1. Главная
  2. Почитай

Почему "упертые" антиваксеры боятся прививки больше, чем смертельной болезни

Интересная и полезная статья ✅ Почему "упертые" антиваксеры боятся прививки больше, чем смертельной болезни ⚡ Читайте онлайн публикации на актуальные темы на интернет-портале Tengrinews.kz.
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

Фото:elements.envato.com Фото:elements.envato.com

Президент Касым-Жомарт Токаев в Twitter Акорды заявил, что мы "не можем из-за небольшой группы "упертых" антиваксеров ставить под угрозу здоровье наших граждан, обеспечивающих своим трудом благополучие своих семей". Рассказать о том, кто такие антиваксеры и как в мире борются с лжеинформацией вокруг пандемии и вакцинации, мы попросили профессора-иммунолога Алмаза Шармана, президента Академии профилактической медицины, члена Американской ассоциации здравоохранения, передает Tengrinews.kz.

Алмаз Шарман. Фото Романа Егорова

Кто такие антиваксеры и какую опасность они представляют сегодня в условиях пандемии?

Шесть лет назад в интервью "Вакцинация: мифы и реальность" я рассказывал об опасности, которую представляют противники вакцинации в распространении кори и других инфекций. За год до начала пандемии, в январе 2019 года, мною была опубликована статья "Отказ от вакцинации - это опасный вызов мировому здравоохранению: что следует предпринять?" В ней я впервые назвал противников вакцинации "антиваксерами".

В той статье были упомянуты слова профессора Лондонской школы гигиены и тропической медицины Хайди Ларсон о том, что "следующая крупная эпидемия произойдет не из-за нехватки профилактических технологий, а в результате "эмоциональной заразы, многократно усиленной социальными сетями и цифровыми технологиями". К сожалению, ее слова оказались пророческими.

То, что мы сейчас видим в условиях пандемии COVID-19, не входит ни в какие рамки. Доверяя сомнительным непрофессиональным источникам и отказавшись от вакцинации, люди не только подвергают смертельной опасности себя и близких, но и способствуют ухудшению коллективной защиты, росту заболеваемости и смертности, особенно связанных с дельта-вариантом коронавируса.

Антиваксеры составляют не более 5 процентов населения. Однако за счет своей чрезмерной активности и, как недавно мы убедились, агрессивных действий они сумели привлечь к себе серьезное внимание и повлиять на тех, кто, разумно заботясь о своем здоровье, оказались на распутье, теряясь в огромном потоке противоречивой информации.

Ложь и безумные конспирологические теории, которые распространяют антиваксеры, получили название "инфодемии". Тех, кто пытается это оспаривать, они безнаказанно могут обозвать "вредителями", "фашистами" и пр. Недавно я испытал это на себе. В свою очередь антиваксеров в некоторых странах называют "ковидиссидентами" и даже "ковидиотами". Однако мне представляется, что вместо оскорбительных ярлыков важнее полагаться на конструктивный диалог и систематическую разъяснительную работу за умы и сердца большого числа сомневающихся граждан, которые достойны принять разумное, объективно информированное решение касательно своего здоровья.

В чем основные доводы антиваксеров? Есть ли в них хоть какое-нибудь рациональное зерно?

Диапазон их домыслов весьма широк: от парадоксальных, я бы сказал паранойяльных, таких как заговор мирового правительства и чипы Гейтса, до таких, которые на первый взгляд выглядят правдоподобными, но не выдерживают никакой научной критики.

Например, многих беспокоят долгосрочные последствия использования вакцин, которые, как некоторые считают, были изобретены за слишком короткие сроки, не пройдя достаточной проверки. Часто указывают на побочные эффекты вакцин, такие как образование тромбов и миокардиты, а также вероятные риски нарушений репродуктивной функции и здоровья будущих поколений.

