1. Главная
  2. Почитай

"Они себя называют "общаковскими пацанами" - полиция Нур-Султана о воровской романтике

Слово АУЕ предположительно означает - арестантский уклад един. Фото сделано в поселке близ Нур-Султана Слово АУЕ предположительно означает - арестантский уклад един. Фото сделано в поселке близ Нур-Султана

Столичный полицейский рассказывает о тюремной романтике, которой сегодня увлечены некоторые молодые казахстанцы. Для большего погружения в тему в статье используется лексика, присущая воровской идеологии.

Шел 2020 год. Человечество только начинало постепенно оправляться от последствий коронавируса. С больших трибун звучали речи, что наш мир уже не будет прежним. Страны осторожно вновь открывали свои границы. В США вспыхивала волна беспорядков из-за убийства полицейским афроамериканца, и в тех же Соединенных Штатах Илон Маск запускал космический корабль с астронавтами… А тем временем в Казахстане в отдельных кругах по-прежнему процветала так называемая тюремная романтика.

Людям, которые сегодня не сталкиваются с криминальным миром, может показаться, что вся эта блатная история осталась где-то в 90-х. Но эта "болезнь", пройдя сквозь два десятилетия, по-прежнему оказывает влияние на умы уже нового поколения казахстанцев.

"Обычно это начинается, когда молодой человек оканчивает школу и только собирается идти в университет. Вот именно в этом юном возрасте некоторые товарищи до нашего школьника доводят представление, что на самом деле сидеть в лагере, воровать и быть бандитом - это очень круто и почетно. Молодой, еще не окрепший ум это все переваривает, и примерно к 20 годам в сознании парня и появляется мнимая романтика криминального мира", - рассказывает начальник отдела криминальной полиции района Алматы города Нур-Султана Диас Кадыров.

Этот полицейский уже знаком нашим внимательным читателям. Именно он прошедшей зимой в деталях объяснял, каким образом воры обкрадывают квартиры столичных жителей.

"И вот, заинтересовавшись темой криминала, молодые люди начинают активно искать информацию, а сейчас в Интернете такого рода контента много, есть целые разборы о том, как "зайти" на зону, как вести себя в тюрьме. Ребята, насмотревшись и начитавшись всего этого, думают: "Ну вот, все, теперь если попаду в тюрьму, то я знаю, как правильно "зайти" на зону, знаю, что им всем сказать". Хотя на самом деле такого уже давным-давно нет, таких зон, где бы действовал воровской устав, уже нет. Если и есть где-то, то это отдельные проявления, носителями которых являются своего рода мамонты - люди, которые еще сели в 90-х и до сих пор там сидят", - уверяет капитан полиции.

Но молодежь, говорит наш собеседник, полностью доверяет таким "путеводителям" по воровскому миру из YouTube.

"Ребята начинают в это верить, начинают этому подражать и пытаться в глазах своих сверстников выглядеть блатными. Они себя называют "общаковскими пацанами". И на этой почве у нас с ними происходят примерно вот такие беседы:

- Почему вы называете себя общаковскими?

- А потому что мы скидываем общак (фонд взаимопомощи в среде преступного сообщества - прим. ред.).

- Куда скидываете общак?

- На зону.

- А кому вы даете деньги?

- Мыркымбаю даем (имя условное, в данной статье - вымышленное - прим. автора)".

Далее мы по оперативной информации берем этого условного Мыркымбая и начинаем с ним вести беседу. Мыркымбай говорит: "Я никакого хода на зону не имею". Оказывается, он ранее привлекался к ответственности из-за того, что когда-то украл в общежитии сотовый телефон кнопочный. Но при этом он себе выстроил легенду, что он настоящий вор, как говорят у них, вор по жизни, "отрицала", и начинает собирать с молодежи деньги.

При этом он понимает, что если он будет собирать деньги для себя, то это будет чистой воды вымогательство, поэтому он говорит им: "Это будет грев (деньги, продукты и прочее - прим. ред.) пацанам на зону. Это нужно для того, чтобы, если вы вдруг попадете в тюрьму, за вас педалили, чтобы у вас была зеленка. Под этим предлогом собирает у них деньги, а сам на эти средства спокойно живет, кайфует. Тратит эти деньги налево и направо", - рассказывает начальник отдела криминальной полиции районного управления.

