1. Главная
  2. Посмотри

Тормозок от всей страны. Как проходила забастовка на шахте "Казахстанская"

  • 24

Утро возле ворот шахты "Казахстанская". Идет четвертый и, как позже выяснится, последний день забастовки. К нам навстречу выходят несколько десятков шахтеров. Мужчины окружают нас и заводят в здание. Пытаюсь в этой толпе не потерять глазами своего фотографа. Через несколько минут мы уже в актовом зале и на нас смотрят глаза двухсот человек. Мне в руки дают микрофон. Тишина. Нужно что-то говорить. Мне кажется, что мой голос дрожит. В голове только одна мысль: "Не ляпнуть бы чего-нибудь лишнего, не усугубить бы ситуацию". "Извините за глупый вопрос, но расскажите, пожалуйста, про свои тормозки...", - в итоге произношу я. По залу проносится волна смеха. Суровые, но спокойные лица мужчин расплываются в улыбках. А дальше - душевные беседы, анекдоты про тещ и горячий шахтерский чай. Корреспондент Tengrinews Айгерим Абилмажитова и фотограф Турар Казангапов о дне, проведенном в стенах бастовавшей шахты. 

Морозное утро в Шахтинске. Стоим у КПП на входе в шахту "Казахстанская", охрана отказывается пускать нас внутрь.

Вдруг к нам навстречу выходят несколько десятков мужчин. "Давайте-ка их в центр, а то не пропустят", - слышу я чей-то голос за спиной. 

Шахтеры окружают нас и за считанные минуты мы оказываемся в самом здании. Первого, кого мы увидели в актовом зале - уставшего шахтера, дежурившего возле стационарного телефона. Уже потом нам станет ясно, что этот советский аппарат - самая ценная вещь в эти дни. Но об этом немного позже.

В зале нас ждали около 200 шахтеров. В дни забастовки они старались не покидать стены шахты, чтобы поддержать своих коллег, которые все это время находились под землей. 

В самом зале было тихо и спокойно. Никто не выкрикивал никаких лозунгов. Но во взгляде каждого можно было заметить тягостность ожидания. Это были уже четвертые сутки забастовки. 

Мы оказались в центре актового зала. Я начала было представляться, и мне в руки один из шахтеров вручил микрофон со словами: "Вас не слышно, возьмите".

В тот момент мне показалось, что в моих руках этот микрофон в прямом смысле слова начал гореть. Он был для меня тогда как меч обоюдоострый. Одно дело беседовать с человеком тет-а-тет, но совсем другое, когда перед тобой 200 человек, и каждое твое слово буквально на вес золота. Наступила почти минутная пауза, я не знала, с какого вопроса начать. А люди ждали...

"Извините за глупый вопрос, но расскажите, пожалуйста, про свои тормозки...", - в итоге произношу я. Мой вопрос вызвал бурю смеха в зале. Но глаза шахтеров все равно говорили о том, что они еще не приняли нас. Они ждали не столько вопросов, а честной и открытой беседы.

"Мой папа - бывший шахтер, хотя бывших шахтеров, наверное, не бывает. Поэтому я не понаслышке знаю о вашем нелегком труде и шахтерской солидарности", - начала я свой рассказ. "Так вот, папа мой очень любит мясо, а какой шахтер не любит мясо?"  - после этих слов шахтеры снова рассмеялись, так по-доброму, по-отечески что ли. 

 

"А вы знаете, что в советское время к обеду нам всегда давали 150 грамм вареного мяса? Ну я вам так говорю, для информации", - подошел ко мне один из шахтеров с желанием побеседовать. Тут же его одергивает сосед с просьбой не мешать работать нам, журналистам. Этим соседом оказался машинист электровоза по имени Олег. Он работает на шахте "Казахстанская" с 1988 года. Здесь же работают его супруга и сын Артем, который в момент беседы находился под землей среди бастующих.

"Тяжело ему там", - тихо отвечает Олег. "Как коллега, я поддержал своего сына. А как отец, переживаю, конечно", - отвечает он. "А вот насчет тормозка вы спрашивали. Я не беру с собой, не успеваю в силу работы. Все время же в движении, машинист как-никак, не до перекуса", - добавил Олег. 

Нашего следующего собеседника зовут Дархан, из своих 28 лет четыре года он работает шахтером.

"Мы здесь все дни находимся. Смену свою отработаем и остаемся. Поддерживаем своих, тех, кто внизу. Сами видите, никаких провокаций нет у нас, все спокойно. Еду покупаем, теплую одежду, обувь и отправляем вниз. Знаете, там на глубине 477 метров не столько еда нужна, а тепло, так как там сыро очень и холодно", - рассказал нам Дархан. 