Все эти доводы под собой не имеют серьезных оснований. На сегодня в мире было привито почти 4 миллиарда доз различных вакцин против коронавируса, а это в среднем около 50 доз на каждых 100 человек планеты. То есть накопленный опыт является поистине колоссальным. При этом встречаемость нежелательных явлений от использования вакцин крайне незначительна; она сравнима лишь с частотой анафилактического шока на пищу или кровотечений в результате приема аспирина, которые встречаются крайне редко.

Результаты крупномасштабных клинических испытаний вакцин продемонстрировали их безопасность в отношении репродуктивной функции. Скорее наоборот, у тех, кто заболел ковидом, в разы повышаются риски бесплодия, невынашивания беременности и эректильной дисфункции.

Ученые потратили десятки лет интеллектуального труда на разработку технологий, лежащих в основе вакцин против коронавируса. Эти технологии применялись в борьбе с эпидемией Эболы и лечении онкологических заболеваний. Благодаря огромным инвестициям ведущих стран удалось на качественном уровне провести клинические испытания вакцин с участием сотен тысяч добровольцев, в результате которых были получены неопровержимые доказательства их безопасности и эффективности. Эти материалы опубликованы в открытой научной печати.

Такая колоссальная подготовительная работа стала основанием для налаживания крупномасштабных производств и начала применения различных типов высококлассных вакцин против коронавируса. Их эффективность такова, что среди вакцинированных крайне редко встречаются летальные исходы и тяжелые случаи COVID-19, требующие реанимационных вмешательств; практически все они наблюдаются у тех, кто не получал прививки.

Антиваксеры присутствуют не только в Казахстане, но и во многих других странах, причем как в развитых, так и развивающихся. В чем основные причины того, что это движение приобрело глобальные масштабы?

Проблема в доверии. И это несмотря на то, что, согласно Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), вакцинация ежегодно спасает от 4 до 5 миллионов жизней в мире. Ни одно профилактическое вмешательство, включая гигиену и санитарию, применение антибиотиков, маммографию и колоноскопию, не оказалось столь эффективным в предупреждении болезней, как применение вакцин.

Вместе с тем вакцинация требует очень серьезных коллективных усилий и тесного сотрудничества граждан с работниками здравоохранения. Однако многие в современном мире с недоверием относятся к тому, когда вопросами их здоровья занимается государство, а тем более когда, хоть и с добрыми намерениями, проявляют заинтересованность известные личности и международные организации, такие как Билл Гейтс и ВОЗ. Отсюда и все конспирологические теории с риторикой о правах человека.

В прошлом году был проведен опрос среди 13 427 граждан из 32 стран об отношении к вакцинации и о том, насколько эффективно правительства борются с пандемией. Как оказалось, ключевым фактором в вопросах добровольного охвата вакцинацией явилось доверие граждан к руководствам своих стран.

Успешная программа вакцинации предусматривает гражданское доверие к: 1) ученым, которые разрабатывают вакцины, 2) компаниям, их производящим, 3) медработникам, которые прививают и 4) госорганам, контролирующим весь процесс. Целостность этой цепочки доверия является важнейшим фактором в обеспечении осознанного участия граждан в кампании по вакцинации. Недоверие к любому звену этой цепочки или вероятность остаться неуслышанными ведет к нарушению ее целостности и провалу любых усилий по вакцинации населения.

Есть ли примеры успешной реализации программ вакцинации в мире, когда удалось обеспечить доверительное отношение ко всем звеньям указанной цепочки доверия?

Более 20 лет назад, в декабре 1999 года, мне довелось работать в Республике Мали - франкофонной стране Западной Африки с преимущественно мусульманским населением. Период моей поездки в эту бедную, но удивительно красивую страну совпал с Рамаданом.

В составе международной команды экспертов мы изучали распространенность ВИЧ-инфекции в репрезентативной выборке населения этой страны. Вместе с нами также работали представители других международных организаций с миссией продвижения вакцинации детей против полиомиелита.

Будучи в ряде стран Африки, мне часто приходилось встречать детей и взрослых в инвалидных колясках. Это были те, кто переболели полиомиелитом и стали пожизненными инвалидами. Было очевидно, что единственным решением данной предотвратимой проблемы было прививание высокоэффективной полиомиелитной вакциной.

К моему удивлению, международные усилия с желанием помочь жителям Мали тогда столкнулись с бойкотом кампании по вакцинации. Подобная ситуация тогда имела место и в других странах Западной Африки, включая Нигерию, Гану и Бенин. Попытки разобраться в причинах неприятия населением такой благородной миссии привели к некоторым интересным наблюдениям и неожиданным решениям.

Например, многие представители местного населения выражали недовольство тем, что правительство страны и международные организации фокусируются лишь на вакцинации вместо того, чтобы реально помочь с обеспечением питьевой водой и электричеством, бороться с неграмотностью, недостаточностью питания и бедностью. Распространялись нелепые слухи о том, что через вакцину якобы пытаются заражать ВИЧ-инфекцией и вызывать бесплодие, особенно среди мусульманского населения.

Для того чтобы преодолеть бойкот, работникам здравоохранения вместе с представителями международных организаций пришлось буквально стучаться в каждую дверь, организовывать собрания общественности, выступать с разъяснениями по радио и телевидению. Однако переломный момент наступил с того момента, когда в процесс подключились местные имамы, которые убедили прихожан мечетей в безопасности и важности вакцин для предупреждения болезней. Они потребовали отправки образцов полиомиелитной вакцины для анализа в Индонезию – другую мусульманскую страну, откуда и получили исчерпывающие ответы.

Другим важным требованием исламских общин было то, чтобы параллельно с кампанией по вакцинации правительство обязалось снабжать население питьевой водой путем бурения скважин, а также направляло медицинские бригады с целью оказания первичной медико-санитарной помощи населению удаленных регионов страны. Такие комплексные усилия позволили наладить доверительные отношения с местным населением. В результате удалось не только успешно завершить программу вакцинации, но и создать устойчивую инфраструктуру здравоохранения, обеспечив местные населения широким доступом к медицинской помощи и питьевой воде.

Впоследствии этот опыт переняли и многие другие страны африканского континента. Наиболее активными и надежными проводниками таких прогрессивных идей стали имамы и другие лидеры местных сообществ.

Получается, такое возможно в малоразвитых странах с недостаточно грамотным населением и высоким уровнем инфекционной заболеваемости. Как насчет передовых государств с развитой системой здравоохранения?

В другом опросе граждан из 66 стран в рамках проекта "Индекс доверия к вакцинам" (Vaccine Confidence Index) к удивлению многих выяснилось, что самый низкий уровень доверия к вакцинам отмечается в странах с самым высоким уровнем образования и развитой системой здравоохранения. Причем 7 из 10 стран с наименьшим уровнем доверия находились в составе Европейского союза, а самый низкий уровень имеет место во Франции.

Доверие к вакцинам во многом зависит от политических предпочтений граждан. Например, в Соединенных Штатах отмечается четкое разделение между демократами и республиканцами по тому, как они относятся к вакцинации. В то время как абсолютное большинство демократов уже полностью провакцинировалось, значительное число республиканцев продолжает воздерживаться. Это и определило характер роста заболеваемости COVID-19, который в настоящее время наблюдается в штатах с республиканским большинством населения.

Нынешняя пандемия унесла жизни более 4 миллионов людей. Ведь, казалось бы, создано "противоядие" и надо бы им воспользоваться. В чем проблема?

Раньше я считал, что недоверие к вакцинам вызвано тем, что большинство современных людей практически не видели полиомиелита и других инфекционных болезней, таких как корь, дифтерия, коклюш, которые без вакцинации уносили жизни миллионов детей. Ведь никогда не сталкиваясь с такими болезнями, легко придираться к незначительным недостаткам вакцин или вовсе от них отказаться.

С началом пандемии мне казалось, что высокий уровень смертности от COVID-19 с колоссальными социально-экономическими последствиями кардинально поменяет отношение к вакцинам, сделает их повсеместно востребованными в качестве единственного средства спасения. К тому же разработанные вакцины оказались весьма безопасными и высокоэффективными. Казалось бы, страх от того, что близкий человек или знакомый в мучениях умирает от недостатка кислорода и системных нарушений, вызванных COVID-19, побудит любого искать пути, как бы не допустить такого.

Однако похоже, что человеческие страхи могут работать по-другому, отвлекая взгляд от умирающих и переводя его на большинство тех, кто по какой-то причине избежал тяжелой участи. А в условиях пандемии численность последних несравнимо превышает летальные исходы. Для многих допустимо принять смертельные риски заражения коронавирусом вместо того, чтобы получить спасительную вакцину, представляющую лишь эфемерные риски. Оказалось возможным в большей степени бояться вакцины, чем самой болезни. В этом для меня парадокс.

Как насчет обязательной вакцинации, против которой выступают некоторые общественные деятели?

Здесь важно подходить не только с индивидуальной точки зрения, но и с позиции общественного здравоохранения. Для отдельных коллективов, характер деятельности которых предусматривает тесное общение с гражданами, обязательность вакцинации по эпидемиологическим показаниям является оправданной. И это не противоречит нынешнему законодательству.

В частности, пункт 2-й статьи 85 Кодекса "О здоровье и системе здравоохранения" предусматривает "профилактические прививки по эпидемиологическим показаниям", а именно то, что "физические лица, постоянно находящиеся на территории Республики Казахстан, обязаны получать обязательные профилактические прививки против инфекционных и паразитарных заболеваний". Мы сейчас живем в условиях беспрецедентной пандемии, когда многое из происходящего вокруг можно интерпретировать в контексте эпидемиологических показаний.

Вместе с тем я никогда не был сторонником каких-либо принудительных или запретительных мер. Считаю, что везде, где это возможно, следует в приоритет ставить не только осознанный выбор вакцинации, но и право выбора типа вакцин. А это требует большой разъяснительной работы.

Какова альтернатива обязательной вакцинации и что можно сделать, чтобы убедить граждан провакцинироваться и внести личный вклад в успех борьбы с пандемией?

Это должно предусматривать комплекс мер, которые я разделил бы на семь категорий.

  1. Продолжать всестороннее изучение аргументов антиваксеров, несмотря на то, что они принципиально не изменились за более чем два столетия со времени создания первых вакцин. Хотя эти аргументы интуитивно привлекательны и драматичны, тем не менее их достаточно легко опровергнуть. Вместо простого игнорирования необходима систематическая, непрерывная и эффективная разъяснительная работа. Ее суть должна заключаться в простых и ясных посылах, таких как: "да, в вакцинах есть химические вещества, но они не токсичны"; "нет, вакцины не могут подавить вашу иммунную систему, которая призвана ежедневно бороться с бесчисленными болезнетворными микроорганизмами", "вакцины не влияют на генетический код и репродуктивную функцию; скорее наоборот: в случае заболевания ковидом в разы повышаются риски бесплодия, недоношенности, нарушений эректильной функции".
  2. Стараться лучше познать чаяния аудитории. Далеко не все люди, выражающие сомнения в безопасности вакцин, являются апологетами заговора противников вакцинации. На самом деле исследования показывают, что численность активных антиваксеров составляет не более 5 процентов; они просто крикливые и агрессивные. А большинство скептиков – это разумно сомневающиеся люди. Они проявляют нерешительность и для принятия решений нуждаются в достоверной научно обоснованной информации. Поэтому любая кампания по продвижению вакцинации должна учитывать разнообразие мнений, внимательно прислушиваясь к причинам сомнений. Важно правильно расставлять приоритеты и активно убеждать, а не только лишь заниматься развеиванием мифов, заняв при этом оборонительную позицию.
  3. Привлекать на свою сторону убежденных сторонников вакцинации. Благие посылы о пользе и безопасности вакцинации по убедительности значительно уступают тем страшилкам, которыми умело запугивают и манипулируют антиваксеры. Вместе с тем доступно и правильно донесенная информация о важности своевременной вакцинации могла бы стать необходимым эликсиром для сомневающихся, совершенно справедливо беспокоящихся за свое здоровье. Для дальнейшего распространении объективной информации наиболее действенной является участие других членов семьи и их окружения – это то, что называют сарафанным радио.
  4. Максимально использовать популярные каналы коммуникации. Исследования показывают, что тех, кто является убежденными сторонниками вакцинации, на самом деле абсолютное большинство. Их я назвал ЭЛИТОЙ образованных, рационально мыслящих, социально ответственных граждан. Многие из таких людей искренне и активно стараются помочь в противодействии дезинформации, однако не всегда знают, с чего начать в этом вопросе. Именно этих граждан важно привлечь на свою сторону, вооружив необходимыми информационными ресурсами. Создав такую коалицию, станет возможным органично управлять информационным потоком в социальных сетях, грамотно отделяя зерна от плевел. При этом важно привлекать знаменитостей, убежденных сторонников вакцинации: блогеров, известных инфлюенсеров из мира спорта, кино, телевидения, музыки, моды, религии, и работать теми же методами, какими не стесняются пользоваться антиваксеры.
  5. Проявлять решительность и последовательность. Обязательная вакцинация отдельных групп населения может быть оправданной не только в случае эпидемических угроз, но и при том условии, что по безопасности и эффективности вакцины превосходят альтернативные противоэпидемические меры. Это дало бы этические основания для принятия решительных мер. Нынешняя пандемия является беспрецедентной не только по масштабам эпидемических угроз, но и по социально-экономическим последствиям. Что касается вакцин, то одним из аргументов антиваксеров является то, что они до сих пор не получили окончательной регистрации. И это действительно странно, учитывая, что миллионы людей уже привились необходимыми дозами вакцин, безопасность которых не вызывает сомнений. Чтобы быть последовательным, важно завершить процесс окончательной регистрации вакцин.
  6. Строже относиться к медотводам от вакцинации. Перечень медицинских противопоказаний к проведению профилактических прививок утверждается уполномоченным органом, то есть Министерством здравоохранения. Однако нередко допускается произвольная интерпретация противопоказаний, особенно когда это касается обычных аллергических и хронических заболеваний. В связи с этим в целях более объективного обоснования медотводов важно предусмотреть требование получения заключений от нескольких специалистов.
  7. Стремиться быть конкретными, избегая недосказанности. Вакцины в какой-то степени оказались жертвами собственного успеха. Хотя многим ученым свойственно критически относиться к фактам и явлениям, в данном вопросе такие сомнения и недомолвки недопустимы – желательно быть категоричными и, как говорится, все представлять в черном и белом цвете. Любая недосказанность будет восприниматься как неуверенность и лишь укрепит сомнения в безопасности и эффективности вакцин. Важно проявить смелость и уверенность, помня, что успех вакцинации – это не только спасение сотен тысяч жизней, но и признание одного из величайших триумфов человеческой мысли в борьбе с болезнями.

Почему так получилось, что в 21-м веке так много людей отказались доверять научному прогрессу, благодаря которому были созданы высококлассные вакцины и эффективные лекарства?

Столетия назад человечество ассоциировало науку со свободой от религиозной догматики. Это дало начало научно-техническому прогрессу и способствовало кардинальному улучшению качества жизни людей.

Сегодня принятым стало воспринимать плоды научного прогресса как должное, а сама наука стала рассматриваться в качестве новой догмы. Многие теперь не воспринимают такие аргументы, как "об этом свидетельствуют научные данные" или "так гласит наука". Вероятно, уже недостаточно того, чтобы люди безапелляционно следовали тому, что называется научной истиной. Видимо настало время, когда науке следует лучше разобраться в людях и обществе.

Самые важные новости - в нашем Telegram-канале! Подписывайтесь прямо сейчас

Оперативная информация о событиях в стране и мире. Присоединяйтесь к Tengrinews.kz в Aitu!





Join Telegram