1. Главная
  2. Почитай

"Теперь взрослые – это мы". Как принять старение родителей и свое собственное?

Интересная и полезная статья ✅ "Теперь взрослые – это мы". Как принять старение родителей и свое собственное? ⚡ Читайте онлайн публикации на актуальные темы на интернет-портале Tengrinews.kz.

Фото Tengrinews.kz/Турар Казангапов Фото Tengrinews.kz/Турар Казангапов

В привычной картине мира человека родители – сильные и умные, всегда помогут и советом, и делом. Но однажды наступает такой момент, что теперь взрослые не они, а мы. А потом вдруг пожилыми становимся мы сами. Старение – и родительское, и свое собственное – как правило, вызывает много тревоги…

Как справиться с этим чувством, мы спросили у человека, работающего в доме престарелых. Его зовут Саша Галицкий, он художник и арт-терапевт, ведет кружок резьбы по дереву в израильском доме престарелых. Саша с 2007 года в Facebook делится своими наблюдениями про пожилых людей, а несколько лет назад выпустил 2 книги на эту тему. Первая – как принять неизбежное старение родителей, вторая – свое собственное. Журналист Ольга Пастухова расспросила его про отношения к домам престарелых в Израиле, принципы при общении с пожилыми людьми, а также существует ли рецепт долгой жизни.

 

***

"...Вот тут я услышал невзначай разговор двух старых незнакомых бабушек, который все поставил на свои места:

- Чем ты занимаешься на пенсии? - спросила одна бабушка.

- Работаю, ухаживаю за старушкой. В театр ее вожу, на прогулку. Книжки читаю, — ответила другая.

- За какой старушкой?! - удивилась одна.

- За собой, - пояснила другая.

И вот если так жить и станет тебе с собой самому интересно, глядишь - и другие старушки подтянутся".

Из книги Саши Галицкого "Не боись! Как постареть и при этом не сойти с ума"

***

- Саша, я предвижу, что наши читатели сочтут материал рекламой домов престарелых и скажут: "Это все, конечно, хорошо, но нам на Востоке такое не подходит". Получаете ли вы такую обратную связь от ваших читателей и как на нее реагируете?

- Иногда получаю. Особенно жители России негодуют: "Как можно при живых детях отдать маму или папу в дом престарелых". Я их понимаю. Несколько лет назад по приглашению одного фонда я был в доме престарелых в российской глубинке. Там неважные условия проживания, там вместе живут старики, инвалиды детства, нуждающиеся в социальной помощи…

Понимаете, в Израиле дом престарелых – это совершенно другая история. В Израиле дом престарелых – это не тюрьма. Конечно, есть муниципальные учреждения, где люди просто живут, и все. Я работаю в ином сегменте – заслуженной старости. Эти пожилые люди не имеют материальных проблем, они проживают в комфортабельных квартирах – по сути, домах гостиничного типа. Им не надо садиться в автобус и куда-то ехать: развлекательные кружки для них организованы по соседству. Они общаются друг с другом, пешком ходят на концерты, рядом есть врач и медсестра.

- Израильские пенсионеры стремятся попасть в дом престарелых? Или решение принимают дети?

- Это совместное решение. Есть люди, которым это категорически не подходит, а есть те, которым хочется не сидеть дома, а продолжать активную жизнь. Здесь дети и внуки приходят в гости к пожилым людям очень часто, нет ограничений. Если сын с семьей прилетает из Америки, то он просто арендует квартиру на нужное время там же, где живет родитель.

Это другая социальная среда – более обеспеченная и продвинутая. Здесь другая культура старости. Сейчас все подвинулось лет на 20: 40-летний человек – почти ребенок, молодой. А вот в 60 ты уже взрослый. Мне сейчас 63 года, до пенсии еще 4 года. Я проводил курсы для пенсионеров в Перми, на занятия приходили практически мои ровесники – с золотыми зубами, в серых плащах с орденами, с зонтиками в руках. Я видел, что у них уже путь намечен. А у меня еще зрелость.

- В последние годы растет интерес к теме старости. Раньше даже не возникало вопросов: как общаться с пожилыми, как счастливо прожить зрелые годы…

- Раньше стариков просто отводили на гору и оставляли там на зиму… А если серьезно, то надо отдать должное Владимиру Яковлеву (основатель "Коммерсанта", автор проекта "Возраст счастья" про активную жизнь пожилых людей – прим. авт.). Именно он позвал меня на кофе и нацелил на первую книгу "Мама, не горюй". Именно он показал, что мой кружок имеет не только арт-терапевтический эффект для пожилых, а это еще и возможность делиться общечеловеческими наблюдениями про старость. И был потрясающим редактором – с ним я прошел огромную школу от нуля до бестселлера. Спасибо ему!

Люди и раньше старели, и сейчас стареют. Но сейчас старость – это мировой тренд, отношение к ней меняется во всем мире. И долгожителей все больше. В том числе среди моих учеников в кружке резьбы по дереву.

- Какие принципы надо соблюдать, общаясь с пожилыми людьми?

