1. Главная
  2. Узнай
  3. Новости

Старушка и ядерная контрабанда. Оперативник рассказал о спецоперации КНБ 26 ноября 2021, 15:48

В рамках 30-летия независимости Казахстана под общей редакцией председателя КНБ генерал-лейтенанта Карима Масимова подготовлены к изданию книги
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек
  • Нашли ошибку?

В рамках 30-летия независимости Казахстана под общей редакцией председателя КНБ генерал-лейтенанта Карима Масимова подготовлены к изданию книги "Хроники отечественной спецслужбы. Истории о людях, событиях, фактах" и "Государственная граница". Они повествуют о службе оперативных работников и пограничников, которые внесли достойный вклад в дело обеспечения национальной безопасности и охраны рубежей нашего государства.

Tengrinews.kz публикует отрывки из книг. Это рассказ оперативного работника о борьбе с контрабандистами.

Как старушка контрабандиста проверяла

Сейчас уже никому не надо объяснять, какое это зло – ядерное оружие. В некоторых статьях и художественных произведениях его называют "адским" или "оружием Судного дня". Звучит пафосно, но это, к сожалению, не преувеличение.

Я рад, что родился в стране, которая в свое время стала пионером в области борьбы за мир, свободный от ядерного оружия. Казахстан не только закрыл Семипалатинский ядерный испытательный полигон, но и добровольно отказался от арсеналов, которые остались на его территории после распада СССР. К слову, от четвертого по размерам на тот момент ядерного арсенала. Это было правильное и мудрое решение.

Оружие, тем более имеющее такую поражающую силу, как ядерное, всегда становилось объектом вожделения деструктивных сил. К примеру, международные террористические организации нередко стремятся заполучить ядерный и радиоактивный материал для создания "грязных бомб". "Помочь" им в таком стремлении вызываются контрабандисты.

Я не понаслышке знаю, что такое "немирный атом", какой колоссальный урон он несет. Я уроженец Восточно-Казахстанской области. СИЯП, или Семипалатинский полигон, для меня не абстрактное понятие. Я своими глазами видел жертв испытаний ядерного оружия. Поясню для миллениалов или зумеров: на СИЯП было проведено более 468 (!) испытаний ядерного оружия.

Учитывая все вышеупомянутое, мне кажется очень символичным то, что именно мне посчастливилось пресечь деятельность группировки, занимающейся ядерной контрабандой.

Началось все с того, что в один день благодаря грамотно выстроенной оперативной сети, расставленной в нужных местах, был получен тревожный сигнал: международная преступная группа промышляет приграничной контрабандой особо опасных ядерных материалов с уранового месторождения Узбекистана.

Под прицел спецслужбы попал закоренелый контрабандист, ищущий покупателя на крупную партию ядерного материала "Уран-235, 238". Под крупной партией подразумевался один килограмм.

Конечно, несведущим формулировка "крупная партия" покажется преувеличением, но отмечу, что 1 килограмм "Урана-235" по взрывной силе равен 22 тысячам тонн тротила.

Такая мощь — это колоссальная угроза национальной безопасности любой страны, в которой бы ни находился груз. В подобной ситуации промедление может стоить жизней тысяч людей. Необходимо было действовать, причем решительно и обстоятельно.

Заручившись санкцией руководства комитета, мы начали оперативную игру: установили и взяли под наблюдение "продавца", вскрыли весь контрабандный маршрут, пособников и, самое главное, источник происхождения ядерного материала.

Благодаря четко выстроенной агентурной работе удалось узнать всю подноготную злоумышленников. Банально, но "продавцом" оказался обычный маргинализированный тип: казахстанец, регулярно совершавший незаконные вылазки на территорию Узбекистана и занимающийся самой обыкновенной контрабандой.

Жизнь у него не сложилась: неоднократно судим, разведен, в долгах, воспитывал двоих детей и содержал родителей-стариков. Найти законные способы заработка он и не старался, а подвернувшаяся в какой-то момент возможность обогатиться, сбыв малый объем, заметно вдохновила его. Подозреваю, что опасность "товара" его мало волновала.

В фильме бы разработке объекта уделили максимум минут пять, в реальной жизни у нас ушло девять месяцев на то, чтобы усыпить его бдительность. Он, как не раз привлекавшийся к уголовной ответственности, понимал, что может быть под колпаком. Его нервозность выдавали постоянные попытки разоблачить оперативников, внедренных в преступную среду.

Убедившись в подлинности вещества, нами было принято решение брать его с поличным на продаже.

Внедренный оперативный сотрудник провел ряд переговоров с "продавцом" и, договорившись с ним на 200 тысяч долларов за килограмм, назначил встречу.

Напряжение нарастало, причем с обеих сторон. Контрабандист решил проверить покупателя – нашего оперативника и принес на первую встречу песок вместо урана. Спецоперация оказалась под угрозой провала. Вся опергруппа задавалась лишь одним вопросом: где ядерный материал?

Сделка была сорвана, но заранее подготовленная легенда позволила оперативнику-"покупателю" покинуть место встречи неразоблаченным.

Жажда легких денег притупила осмотрительность контрабандиста. Он убедился в платежеспособности "покупателя" и позже сам вышел на связь, назначив вторую встречу и заверив, что на этот раз товар будет настоящим.

