процесса?

На сегодняшний день за 11 раундов, прошедших с января 2017-го по май 2019 года, были достигнуты весьма ощутимые результаты. Во-первых, впервые удалось усадить за общий стол переговоров представителей военной оппозиции и государственной делегации. Надо понимать, что это люди, в реальной жизни смотревшие друг на друга сквозь прицел оружия. Удалось разделить сирийскую оппозицию на радикальную и "умеренную"; была также достигнута договоренность с полевыми командирами последней выступить единым фронтом против ИГ и "Аль-Каиды" в Сирии. Самым решающим было достигнутое соглашение по созданию четыреx зон деэскалации военного конфликта, которые привели к снижению военной напряженности. Стороны также согласились на обмен пленными и телами убитых в течение военного конфликта, были созданы рабочие группы, которые уже способствуют фактическому обмену. Было также достигнуто соглашение о доставке гуманитарной помощи в зоны, контролируемые боевиками. Как показало время, создание зон деэскалации помогло сирийской армии локализовать террористов в одной провинции Идлиб, передислоцировать свои войска и планомерно, при поддержке российских ВКС, освободить большую часть страны от противоборствующих сил. Создание зон деэскалации позволило создать "коридоры спасения", благодаря которым большинству мирных жителей удалось покинуть захваченные боевиками территории до начала военных действий. Тысячи сохраненных жизней рядовых сирийцев - это самый главный результат переговорного процесса в нашей столице.

Особенность Астанинского процесса заключается еще и в том, что впервые переговоры по мирному урегулированию были организованы вдали от традиционных европейских столиц, таких как Женева, Вена, Париж, где они обычно проходят. The Astana Process также в какой-то степени способствовал налаживанию отношений между Россией и Турцией. Примирению президентов этих двух стран, как вы помните, способствовал Елбасы. Об этом сказал в сентябре 2017 года глава российской делегации Лаврентьев. Уникальность переговоров состоит также и в том, что в процессе этих переговоров Турция, как суннитская страна, и шиитский Иран демонстрируют пример сотрудничества между двумя религиозными конфессиями на фоне длящегося в мусульманском мире суннитско-шиитского конфликта. Вновь назначенный специальный посланник ООН по Сирии Гейр Педерсен накануне проведения в апреле 11-го раунда Астанинского процесса объявил о завершении процесса формирования конституционного комитета. Задача комитета - работа по устранению существующих политических и социальных противоречий в конституции Сирии и подготовка новых президентских выборов.

Решение о создании этого органа было принято на состоявшемся в январе 2018 года в Сочи Конгрессе сирийского национального диалога.

Почему США отказались от участия в переговорах?

Госдеп США заявил, что США отказываются участвовать в переговорах по Сирии в Нур-Султане в любой форме. "ООН и только ООН является форумом для политического прогресса в Сирии. Переговоры астанинской группы, подобные тем, которые состоятся в начале августа, не могут заменить Женевский процесс – единственный заслуживающий доверия, законный и международно признанный формат для политического процесса в Сирии", - подчеркнули в Вашингтоне.

В переговорах в нашей столице участвуют представители стран-гарантов - России, Турции, Ирана, делегаций сирийского правительства и вооруженной оппозиции. Казахстан является страной, предоставляющей площадку для мирных переговоров, и таким же наблюдателем, как и представители ООН, ЕС, Франции и Иордании. В следующем раунде к ним присоединятся Ирак и Ливан как страны, имеющие прямые границы с Сирией. Все участники Астанинского процесса неоднократно подчеркивали, что он является комплементарным к переговорам под эгидой ООН в Женеве. Если бы это было не так, ООН не присылала бы своих специальных посланников на каждый раунд.