Как только 18-20-летний парень, увлеченный тюремной романтикой, отдал эту дань, его внутренний мир преображается.

"Молодой человек думает, все, я Мыркымбаю отдал, он на зону грев закинул, и я теперь общаковский пацан. При этом в их сознании появляется мысль, что они чуть ли не всю зону кормят, ежемесячно скидываясь деньгами со стипендии. Они сами создают себе этот миф.

А нужно понимать, что деньги с таких наивных студентов собираются немалые. Посудите сами. Сейчас стипендия составляет порядка 35-36 тысяч тенге, а если у тебя повышенная, то это порядка 50 тысяч. Даже если каждый сдаст по пять тысяч, получится хорошая сумма", - отмечает капитан полиции.

При этом он говорит, что как таковое понятие "грев" если и есть сегодня, то оно очень утрированное.

"Бывает, что действительно квалифицированные воры, которые занимаются своей преступной деятельностью на протяжении многих лет, зная, что когда-нибудь они попадутся и их железно посадят, начинают уделять внимание тем заключенным, которые отбывают наказание. Вот они как раз и отправляют на зону так называемый грев.

Но грев этот не деньги, не какие-то материальные ценности. Это простая посылка с чаем, печеньем, конфетами и сигаретами - все. Могут раз-два в год эту передачу привезти и сказать, мол, это для моего друга. И таким образом этот квалифицированный вор уже будет уверен, что если он попадется, то его друг в тюрьме может за него замолвить слово, мол, ребята, давайте его поддержим, он, помните, нам чай со сладостями отправлял, когда нам было тяжело. Вот такое бывает", - поясняет капитан полиции.

Проверка передачки в исправительном учреждении

А тем временем условный Мыркымбай с доверчивых студентов собирает немалую сумму, которой, если брать во внимание все вышесказанное, хватило бы, чтобы обеспечить не одну тюрьму чаем и печеньем. Но тратит эти деньги он на себя.

"Мыркымбай собирает с ребят деньги и на два дня пропадает. Оказывается, что все это время он снимает где-нибудь квартиру, начинает гулять, пить, есть, веселиться за их счет. Возвращается через два дня и с деловым видом говорит ребятам: "Я купил все, что нужно для грева, отвез, куда надо, все шикарно, за вас теперь на зоне знают". И молодые люди еще больше окрыляются, вот это да, думают они, на зоне теперь меня знают. Получается, какой-то преступник, сидящий на зоне, который кого-то изнасиловал или убил, становится для них авторитетом. Эти молодые люди теряют голову, и у них не хватает критического мышления понять, что они возводят в культ, по сути, падшего человека", - рассуждает полицейский.

Но что самое печальное, говорит он, так это то, что вот так молодые люди, введенные в заблуждение тюремной романтикой, сами незаметно для себя становятся на криминальный путь и попадаются полиции.

Более того, они продолжают верить и в Мыркымбая, и в общак, и в грев до тех пор, пока сам Мыркымбай в присутствии полиции не признается молодежи: "Все это была афера, я вас обманул".

А тем временем наш студент, увлекшись воровской романтикой и совершив свою первую кражу, понимает, что его репутация уже запятнана. Постепенно он начинает погружаться в криминальный мир. Он ворует, потом садится в тюрьму - так продолжается снова и снова. А после 35, имея несколько судимостей, он, как правило, себя чувствует уже больным и разбитым, как прежде гастролировать он уже не может, потому что его уже вся страна знает, семьи у него нет.

Он остается никому не нужный, начинает бомжевать, употреблять наркотики, спивается. И в конце концов в возрасте 40-45 лет этот человек умирает от передозировки, цирроза печени или просто замерзает где-нибудь зимой", - рисует нерадужную картину капитан полиции Кадыров.

А ведь начиналось все со здорового, полного сил старшеклассника.

Кстати, свидетельством того, что криминальная романтика все еще не канула в лету, может служить недавняя спецоперация, которую КНБ и МВД провели в самый разгар карантина. Члены ликвидированных ОПГ придерживались воровской идеологии.

Подготовил Ренат Ташкинбаев