"Я вот ездил на переговоры на "Тентекскую", как одного из представителей с собой взяли. Ну я и попросил у присутствующих показать фотографии своих квартир. Предложил им показать квартиру своей тещи, так как с женой и детьми живем там. Не захотели что-то фото дать показать мне, стесняются, наверное", - говорит нам шахтер с легкой иронией.

Тем временем в зале послышался тихий смех. Кто-то из шахтеров рассказывает про день рождения тещи и анекдоты, которые подготовил на праздник. Один из мужчин предложил прочитать свое стихотворение, посвященное шахтерам.

На шахту прибывает новая смена. Жизнь идет своим чередом, работа кипит. 

Здесь вообще все измеряется сменами, график которых как минимум уже 20 лет не менялся совсем. Первая смена приезжает в 5.35-5.45 утра, направляется на наряд. 

Потом шахтеры в раздевалке переодеваются.

Вот так, например, выглядят шахтерские ящики.

Шахтеры набирают воду... 

Идут получать лампы у спасателей...

И, наконец, спускаются под землю.

Как правило, в восемь часов утра шахтеры должны быть на месте. Рабочее время длится до двух часов дня. После этого они выходят на поверхность, сдают лампу спасателям и идут мыться.

Вторая смена приезжает на шахту в 11.35. В два часа дня они приступают к работе и трудятся до восьми вечера. Таким образом все смены чередуются. Одни рабочие сменяют других, и так каждый день. 

Не меняется здесь лишь шахтерский "тормозок". Хлеб, сыр, огурчики, иногда колбаса, иногда сало - стандартный перекус каждого шахтера, завернутый в газету. 

"В первый раз спускаться под землю всегда интересно, а потом все на автомате", - делятся шахтеры.

Наш следующий собеседник - Андрей. Он был среди бастующих трое суток. Поднялся наверх, чтобы помочь вытащить друга, которому стало плохо с сердцем.

"Под землей сложнее всего спать, кислорода не хватает. А так не так страшно, мы-то люди привыкшие быть под землей. Отоспался, вот и приехал сюда, поддержать наших", - ответил Андрей. 

Между тем в актовом зале становится больше людей. На встречу с шахтерами приехал председатель профсоюза "Коргау" Марат Миргоязов. 

"Где вы были 4 дня?" - прозвучал первый вопрос от шахтеров. 

Чем больше вопросов задавали шахтеры, тем больше напряжения становилось в зале. Каждый из присутствующих ждал ответы на свои вопросы.

Мужчины старались сдерживать свои эмоции. Если кто-то из шахтеров позволял себе слишком громко высказываться, то коллеги тут же его останавливали словами: "Спокойно, по делу задавай вопрос. Не нужно здесь провокации создавать".

Лица шахтеров, как правило, не выдают каких-либо эмоций, но если приглянуться к натруженным рукам, видно, что мужчины сильно переживают.

За час в актовом зале прозвучало много вопросов, куда меньше ответов. Было больше споров. В какой-то момент один их шахтеров задал вопрос, после которого наступила пугающая тишина.

"Пока вы тут спорите, там пацаны внизу здоровье оставляют. Нам их надо вытащить живыми, а не вперед ногами. Что делать будем, ответьте уже?!" - спросил у профсоюза один из присутствующих. 

Ответ на вопрос так и не прозвучал. Председатель профсоюза между тем уехал на очередное собрание, а шахтеры снова остались в ожидании. 

Кто-то ушел подкрепиться в буфет... 

Некоторые просто бродили по зданию.

Ближе к вечеру очередная смена готовила еду для бастующих. На кухне заваривали горячий чай и тут же разливали по флягам.

Эти фляги в шахты спускает третья смена. 

На часах почти восемь часов вечера. В актовом зале стало немного меньше людей. Но возле этого телефона (на фото снизу - прим.автора) всегда кто-то находится рядом. С помощью него шахтеры поддерживают связь с теми, кто внизу. В телефонной беседе коллеги успевают не только узнавать про самочувствие и здоровье, но и подшутить друг над другом.

"А без юмора на шахте никак", - отмечает кто-то из зала.

Вечером в коридорах "Казахстанской" пустеет, и вроде как ничего не напоминает, что здесь были жаркие споры, собирались почти 300 человек и что внизу находятся бастующие шахтеры.

Но урна в курилке выдает все эмоции и переживания, которые суровые шахтерские лица скрывали весь этот день. 

На четвертые сутки (14 декабря), ночью все бастовавшие шахтеры поднялись на поверхность. Работодатель принял решение о повышении им зарплаты на 30 процентов.

По словам министра труда и социальной защиты Тамары Дуйсеновой, уже завтра, 21 декабря, будут объявлены результаты примирительной комиссии, которая рассмотрела требования шахтеров.

Текст Айгерим Абилмажитова, фото Турар Казангапов.