Это не первый раз, когда США отказываются участвовать в Астанинских переговорах, но страны-гаранты продолжают каждый раз приглашать их для участия в переговорном процессе. При этом посол или представитель посольства США присутствовали если не на всех, то на самых решающих раундах, в качестве наблюдателя. В сентябре 2017 года на 7-й раунд приезжал действующий помощник госсекретаря США Дэвид Саттерфильд. Он призвал положить конец кровопролитию в Сирии и поблагодарил Елбасы за организацию условий для проведения мирных переговоров. США отказываются от участия переговоров потому, что у них слишком разные, иногда прямо противоположные с другими участниками сирийского конфликта цели в этой стране. Будучи в Вашингтоне, я беседовала с Люком Коффи - директором Центра внешней политики Дугласа и Сары Эллисон. Он сказал, что считает астанинские переговоры провальными потому, что в итоге "Асад и Россия захватили практически всю территорию Сирии, а враждующие стороны так и не смогли договориться". Но он не видит в этом вины Казахстана, "мы не должны путать большую работу, которую Казахстан проделал, пытаясь собрать воюющие стороны вместе, с тем, что, как я вижу, является провалом Астанинского процесса в Сирии. Однако это не значит, что это вы потерпели крах. Казахстан сделал все возможное, чтобы объединить стороны и найти решение, однако "вы можете привести лошадь к водопою, но вы не можете заставить ее пить", - процитировал пословицу на английском языке господин Коффи.

Еще одним объяснением отказа американцев приехать в Нур-Султан являются более чем натянутые отношения Вашингтона с Тегераном на данном этапе. После выхода президента Трампа в интересах Израиля из иранской сделки эскалация напряжения возрастает с каждым днем, и для внешнего мира это выглядит так, что надежды на восстановление хотя бы худого мира между этими двумя странами не осталось никакой.

На решение США также влияет противостояние Ирана с Саудовской Аравией за влияние в регионе. Именно Сирия стала той критической точкой, где столкнулись интересы этих двух стран. США традиционно поддерживают позицию Эль-Риада как своего партнера.

Однако оценка другого американского аналитика несколько отличается от той, что высказал Люк Коффи. Пол Сондерс является президентом Проекта реформирования энергетических инноваций и старшим научным сотрудником по внешней политике США в Центре The National Interest. Его нынешняя работа сосредоточена на отношениях США и России, роли Америки в развивающейся международной системе, а также в области энергетики и изменения климата. Он считает, что продолжение Астанинского процесса очень важно, поскольку среди его участников есть и Россия, и Турция, а особенно Иран – непосредственные игроки на сирийском поле. Из-за отношений США и некоторых других стран с Ираном им сложно участвовать в этом формате переговоров, поскольку Тегеран играет в них одну из лидирующих ролей. Однако Сондерс думает, что: "Невозможно разрешить конфликт в Сирии без какой-либо роли Ирана в переговорном процессе. Сейчас единственная возможность для этого существует только через процесс в вашей столице. Так что если кто-то еще предложит другой формат, который включает Иран, на это стоило бы обратить внимание. Пока же иметь Астанинский процесс как один из компонентов более широкого портфолио дипломатических усилий, конечно же, очень важно", - сказал он.

Какова ситуация в Сирии на настоящий момент?

Уже всем понятно, что желание части населения изменить существующий порядок в стране, а также требование больших свобод было украдено вмешательством внешних сил и трансформировалось в террористическую войну против всего сирийского народа. Часть оппозиционных сил бежала за границу, часть примирилась с правительством, часть присоединилась к боевикам-радикалам. Конца этой ужасающей катастрофе не было видно. Создание зон деэскалации в рамках Астанинского процесса положило начало концу этой битвы всех против всех.

Однако военные операции еще продолжаются, поскольку не вся территория освобождена от противостоящих армии президента Асада сил. После того как в конце 2016 года правительственные войска окончательно установили контроль над Алеппо, боевикам, не пожелавшим сложить оружие, позволили уехать в Идлиб на зеленых автобусах. Постепенно в эту провинцию на северо-западе страны свезли вооруженных радикалов из остальных зон деэскалации, освобождаемых правительственной армией. Сейчас они сконцентрированы в Идлибе, который формально считается последней зоной деэскалации, находящейся под контролем Турции. Однако на деле там действуют различные радикальные группировки, противодействующие Дамаску. По разным источникам, в этой провинции сосредоточены десятки тысяч боевиков радикальных группировок, в том числе экстремистские ИГИЛ и "Хайят Тахрир аль Шам" – сирийское ответвление "Аль-Каиды" (обе группировки запрещены в Казахстане). Там также находятся боевики из Средней Азии, Казахстана и Кавказа с семьями.

