1. Главная
  2. Почитай

"Мы те самые женщины, которые выходили на митинги". Как изменились многодетные матери

Интересная и полезная статья ✅ "Мы те самые женщины, которые выходили на митинги". Как изменились многодетные матери ⚡ Читайте онлайн публикации на актуальные темы на интернет-портале Tengrinews.kz.
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

"Мы те самые женщины, которые выходили на митинги". Как изменились многодетные матери "Мы те самые женщины, которые выходили на митинги". Как изменились многодетные матери

Общественный фонд, о котором пойдет речь, называется - Strong mothers. Почему mothers, то есть "мамы", понятно: это сообщество многодетных матерей; а вот почему strong, то есть "сильные", нуждается в пояснении. Для этого нужно вернуться в 2019 год, когда многодетные матери собирались на митинги и пытались всеми способами пробиться к чиновникам, чтобы донести до них свои проблемы. После всех этих протестов несколько женщин с активной гражданской позицией пересмотрели свои взгляды на жизнь и решили создать свой фонд, который бы поднял статус многодетной матери на совершенно новый уровень. Так и появились Strong mothers, или "Сильные мамы".

Эту историю мы начинаем со столичного района, который жители и гости города знают как Новая Сейфуллина или 187-я (188-я) улица. Здесь находится очень много бюджетных домов, дворы которых заполнены детьми разных возрастов.

На цокольном этаже одной из типовых пятиэтажек расположен образовательный центр. Руководит им Улжан Мырзагелдиева - в прошлом учитель казахского языка, а ныне социальный предприниматель и учредитель фонда "Сильных мам". Улжан в одиночку воспитывает четверых детей. На вопрос, как же так получилось, она спокойно отвечает: такова судьба.

"У меня некоторые спрашивают: почему, перед тем как открывать фонд, ты не построила свою личную жизнь? Ну что я могу сказать. Когда младшей дочке было восемь месяцев, он (бывший муж) ушел к молодой. А мне что? Мне 42", - говорит она.

"Он сам читает намаз, человек верующий. Знаете, я ждала, может, он поможет, недавно же месяц Рамадан был, но он ни копейки не принес", - делится своими мыслями Улжан и говорит, что таких историй, как у нее, в одной только столице Казахстана предостаточно.

У фонда есть четыре чата в мессенджере, каждый из которых представляет один район Нур-Султана. И всего в этих чатах насчитывается порядка 1000 многодетных мам. Не все из них одинокие, у кого-то есть любящие мужья. Но каждая из них нуждается либо в помощи, либо в совете, либо просто в самореализации.

"Что делать женщине с детьми, если ее бросил муж?" - интересуемся мы у Улжан в надежде на то, что, может быть, ее совет кому-то будет полезен.

"Жить ради детей. Зачем из-за кого-то убиваться? Вот представьте, мне 42, четверо детей, а он до сих пор для семьи не сделал ни квартиры, ни каких-то сбережений. Зачем мне такой муж, который только детей делает? Я и сама могу поставить детей на ноги", - убеждена Улжан.

Образовательный центр, которым она заведует, больших денег пока не приносит, все-таки проект социальный: для многодетных семей кружки стоят 5000 в месяц, для остальных - 10 000; преподавателей предоставляет центр занятости, так что зарплату им платит не Улжан, а государство. Ее задача - платить за аренду помещения.

Плюс ко всему Улжан с единомышленницами много занимаются благотворительностью: они ищут спонсоров и помогают продуктами, лекарствами, вещами и всем необходимым нуждающимся многодетным семьям, живущим на дачах и во времянках; а также они дают бесплатную консультацию матерям, как правильно подать документы на жилищные программы, ведь многие женщины не владеют компьютером, не знают, как пользоваться ЭЦП, порталом "Электронное правительство".

"Но мы никогда никому на руки деньги не даем, потому что есть такие семьи, которые берут и пропивают. Мы с ними вместе идем в аптеку и по рецепту покупаем. Например, на дачах живет семья, в ней пятеро детей, муж пьет, сегодня он есть, завтра - нет, мы им помогли углем", - говорит Улжан.

