1. Главная
  2. Посмотри

"Первое время кошмары снились". О чем говорят люди, осужденные за причинение смерти по неосторожности

Фото Турар Казангапов© Фото Турар Казангапов©

Колония-поселение ЕЦ 166/22 в Астане - место, где отбывают наказание в основном те, кого признали виновными в совершении преступления по неосторожности. Это единственное учреждение в столице (из четырех, подчиненных КУИС), где по объявленной Президентом амнистии в настоящее время освобождаются осужденные. В день съемок этого репортажа на свободу раньше срока выходили 10 человек. Еще пятеро по амнистии покинули колонию накануне. В силу нетяжких статей само учреждение отличается более-менее свободным режимом, и, может быть, поэтому постояльцы в шутку называют это место "летним лагерем". Хотя все равно каждый из них осознает, что находится в заключении. Репортаж Рената Ташкинбаева и Турара Казангапова.

Само учреждение небольшое. Здесь содержатся 100 человек.

Само учреждение небольшое. Здесь содержатся 100 человек.

<p>Режим в колонии-поселении более-менее свободный. Осужденные могут ходить в обычной одежде и даже вне учреждения пользоваться мобильным телефоном (возвращаясь с работы телефон нужно сдавать в специальную ячейку).</p>

Режим в колонии-поселении более-менее свободный. Осужденные могут ходить в обычной одежде и даже вне учреждения пользоваться мобильным телефоном (возвращаясь с работы телефон нужно сдавать в специальную ячейку).

<p>Вот так выглядит распорядок дня осужденных.</p>

Вот так выглядит распорядок дня осужденных.

<p>А так, собственно, само поселение. Как видно, постели заправлены, кроме одной. Днем все осужденные на работе в городе. В колонии остаются только те, у кого есть травмы после ДТП.</p>

А так, собственно, само поселение. Как видно, постели заправлены, кроме одной. Днем все осужденные на работе в городе. В колонии остаются только те, у кого есть травмы после ДТП.

<p>Помимо осужденных, находящихся на лечении, сегодня в колонии остались десять человек - это те, кто выходят на свободу по амнистии. Среди них 24-летний Константин Скоблов.</p>

Помимо осужденных, находящихся на лечении, сегодня в колонии остались десять человек - это те, кто выходят на свободу по амнистии. Среди них 24-летний Константин Скоблов.

"Совершил глупость - попал в ДТП, был в нетрезвом состоянии. Это было происшествие со смертельным исходом. Рядом со мной был пассажир, на следующие сутки он умер", - рассказывает Константин.

"Совершил глупость - попал в ДТП, был в нетрезвом состоянии. Это было происшествие со смертельным исходом. Рядом со мной был пассажир, на следующие сутки он умер", - рассказывает Константин.

<p>Парень был осужден на 5,5 лет. Из них он отбыл уже год. "Находясь здесь, я осознал свои ошибки. Надеюсь в дальнейшем такого не повторится, для себя сделал урок. Когда выйду на свободу, прежде чем что-то сделать, буду думать. Главную мысль, которую я отсюда вынес, - нужно просто жить спокойно, не совершать глупостей, чтобы была семья, дети, дом, работа", - говорит он.</p>

Парень был осужден на 5,5 лет. Из них он отбыл уже год. "Находясь здесь, я осознал свои ошибки. Надеюсь в дальнейшем такого не повторится, для себя сделал урок. Когда выйду на свободу, прежде чем что-то сделать, буду думать. Главную мысль, которую я отсюда вынес, - нужно просто жить спокойно, не совершать глупостей, чтобы была семья, дети, дом, работа", - говорит он.

Вспоминать день происшествия для Константина особенно тяжело, ведь погибший пассажир был его родным отцом.

Вспоминать день происшествия для Константина особенно тяжело, ведь погибший пассажир был его родным отцом.

"Я не хотел этого совершить, просто как-то все это резко произошло в последний момент, я даже сам не ожидал. Я сел за руль, ехал как положено, не нарушая правил, и вот как-то на повороте все это и произошло", - вспоминает Константин.

"Я не хотел этого совершить, просто как-то все это резко произошло в последний момент, я даже сам не ожидал. Я сел за руль, ехал как положено, не нарушая правил, и вот как-то на повороте все это и произошло", - вспоминает Константин.

В комнате, где живут осужденные, телевизор, музыкальный центр и стена с книгами.

В комнате, где живут осужденные, телевизор, музыкальный центр и стена с книгами.

Читают здесь многие - так быстрее проходит время.

Читают здесь многие - так быстрее проходит время.