Об этом неоднократно заявляло как сирийское правительство, так и российское руководство. Этот факт признал бывший специальный представитель США при глобальной коалиции по борьбе с ИГ Бретт Макгерк, сказав, что "Идлиб стал safe haven - зоной безопасности для банд "Аль-Каиды" и это большая проблема".

Террористы держат в заложниках примерно три миллиона мирных жителей, большинство из которых традиционно против правления семьи Асадов.

В Идлибе еще с 60-х годов прошлого столетия базировалась радикальная организация "Братьев-мусульман", до сих пор запрещенная в Сирии. Она организовывала ежедневные террористические акции по всей стране против госслужащих и мирных граждан. Отец нынешнего президента Хафез аль Асад жестоко подавил вооруженное восстание "Братьев-мусульман" в 1982 году. Тысячи сторонников организации, а также простые мирные жители были убиты, ранены или посажены в тюрьму. Поэтому определенная часть жителей Идлиба готова умереть под бомбами как шахиды, лишь бы не сдаваться на милость действующему президенту.

По жителям, готовым покинуть поле сражения, ведутся переговоры с целью организовать "коридоры спасения" и вывести этих людей из зоны опасности. Тормозит динамику операции невыполнение Турцией обещания вывести из Идлиба поддерживаемые ею группировки Национального фронта освобождения. Поэтому время от времени происходят короткие столкновения уже между отдельными частями армий двух стран - Сирии и Турции.

Турция, помимо того что она хочет оставить приграничную зону под контролем сирийских оппозиционных группировок, также стремится сохранить там присутствие частей своей регулярной армии, военные базы и наблюдательные пункты.

Анкара также опасается, что военная операция в Идлибе приведет к новой волне беженцев. Турция уже приняла у себя более 3 миллионов сирийцев и беспокоится, что вместе с беженцами в страну могут проникнуть и джихадисты. Хотя они уже находятся в стране в немалом количестве.

Турция – член НАТО, который имеет самую большую после США армию. Недавно издание En Son Haber сообщило, что Анкара по-прежнему готовится к масштабному вторжению в Северную Сирию. "Около 80 тысяч военнослужащих сосредоточены там в течение нескольких месяцев", - говорится в сообщении. Хотя, возможно, войска находятся там не для оккупации, а для того, чтобы не позволить террористам, бегущим из Идлиба, проникнуть в глубь Турции.

Лидеры трех государств-гарантов на переговорах и встречах в рамках Астанинского формата неоднократно заявляли, что контроль над Сирией должен вернуться к правительству в Дамаске. Недавно президент Эрдоган объявил, что, если в результате новых выборов сирийский народ предпочтет Башара аль Асада, Турция примет этот выбор.

Бесспорно, президент Асад попытается полностью уничтожить своих противников. Дамаск не может допустить, чтобы на территории страны образовался своеобразный анклав радикальных исламистов. Осажденным радикальным группировкам не остается ничего другого, как сражаться до последнего.

Однако если Турция оккупирует провинцию Идлиб, то эта территория может стать постоянно тлеющим очагом войны, поскольку сирийцы вряд ли когда-нибудь согласятся с таким раскладом.

Какая польза для Казахстана от проведения сирийских переговоров? 

Непосредственной пользой для нашей страны является то, что казахстанские дипломаты и переводчики смогли наработать неоценимый профессиональный опыт, необходимый для того, чтобы взаимодействовать с внешним миром. Незаметную на первый взгляд работу наших дипломатов отметили в своих интервью представитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура, министры иностранных дел России и Ирана и главы делегаций стран-участниц. Они все подчеркнули, что гостеприимное, нейтральное отношение работников казахстанского МИДа ко всем участникам переговорного процесса, деликатное умение убеждать собеседников, отлично организованный протокол и комфортные условия для проведения переговоров во многом обеспечили их успех. Если вы сравните данные в Google statistics, то увидите, что Астанининский процесс сработал на международный имидж Казахстана в гораздо большей степени, чем иные, гораздо более затратные в финансовом отношении мероприятия.

Операция "Жусан". Зачем нам это надо?