- Есть грань, когда человек начинает впадать в детство. Человек живет-живет и в какой-то момент начинает терять то, что "накопил" за жизнь. Я наблюдаю это постоянно: люди, с которыми я работаю по много лет, вдруг становятся другими. Этот момент надо ощущать, надо понять, что он придет, что он не страшный. И при этом помнить, что сам человек не ощутит этого – ему кажется, что все продолжается как раньше. Они становятся другими ментально: бесконечные вопросы, неуверенность, короткая память. Они очень нуждаются в помощи в этот момент, чем дальше – тем больше. Пожилые становятся как дети в возрасте 80+, ближе к 90.

При общении с пожилыми важно соблюдать правила: не ждать удовольствия от общения, не ждать совета и помощи от них, не пытаться их менять, учитывать состояние их здоровья, не вступать в конфликт, сострадать, но не жалеть, не спорить, помочь найти интересное занятие.

- По здоровью ребенка все решения принимают родители. А как быть, когда твой родитель стал тебе как ребенок, но отказывается от лекарств и рекомендаций специалистов?

- Этот вопрос должен решаться индивидуально. У одной моей ученицы сейчас дилемма: пойти на диализ 3-4 раза в неделю по несколько часов или ограничить себя годом более-менее нормальной жизни и потом уйти. Она меня спрашивала: "Как ты думаешь, Саша, стоит ли соглашаться? Дети хотят, чтобы я была с ними до последнего, а я хочу жить нормально". У нас было 3 случая, когда люди отказывались от лечения и осознанно шли на смерть. Я очень уважаю любое решение: каждый имеет право решить сам, как закончить жизнь.

Стареть плохо, стареть больно, это тяжелая работа. За дополнительные годы жизни мы платим болью. Пушкин в 37 лет из-за гуляний жены получил пулю в живот и умер молодым, не узнав, что такое деменция и так далее. У меня даже есть рисунок: каким был бы Пушкин, доживи бы он до старости и окажись в инвалидном кресле. Стареть – это 8-12-часовой рабочий день с уколами в глаза, со страданием и болью, которую не испытывали раньше. Поэтому решения, когда человек решает закончить жизнь в более-менее нормальных условиях, я уважаю всегда.

У меня были ученики, которые до 100 лет не принимали никаких лекарств. А были те, кто пил по 300 таблеток в месяц. Я вообще считаю, что лекарства более всего помогают людям, которые их производят. Хотя, быть может, это потому, что сам до таблеток еще не дорос – кто знает?

- Как принимать, что родители стареют: их смерть ближе, твоя смерть ближе… Как вы для себя решаете этот вопрос?

- Я придумал себе фразу "Аист принес – аист унес". Нам всегда приятно смотреть на детей, которые сегодня ползают, завтра встанут, послезавтра побегут, потом пойдут в школу… А тут обратный процесс. Надо принять, угасание и уход другого человека и твои собственные от тебя не зависят, они неизбежны.

- Есть ли общие психологические черты у активных долгожителей?

- Я думаю, что всем им удалось сохранить разум. Когда голова работает, то со всем остальным можно смириться – с невидящими глазами, неслышащими ушами, неслушающимися руками… Бывает, что в 70 лет человек потерял рассудок и стал полным инвалидом, а бывают и в 100 лет ребята абсолютно разумные. А вот как это сделать – для меня загадка. Думаю, случай, чудо.  

- Получается, только на бога полагаться?

- Только так. Может быть, лет через 10 отвечу по-другому. Но пока так.

- Мне сейчас 33 года. Что можете рекомендовать мне и моим ровесникам, чтобы старость была в радость?

- Читайте мои книги. А если серьезно – живите сегодняшним днем. Когда умерла моя мама, я понял, что каждый день, когда ты встаешь с постели на свои 2 ноги, – праздник. Потому что по физическим законам стоять на 2 ногах – это сложное положение. Удалось преодолеть земное притяжение, скажи спасибо и пробегай весь день, проживи его счастливо. Нельзя подготовиться ни к чему.

Расскажу про себя. Я каждый день встаю очень рано. Я работаю с дедами в 10 местах, они на большом расстоянии от моего дома. Самое дальнее – в 50 километрах от дома. Встаешь в 5 утра, ночь, темень, в 8 начало – бываю не в духе, злюсь. У нас же еще "мертвый час" в обед, в домах престарелых днем спят, надо успеть провести активности до "мертвого часа". А потом думаю: как хорошо, что встал и пошел, пошел…

Есть еще одна вещь. Я долгие годы думал: "Вот я такой хороший, в какой-то момент времени ко мне придут и скажут: "Ты такой хороший художник, человек неплохой. Что же ты здесь пропадаешь? Давай мы тебя возьмем в тот мир, в котором ты должен находиться. Все о тебе узнают, все будет хорошо с тобой". А лет в 40 понял, что мир такой огромный, а я такой маленький, что никто не придет ко мне на самом деле. Но с другой стороны – по той же причине я могу делать все, что хочу, мне не надо ни перед кем оправдываться, просить разрешение. Можно просто делать свое дело, которое ты хочешь, и радоваться этому каждый день. Как только я начал делать то, что хочу, сразу стало все получаться.

Записала Ольга Пастухова