<p>"Я сам крановщик, на кране работал в Астане на фирме одной. И вот в ночную смену случилось несчастье: человека придавило колонной. Когда подавал, видимо, неправильно оцепил, колонна упала на человека, он скончался", - говорит Елдибек Сейтмагамбаетов. За нарушение правил техники безопасности его приговорили к 2,5 годам. Сегодня он также выходит по амнистии.</p>

"Я сам крановщик, на кране работал в Астане на фирме одной. И вот в ночную смену случилось несчастье: человека придавило колонной. Когда подавал, видимо, неправильно оцепил, колонна упала на человека, он скончался", - говорит Елдибек Сейтмагамбаетов. За нарушение правил техники безопасности его приговорили к 2,5 годам. Сегодня он также выходит по амнистии.

Мужчине 36 лет, в Астане дома его ждут четверо детей.

Мужчине 36 лет, в Астане дома его ждут четверо детей.

<p>"Первое время переживал, потом все нормально", - говорит Елдибек. Чуть позже его мать нам расскажет, что у сына случился инфаркт после произошедшего.</p>

"Первое время переживал, потом все нормально", - говорит Елдибек. Чуть позже его мать нам расскажет, что у сына случился инфаркт после произошедшего.

Фото Турар Казангапов©

Фото Турар Казангапов©

"Я задним ходом сдавал и наезд совершил. Не увидел, там женщина пожилая была. Скончалась она. Это было в Караганде", - рассказывает еще один амнистированный 23-летний Динар Жамбеков. Здесь он уже находится год и два месяца. Общий срок, который ему был назначен, - 3,5 года.

"Я задним ходом сдавал и наезд совершил. Не увидел, там женщина пожилая была. Скончалась она. Это было в Караганде", - рассказывает еще один амнистированный 23-летний Динар Жамбеков. Здесь он уже находится год и два месяца. Общий срок, который ему был назначен, - 3,5 года.

"Первый месяц тяжело, кошмары снились. Со временем потом уже успокаиваешься. Но это у многих здесь было, ведь, как говорится, смерть человека на нашей совести. Виноват, признаю, что это невнимательность", - делится с нами Динар.

"Первый месяц тяжело, кошмары снились. Со временем потом уже успокаиваешься. Но это у многих здесь было, ведь, как говорится, смерть человека на нашей совести. Виноват, признаю, что это невнимательность", - делится с нами Динар.

Как говорит молодой человек, кошмары его мучали, когда он еще сидел в СИЗО в Караганде. Но о таких подробностях, как и о том, что произошло, осужденные колонии особо не говорят. Не принято. "Об этом здесь не каждый хочет вспоминать, тяжело людям", - поясняет наш собеседник.

Как говорит молодой человек, кошмары его мучали, когда он еще сидел в СИЗО в Караганде. Но о таких подробностях, как и о том, что произошло, осужденные колонии особо не говорят. Не принято. "Об этом здесь не каждый хочет вспоминать, тяжело людям", - поясняет наш собеседник.

Заполняя необходимые бумаги для освобождения, осужденные говорят, что за время нахождения в исправительном учреждении поменяли свои взгляды на жизнь.

Заполняя необходимые бумаги для освобождения, осужденные говорят, что за время нахождения в исправительном учреждении поменяли свои взгляды на жизнь.

"Подумал над своим образом жизни, вообще о том, как я жил, чем занимался. Это место своего рода школа, здесь люди взрослеют, понимают, что надо как-то серьезней, ответственней быть", - говорит Динар. "Тяжело первое время, вдали от семьи находишься - это основная трудность, а так в целом условия здесь хорошие", - добавляет он.

"Подумал над своим образом жизни, вообще о том, как я жил, чем занимался. Это место своего рода школа, здесь люди взрослеют, понимают, что надо как-то серьезней, ответственней быть", - говорит Динар. "Тяжело первое время, вдали от семьи находишься - это основная трудность, а так в целом условия здесь хорошие", - добавляет он.

Пока всех амнистированных собирают в одном месте, знакомый уже нам Константин рассказывает о том, как ему здесь жилось. "Вообще я впервые в жизни попал в такую систему. И хотя здесь более свободный вариант, чем в других учреждениях, но все равно мы во всем ограничены. Чтобы куда-то сходить, нужно заявление писать, сопровождение, контроль чувствуется", - говорит он.

Пока всех амнистированных собирают в одном месте, знакомый уже нам Константин рассказывает о том, как ему здесь жилось. "Вообще я впервые в жизни попал в такую систему. И хотя здесь более свободный вариант, чем в других учреждениях, но все равно мы во всем ограничены. Чтобы куда-то сходить, нужно заявление писать, сопровождение, контроль чувствуется", - говорит он.

<p>Увлекшись разговором, мы с фотографом было начали самостоятельно обследовать территорию, но тут же получили замечание. "Это все-таки исправительное учреждение, а не парк культуры", - сказала нам сотрудник колонии.</p>

Увлекшись разговором, мы с фотографом было начали самостоятельно обследовать территорию, но тут же получили замечание. "Это все-таки исправительное учреждение, а не парк культуры", - сказала нам сотрудник колонии.

Перед тем как распрощаться с амнистированными, по инструкции проводят ритуал освобождения.

Перед тем как распрощаться с амнистированными, по инструкции проводят ритуал освобождения.

Инспектор говорит людям напутственные слова.

Инспектор говорит людям напутственные слова.

<p>Вся воспитательная работа в этом урчеждении держится на этой женщине. Актоты Бекенова работает здесь уже 11 лет. По сути она иногда выполняет роль психолога, общаясь с вновь поступившими.</p>

Вся воспитательная работа в этом урчеждении держится на этой женщине. Актоты Бекенова работает здесь уже 11 лет. По сути она иногда выполняет роль психолога, общаясь с вновь поступившими.

<p>"Как-то давно по Карагандинской трассе ехал водитель автобуса, и одна из пассажирок была беременная женщина на последнем сроке. Произошло ДТП, она погибла. Вот это мне запомнилось, потому что я сама мать двоих детей", - рассказывает Актоты и говорит, что нередко ей приходится выслушивать вновь прибывших в колонию, которые, рассказывая свою историю, иногда дают волю слезам и здесь трудно оставаться равнодушным.</p>

"Как-то давно по Карагандинской трассе ехал водитель автобуса, и одна из пассажирок была беременная женщина на последнем сроке. Произошло ДТП, она погибла. Вот это мне запомнилось, потому что я сама мать двоих детей", - рассказывает Актоты и говорит, что нередко ей приходится выслушивать вновь прибывших в колонию, которые, рассказывая свою историю, иногда дают волю слезам и здесь трудно оставаться равнодушным.

<p>"Я иногда как прочитаю все эти приговоры, как послушаю и думаю, я же сама машину вожу, муж тоже водитель. И вот каждый вечер супругу своему провожу инструктаж. А вообще от этого никто не застрахован", - говорит майор Бекенова.</p>

"Я иногда как прочитаю все эти приговоры, как послушаю и думаю, я же сама машину вожу, муж тоже водитель. И вот каждый вечер супругу своему провожу инструктаж. А вообще от этого никто не застрахован", - говорит майор Бекенова.

А еще бывает, что потерпевшие не прощают виновных, даже если он 5-6 лет сидит. Они говорят, мол, нам же не вернуть сына, мужа или мать. Но бывают и такие потерпевшие, которые прощают, говорят, оттого, что он там сидит, человека ведь не вернешь", - рассказывает начальник отдела по воспитательной работе.

А еще бывает, что потерпевшие не прощают виновных, даже если он 5-6 лет сидит. Они говорят, мол, нам же не вернуть сына, мужа или мать. Но бывают и такие потерпевшие, которые прощают, говорят, оттого, что он там сидит, человека ведь не вернешь", - рассказывает начальник отдела по воспитательной работе.

И вот кульминационный момент. Открываются ворота и амнистированные наконец свободны.

И вот кульминационный момент. Открываются ворота и амнистированные наконец свободны.

Некоторых из освободившихся сопроводят на вокзал.

Некоторых из освободившихся сопроводят на вокзал.

<p>Другие&nbsp;отказываются от сопровождения. Их у ворот встречают друзья и родственники.</p>

Другие отказываются от сопровождения. Их у ворот встречают друзья и родственники.

Фото Турар Казангапов©

Фото Турар Казангапов©

Фото Турар Казангапов©

Фото Турар Казангапов©

"Мы очень рады. Спасибо Президенту", - говорит нам мать крановщика Елдибека. Обняв сына, она сообщила, что больше ни за что не пустит его работать на стройку.

"Мы очень рады. Спасибо Президенту", - говорит нам мать крановщика Елдибека. Обняв сына, она сообщила, что больше ни за что не пустит его работать на стройку.

Тем временем в исправительном учреждении продолжала течь жизнь привычным ходом. Основная часть осужденных была все еще на работе.

Тем временем в исправительном учреждении продолжала течь жизнь привычным ходом. Основная часть осужденных была все еще на работе.

Единственное здание, где было людно, - место для длительных свиданий с семейными.

Единственное здание, где было людно, - место для длительных свиданий с семейными.

Здесь три комнаты, где осужденные в более-менее домашней обстановке могут провести время с родными и близкими.

Здесь три комнаты, где осужденные в более-менее домашней обстановке могут провести время с родными и близкими.

Фото Турар Казангапов© Снято на Nikon D500

Фото Турар Казангапов© Снято на Nikon D500