Кто-то опять может спросить: "А зачем нам это надо?", но ведь мы не на другой планете живем. Хотим мы этого или нет, Казахстан включен в глобальные процессы, и они по-своему влияют на нашу повседневную жизнь. Негативным доказательством этого включения в систему мировых событий является тот факт, что 2550 наших граждан, поддавшись радикальным идеям построения так называемого исламского халифата, уехали на джихад в Сирию и Ирак. 1130 из них были убиты в ходе боевых действий. Оставшаяся часть продолжает воевать, арестована или находится в бегах.

Общее число террористов, проникших в Сирию, составляет 171 400 человек, из них убиты 51 910. Воюющих, пропавших без вести или арестованных - 119 490 террористов. Эти цифры были опубликованы в отчете ООН и включены египетским писателем Рифатом Ахмадом в книгу под названием "Сирия перед лицом мировой войны. Факты и документы". Как известно, недавно казахстанскими спецслужбами была проведена спецоперация "Жусан" по возвращению 524 казахстанцев, 357 из которых - несовершеннолетние дети. Астанинский процесс внес определенный вклад в подготовку этой операции. В его рамках, так же, как и по линии работы с ООН, проходило взаимодействие по возвращению наших граждан.

Проблема возвращения указанных людей очень сложная, и многие страны решают ее по-разному. Учитывая, что в Ираке и Сирии иностранцам, воевавшим в рядах радикальных группировок, грозит смертная казнь, наша страна действительно спасла своих заблудших граждан. С гуманистической точки зрения мы показали пример некоторым высокоразвитым странам, которые отказались от части своих граждан, уехавших в зоны боевых действий, и лишили их гражданства. Чечня привезла группу своих женщин и детей и несколько казахстанских. Французы вывозят только малолетних детей. Таджикистан позволяет своим гражданам вернуться, если они искренне раскаются в содеянном. То, что мы вернули малолетних детей, это бесспорно правильно. Представьте, какая трагичная судьба биороботов ждала бы этих детей, если бы они выросли без родины, без родного языка, в таком окружении? В дальнейшем их могли бы использовать для осуществления терактов в Казахстане. И потом дети никак не виноваты в том, что их вывезли или родили в другой стране. Решение за них принимали родители.

Однако с возвращением взрослых возникает множество вопросов. Конечно, некоторые из них оказались жертвами хорошо организованной пропаганды радикальных организаций. Несколько девушек, например, были уверены, что едут в Турцию выходить замуж, а по прибытии туда обнаруживали себя в рядах "невест джихада". Однако были и те, кто осознанно отказался от жизни в Казахстане, фактически предал родину и, забрав свои семьи, поехал в самое пекло войны, в то время как коренные жители, схватив своих детей, бежали из Сирии, спасая свои жизни.

Осознают ли они, что родина действительно проявила к ним высшую степень гуманности, вернув их домой? В оправдание действий этих людей часто звучит мнение, что во всем виновато правительство, потому что они не могли найти работу, им нужно было содержать семьи. Приводятся в пример шахтеры Караганды, которые потеряли работу с закрытием угольных месторождений, или другие жители Казахстана, оставшиеся без работы. Безусловно, актом возвращения их из горячих точек правительство принимает на себя определенную ответственность за случившееся.

Но разве это снимает персональную ответственность с уехавших за то, что они, чтобы прокормить свои семьи, покинули страну, чтобы убивать других людей и свергнуть власть в чужом сувереном государстве? Незнание, как объясняют многие из них, того, что они едут на войну, а не в мусульманский рай, не может служить оправданием их поступку. Ведь незнание правил вождения не освобождает нас от ответственности за совершение дорожных нарушений.

Поэтому лица, воевавшие на стороне террористических группировок и совершившие военные преступления, несомненно, должны понести наказание по закону. Об этом уже заявили представители КНБ.