Предполагаю, что идея сбыть ядерный материал казалась ему отличной возможностью получить билет в безбедную жизнь. Размышлениями о моральной и этической стороне вопроса он себя явно не утруждал. Не помогли и осторожные попытки увещевания одного из внедренных сотрудников. Тот пытался отвратить "продавца" от совершения преступления, но тщетно.

В итоге для совершения сделки контрабандист привез уже известным оперативникам путем из Узбекистана дополнительный объем урана и при попытке сбыть его был задержан.

Нам на тот момент уже было известно о стране – источнике товара и о том, что за границей у контрабандиста есть подельники, обладающие значительным объемом "Урана-235, 238".

Также выяснилось, что "продавец" должен в течение двух часов после передачи урана сообщить им об успешном исходе сделки, иначе его посчитали бы арестованным.

И здесь снова сыграли свою положительную роль стратегическое планирование и скрупулезность опергруппы. Так, кропотливая многомесячная работа по детальному изучению характера и психологических особенностей задержанного дали нам возможность в кратчайшие сроки склонить контрабандиста к полному сотрудничеству со следствием. Он известил своих "коллег" о том, что деньги у него и волноваться не о чем. Однако это не усыпило бдительность его зарубежных подельников. Они решили его проверить.

Из Узбекистана поездом Ташкент – Алматы приехал специальный человек. Его задача заключалась в наблюдении за жизнью и деятельностью контрабандиста.

Задумка их могла бы оказаться успешной, если бы мы не учли и этот момент. Оперативники достаточно быстро выявили приезжего "ревизора" – им оказалась неприметная шестидесятилетняя бабушка.

После профессионального инструктажа уже перевербованный нами преступник встретился с пожилой женщиной, доказав, что находится на свободе и слежки за ним нет. Он в точности придерживался подготовленной нами легенды: партия реализована, но нужно еще, покупатель готов купить.

Почему мы не ограничились изъятием этой партии и не закончили на этом спецоперацию? Ответ прост, нам было важно ликвидировать всю цепочку контрабанды и не допустить повторного завоза ядерного материала в Казахстан.

Поэтому с санкции руководства было решено продолжить оперативную работу уже на международном уровне с участием спецслужб Узбекистана.

Наши коллеги из Службы госбезопасности Узбекистана незамедлительно включились в игру. Совместно нам удалось выманить всех ключевых фигурантов в Ташкент вместе с крупной партией урана. Я в составе спецгруппы из сотрудников КНБ также вылетел в Ташкент.

Напряжение достигло своего апогея. Преступники были как никогда мнительны и подозрительны, как будто чувствовали, что кольцо вокруг них сужается и разоблачение не заставит себя ждать. Они даже привлекли к участию в сделке нескольких членов узбекской ОПГ.

Это стало дополнительным фактором риска и угрозы для жизни сотрудников. В период предварительных переговоров наши оперативники и узбекские коллеги не расставались с табельным оружием, готовые применить его в любой момент.

Нервозность нарастала, а меня в свою очередь не покидало чувство, что вот-вот все сорвется: слишком много было "неизвестных переменных", слишком много подозрительности исходило от узбекских преступников.

Их мнительность порождала постоянную смену оговоренных условий. В последний момент менялись места встречи и объем "товара", а в диалогах часто звучали слова о "подставе" и необходимости "валить" со сделки, "убрав" предварительно "покупателей".

Благополучный исход спецоперации обеспечила опять-таки алчность продавцов. Узбекские контрабандисты, явившиеся на встречу всем составом, сообщили, что в их распоряжении нет ранее оговоренного объема ядерного материала. Это фактически отменяло все прежние договоренности.

Однако, когда настало время прощаться, старший из преступников и, судя по всему, главный в иерархии ОПГ подмигнул оперативнику-"покупателю". Далее между ними состоялась беседа тет-а-тет, в ходе которой главарь пообещал предоставить нужный товар – 860 граммов за 200 тысяч долларов.

Все, ранее сказанное им об отсутствии нужного объема, оказалось блефом, чтобы дезориентировать своих же подельников – главарь просто не хотел делиться добычей. Он послал племянника за ураном.

Оставалось дело за малым. Все преступники были задержаны. Спецслужбы двух стран сработали четко и слаженно.

Результаты нашей деятельности были высоко оценены узбекскими коллегами. Они впервые были задействованы в операции подобного масштаба. Мне и еще нескольким сотрудникам из числа оперативников были вручены именные наручные часы с гравировкой от председателя СГБ Узбекистана. Аналогичный ответный жест последовал и от нашего ведомства: отличившиеся узбекские контрразведчики также не остались без наград.

У меня нет предубеждения против ядерных технологий в целом. "Мирный атом" имеет право на существование во благо человечества, а контрабанда радиоактивных материалов – нет.

Задача не допустить второго стоит перед сотрудниками органов национальной безопасности. Именно на них ложится огромная ответственность по предотвращению реальной опасности – контрабанды ядерных материалов и разработки настоящего ядерного оружия.

И пока я и такие же мои товарищи сражаемся на "невидимом фронте" с "незримым врагом", выполняя свой долг, не жалея личного времени, жертвуя возможностью лишний раз побыть в кругу близких, наша страна может спать спокойно.

Подпишись на наши новости в Instagram. Самые интересные видео, а также сотни комментариев казахстанцев в твоей ленте!

У Tengrinews.kz есть Telegram-канал. Это быстрый и удобный способ получать самые главные новости прямо на твой телефон.



Join Telegram