А вот еще одна грустная история от подопечных "сильных мам":

"У нас есть одна женщина, у нее пятеро детей, и она в разводе. Муж начал читать намаз и сказал, чтобы она в хиджабе ходила, в черном. Она против и говорит: как я буду детей своих кормить, это же не работа: весь день в мечети ходишь, намаз читаешь, кто-то должен же семью кормить. Поэтому он взял и ушел к молодой. Она осталась одна с пятью детьми, зато без хиджаба".

"Знаете, почему мамочки ходят на улицу, кричат? У них дезинформация, один что-то услышал по сарафанному радио, скинул другому недостоверную информацию, и все, поднимается хайвай. Так было и с выплатой 42 500, и теперь вот с вакцинацией. Поэтому мы стараемся у себя в чатах давать им только проверенную информацию, которая действительно поможет им в социальной сфере", - отмечает представитель фонда. Примечательно, что на аватарке в мессенджере у нее фотография, где она получает прививку, это такой пример остальным мамочкам.

Сама Улжан педагог с 20-летним стажем, имеет высшую категорию, но в школу возвращаться у нее желания нет.

"В школе всегда сборы денег, и там не любят таких, как я, которые говорят напрямую. Я говорю: это противозаконно. А мне: ты что, много знаешь? И давай на уроки в качестве проверяющего ходить.

В обществе есть такое мнение, что южане неграмотные, мол, вы, южане, только деньгами все решаете. Но, извините, я сама из Жетысая (Туркестанская область), я никогда никому копейки не давала, своим трудом всего добивалась, школу окончила с отличием, потом университет, в 2010 году я стала учителем года в ЮКО", - рассказывает Улжан.

Среди "сильных мам" она не единственный педагог. Директор фонда Райгуль Серикбаева - учитель английского языка. Кстати, именно она придумала название Strong mothers. Изначально они планировали дать своему фонду название на казахском, но оказалось, что все подходящие словосочетания уже заняты, а хотелось сделать что-то оригинальное.

"Мы были те самые активные мамы, которые выходили на митинги после смерти пяти девочек (ЧП в жилом массиве Коктал, когда во времянке из-за пожара скончались пять сестер, которые остались дома без родителей).

Но мы были не из агрессивных мам, а из тех, которые просили у государства справедливых пособий, льгот, жилья. И мы добились. Нашу очередь для многодетных мам сделали отдельно от общей. Раньше в год выдавали по тридцать квартир, а теперь 800. Мы добились и пособий. Если раньше мать получала на четверых 10 500 тенге, то сейчас на каждого ребенка до 18 лет она получает по 10 500", - рассказывает Райгуль.

Как и Улжан, она тоже воспитывает четверых детей. Но при этом супруг у Райгуль есть, вот только в настоящее время он лежачий больной.

"Мой муж инвалид второй группы, я между работой и ним бегаю уже четвертый год. Я благодарна мужу за то, что он научил моих сыновей быть честными и сильными", - говорит Серикбаева.

А еще так же, как и Улжан, Райгуль не горит желанием возвращаться в школу, и дело не только в постоянных поборах, хотя они очень сильно демотивируют. Она, как учитель английского, всегда старалась внести какое-то новшество в учебный процесс, но такое в школе не приветствовалось.

"Как-то я нашла волонтеров из католической церкви, это были будущие священники. Привезла их в школу к нам, они преподавали английский язык и еще раздавали детям одежду и фрукты бесплатно. Мне говорят: Райгуль, это секта. Я говорю: нет, это будущие пасторы", - вспоминает директор фонда.

А еще она отчетливо помнит свои первые годы жизни в Астане.

"Иногда обидно, когда про многодетных люди пишут: "Вот понаехали, почему не сидели у себя в регионе". В 1998 году в Кызылорде я родила второго ребенка, помню, он лежал у меня в бесике, и тогда по телевизору я услышала, как Президент сказал: молодые, приезжайте в Астану, это город для вас. Его речь меня так зацепила, я решила: надо ехать.

Конечно, было тяжело. Когда я родила четвертого, мы жили на Юго-Востоке (район в столице), в бараке, я топила две печки. Вечером приходила из школы, пекла пирожки, отвозила на стройки, а по утрам мыла полы в офисе, чтобы выжить, муж работал на заводе. Мне ученики говорили: почему от вас пахнет шашлыком? Я же жарила пирожки в комнате, где сушилась моя одежда, где топилась печка, поэтому, наверное, и был запах гари. И я отвечала школьникам: да, мы шашлык кушали", - рассказывает Райгуль.

Был в ее жизни момент, который перевернул ее сознание.

"Как-то раз на левом берегу я вышла на проспект Сарыарка, смотрю, стоит парень-иностранец, как оказалось, он из Ирландии, фанат футбольной команды, которая приехала на игру в Казахстан.

Говорит: извините, вы английским владеете? Оказалось, он хотел купить для своей дочери национальный казахский костюм и одеяло из верблюжьей шерсти. Мы поехали на рынок, я помогла ему купить все что нужно. А потом он спрашивает: сколько стоят мои услуги переводчика. Я даже не знала, что ответить. В итоге он мне дал 20 тысяч тенге за два часа, которые я его сопровождала.

Тогда он меня спросил: сколько я зарабатываю в год. Я быстро умножила свой доход и ответила. А он мне рассказал о том, как обстоят дела в Ирландии. Если у них в семье двое детей, то эти двое детей посредством пособия как бы кормят свою маму, есть магазины с одеждой и техникой, где для семей с детьми можно взять товар со скидкой, кружки для детей бесплатные.

Он сказал, что в Ирландии платят зарплату мамам за то, что они работают мамами, это, говорит он, их работа, она ведь им стирает, она их учит, она им кушать варит, это работа. Она, говорит он, воспитывает и кормит будущих граждан, будущих воинов Ирландии.

Я думаю, надо делать так, чтобы наши дети тоже жили как в Ирландии, они этого достойны.

В принципе, ведь много для многодетных семей не надо, главное, им дать какой-то толчок, удочку, чтобы они поймали рыбу, помочь, какие-то обучающие тренинги проводить, побольше курсов, бесплатных кружков для детей. И нужно немножко этим мамочкам открывать глаза, показывать им, что есть другая жизнь, не ходи, не проси, не примеряй на себя роль жертвы. Ведь многие как жертвы ходят, и похоже, им это нравится. А я им говорю: ну какая ты жертва, оденься, выйди, сходи развлекись, а то ходят такие все скукоженные. Вот мне скоро 47, а им 37, и они выглядят старше меня. Нужно какие-то фитнес-центры для них открыть, салоны, чтобы они потанцевали, спели, ведь среди них так много певиц и танцовщиц, просто они стесняются", - делится мыслями Райгуль.

Планов у фонда очень много. Вот хотят открыть еще один образовательный центр в районе Есиль, правда, пока не решен вопрос с помещением. А еще им не хватает компьютеров с принтерами. Все собираются с духом, чтобы написать письма в компании с просьбой предоставить им хотя бы б/у технику. Хотя они были бы рады не только технике, но и литературе, и вообще готовы принять помощь.

"Те митинги дали толчок, я увидела проблему глубже. К многодетным ведь есть недоверие, многие думают, что они только и делают, что кричат "дай". Но пришло время поднять статус многодетной матери. Ушел муж? Хватит сидеть дома и ждать, когда он вернется, не придет он, все. Зарабатывай сама", - говорит Серикбаева.

По возможности они находят работу многодетным матерям. Тех, кто любит творчество, поддерживают.

Вот пришла очередная многодетная мать, она делает декоративные цветы. Зовут ее Зарина, у нее четверо детей, воспитывает их одна. Договорились, что она будет преподавать рукоделие в образовательном центре. Зарина светится от счастья.

Страница фонда Strong mothers в Instagram @strong_mothers_ns





Firebase Cloud Messaging