Существуют неопровержимые факты, что большинство терактов, случившихся в Европе и США, были совершены людьми, до этого воевавшими в Ираке, Ливии и Сирии в составе террористических группировок. Многие из бывших боевиков подвергались профессиональному вмешательству в их психику и воздействию тяжелых химических наркотиков во время их подготовки и участия в боевых действиях. К тому же, как правило, люди, побывавшие в местах военных действий, часто страдают от посттравматического синдрома, а его непредсказуемые последствия могут дать знать о себе спустя годы. Есть вероятность, что люди, побывавшие в зонах военных действий, могут стать объектами манипуляций различных деструктивных сил уже в нашей стране. Поэтому, безусловно, все те, кто вернулся из горячих точек, должны находиться под особым контролем спецслужб, с ними должны работать профессиональные психологи, а их семьи и общество в целом должны помочь им пройти процесс реабилитации. Сможем ли мы обеспечить такой контроль и помощь на должном уровне, чтобы они снова стали полноценными гражданами страны - вот в чем вопрос. Сейчас многое делается для того, чтобы не допустить радикализации ислама в Казахстане и предостеречь наших молодых людей от этой беды. Казахстан проводит большую работу в ООН в рамках взаимодействия по вопросам контртерроризма. В сентябре 2018 года, например, в рамках 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН был принят Кодекс поведения по достижению мира, свободного от терроризма, инициированный Елбасы, который направлен на учреждение глобальной контртеррористической коалиции государств под эгидой ООН и подписан более восьмидесятью странами. Однако необходимо уделять больше внимания этому вопросу. Ведь среди уехавших были и молодые люди из благополучных семей, с отличным образованием. Это показательно не только для граждан нашей страны, но и для других, более благополучных стран. Например, из Саудовской Аравии в Сирию уехали 24 500 человек, из Турции - 25 800, а из европейских стран - 30 тысяч. Значит дело не только в безработице. Необходимо создавать такие условия, чтобы молодые люди ощущали свою вовлеченность в жизнь общества, свою значимость в нем и ответственность перед ним.

Какие новые угрозы, связанные с терроризмом, возникают в настоящее время?

Важно понимать и отслеживать все текущие тенденции в этой сфере. Например, несмотря на то что так называемое ИГ (террористическая организация, запрещенная в Казахстане) придерживается фундаменталистских взглядов на место женщины в исламском обществе, в последнее время идеологи террористических организаций начали придавать особое значение роли женщин в составе группировок. Игиловцы уже пытались возродить такое понятие, как "моджахедат", - женщины, которые физически сражались вместе с пророком Мухаммедом. На основе этого образа была создана идея "невест джихада", пропаганда которой широко ведется как внутри самой организации, так и за ее пределами. Этот образ используется как символ подражания для современных женщин, в качестве идеологической основы для того, чтобы они играли большую роль в воинственном джихаде.

Так называемое Исламское государство продолжает активно вербовать женщин в попытке восполнить потери после своего поражения на территории Сирии и Ирака.

В докладе, опубликованном в июле этого года на официальном портале полицейского ведомства Евросоюза, говорится, что "феномен моджахедат наряду с сопровождающей пропагандой будет продолжать развиваться и изменяться в соответствии со стратегическими потребностями террористической организации".

Согласно заявлению главы контртеррористического подразделения Европола Мануэля Наваррете, "объектом игиловской пропаганды остаются молодые женщины в возрасте от 16 до 25 лет, которые в своем большинстве подвержены влиянию извне, а также проводят большую часть времени в социальных сетях".

Терроризм не имеет географии - взрыв террориста-смертника может случиться в любой части мира, у террора нет голоса - он говорит на языке страха. У террористов нет лиц - они скрывают их под масками. Терроризм – это политический инструмент, средство манипулирования людьми и целыми государствами. Мы должны бороться с радикальными идеями, прежде всего, в умах людей и не допустить применения этой извращенной формы человеческого поведения у нас в стране.

Ответственность за противостояние угрозам радикализации должна лежать не только на разработчиках идеологической политики государства и спецслужбах. Важно подключать к этой работе все общество, религиозные заведения, общественные организации, СМИ и помнить, что все войны всегда велись не только за территорию и ресурсы, но и за умы и духовную энергетику народов.

Фото: Евгений Махметов.

Получить короткую ссылку




  • Подписаться на канал новостей TengriNews:

  • Google News
  • Yandex News
  • Yandex Zen

Нравится Поделиться
Хотите больше статей? Смотреть все
Показать комментарии (4)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц