"Муж спросил, хорошо ли горит бензин, и поджег меня". Исповедь алматинки

10 декабря 2019, 19:17
56
"Муж спросил, хорошо ли горит бензин, и поджег меня". Исповедь алматинки - Фото Tengrinews.kz
Фото Tengrinews.kz

История Акерке Байгазиевой в свое время потрясла весь Казахстан: женщину после нескольких лет психологического и физического насилия поджег собственный муж, причем сделал это на глазах у двухлетнего сына. Мальчик был настолько шокирован, что даже не мог кричать, только когда все закончилось, вцепился в маму и заплакал. С тех пор прошло четыре года, но мужчину так и не наказали. Более того, по словам Акерке, он работает юристом. Корреспондент Tengrinews.kz узнал, как и чем живет сейчас женщина и почему уже не пытается забрать у бывшего мужа-тирана двух старших детей.

"Мы поженились в 2004 году по любви. Жили в достатке, все было хорошо и спокойно. Разногласия начались через несколько лет, когда у нас уже было двое маленьких детей. Муж потребовал, чтобы мы переехали поближе к его родителям, а я противилась, потому что они вмешивались в нашу жизнь постоянно, на этом фоне были скандалы. Потом финансовые трудности начались, и он впервые поднял на меня руку. Я ушла, но тут подключились родные с обеих сторон, говорили, что ради детей нужно терпеть.

Я вернулась, но ситуация ухудшилась. Я заговорила о разводе, но он стал мне угрожать. В него как бес вселился. Говорил, что убьет меня, закопает, а его никто не накажет: родители его отмажут. Потом он стал запирать меня дома, отбирал документы. А я не так воспитана, у меня высшее образование, работа была. Понимала, что так продолжаться не может. 

В декабре 2015 года мы поссорились с ним в машине. С нами был младший сын, но мужа это не останавливало. Он снова стал угрожать мне, кричал. Заехал на рынок, купил бензин, спросил продавца, хорошо ли горит. Я не верила до последнего, что мой образованный и неглупый супруг способен на такое, думала, что хочет испугать. 


Акерке, январь 2016 года. Кадр телеканала КТК

Когда мы приехали домой, ссора продолжилась. Мы жили тогда в коттедже с высоким забором. Был день - все на работе, кричи-не кричи, ты как в лесу. Во дворе он облил меня бензином и... поджег. Все мое тело вспыхнуло как спичка. Я не могу передать, что чувствовала тогда... Боялась за детей. В первую очередь за сына, который стоял рядом и словно застыл... Казалось бы, два года, но он все тогда уже понимал.

Я смогла сбросить горящую одежду, все тело было обожжено. Тогда я окончательно поняла, что он меня убьет и ему правда за это совсем ничего не будет. Он сделал это не в состоянии аффекта, иначе как объяснить тот факт, что после произошедшего он спокойно и хладнокровно собирал по двору улики, то есть мою одежду? Я плакала, но скорую помощь он не вызвал. Чуть погодя "сжалился" надо мной и поехал в аптеку, чтобы купить мази и бинты, собирался лечить меня дома. Дверь за собой запер.

У меня мелькнула мысль, что это мой последний шанс спастись. Но что делать? Разбивать стекло, кричать, бежать? Когда мы еще были в машине, он отобрал у меня мобильный телефон, а дома потом обрезал провод городского. Хорошо, что я вспомнила о втором сотовом. Я была неопытной в таких делах, даже не знала, куда обращаться, кому звонить... О полиции почему-то и мысли не было. Судорожно перебирала в уме тех, кому я небезразлична... Маму не хотела напугать, но к ней как раз должен был приехать брат. Позвонила ей, спросила как можно спокойнее, рядом ли он. Когда взял трубку, все рассказала и попросила забрать меня. Потом отключилась и поняла, что шанса нет, муж приедет быстрее. Тогда в отчаянии набрала его родителей, которые жили через три дома. Пришел свекор, это меня и спасло. 


Акерке, 2016 год

А потом мужу позвонил мой брат, сказал, что все знает и убьет его. Муж понял, что  деваться некуда - повез меня в больницу. Рядом с нами было много клиник, но он поехал через весь город в самую дальнюю, по пути договаривался с врачами, чтобы все замять. И при мне же звонил своему коллеге-юристу, просил открыть Уголовный кодекс и посмотреть, какое наказание идет по такой-то статье...

В больнице со мной особо не церемонились, лечения почти не было. Они хотели выписать меня раньше 21 дня, чтобы вред здоровью был не средней степени тяжести, а легкой... И только когда мы подняли шум и обратились в СМИ, моим здоровьем, наконец, занялись. У меня было обожжено 18 процентов поверхности тела - руки, шея, спина, бедра.

А потом был бракоразводный процесс. Он длился три месяца. Судья, зная, что произошло, уговаривал меня подумать и остаться ради детей. Было тяжело, потому что в те годы о бытовом насилии вообще не говорили у нас. Все считали, что я сама виновата. Директор моего колледжа прямо мне заявила: ты не имеешь права работать в педагогическом коллективе, сама решай свои проблемы. Но тогда шли суды по детям, я была вынуждена терпеть, нужна была справка о доходах. У меня было несколько адвокатов, но их перекупал бывший муж. Психологи советовали мне смириться, ведь я, мол, не могу бороться с коррупцией во всем Казахстане. Я была с этим не согласна, искала дальше. Даже обращалась к Назарбаеву с письмом.

Мне повезло, нашла такую же, как я, принципиальную женщину, с ее помощью выиграла суд, детей постановили оставить со мной. Но у нас не исполняются многие решения суда - двое старших детей, им сейчас 12 и 14 лет, живут с отцом. Их настроили против меня. Когда я пыталась их увезти при помощи судебного исполнителя, они выскочили из машины и разбежались в разные стороны. Младшему сыну скоро будет семь, и мы с ним иногда приходим в школу, где учатся старшие. Когда никто не видит, они меня обнимают, говорят, что скучают. Но как только на горизонте появляется папа, сразу меняется отношение. 


Фото из личного архива Акерке

Я долго думала об этом, было нелегко принять ситуацию. Но я поняла, что им нужно время. Сейчас они подростки, у них сложный период. Они должны сами созреть, осознать ситуацию и понять, кто есть кто в ней. Я не могу давить, это нас только отдалит.

Со мной остался только младший сын. Он все до сих пор помнит. В первое время после произошедшего у него были серьезные проблемы, он просыпался с криком по ночам, сам себя истязал - бил, царапал... Сейчас все налаживается. Только взрослый он у меня не по годам. Я его не учу такому, но он сам говорит, что у нас в семье были проблемы, папа был злой. А сейчас, может, он встретил другую жену и наконец от нас отстанет. Просит, чтобы и я вышла замуж и родила ему сестренку. Когда я отшучиваюсь и отвечаю, что меня не зовут, он совершенно серьезно спрашивает: а почему бы мне самой не предложить?

А бывший муж до сих пор работает юристом. Против него несколько раз заводили уголовное дело, но каждый раз его закрывали за отсутствием состава преступления. В последний раз следствие пришло к выводу, что и он, и я можем говорить правду о событиях того дня. Но в таких случаях закон встает на сторону подозреваемого, поэтому его так и не наказали". 

Свою историю Акерке рассказала во время пресс-тура в приюте для жертв бытового насилия Arasha. Когда-то его сотрудники помогли ей пережить самый сложный период в ее жизни, и теперь она работает здесь инструктором по трудотерапии - организовывает для женщин мастер-классы, помогает им устроиться на курсы и найти работу. 

Многие гости пресс-тура удивляются, когда видят Акерке: по их словам, женщина изменилась до неузнаваемости. 

"Через меня сотни женщин уже прошли, одна история хуже другой. Но больше всего я стараюсь помочь тем, у кого отбирают детей. Мы уже изучили все механизмы, знаем, куда обращаться. В большинстве случаев удается помочь", - говорит Акерке.

Фотовыставка в приюте Arasha. Фото Tengrinews.kz

Психолог приюта Елена Сережечкина считает, что бытовое насилие в семьях процветает по нескольким причинам. 

"Первая - это наш менталитет. Большинство пострадавших - это жительницы сельской местности. Их воспитывают не как самостоятельных личностей, а как приложение к мужчине. Мужчины в свою очередь думают, что место женщины у плиты. При этом у нас много нереализованных мужчин, и если супруга пытается перечить или развиваться, работать, то им это не нравится. 

Вторая причина - отсутствие осознанности при вступлении в брак. Многие женятся просто потому, что на них давит общество или родня, не разбираются, тот ли человек рядом. Со временем напряжение в отношениях растет, переходит в насилие.

Ну и третье - многие из насильников и пострадавших выросли в такой же атмосфере. Они просто не видели другой жизни. Девушки терпят, а парни бьют, и для одних, и для других это норма.

Что я могу посоветовать? Не ждать, пока ситуация станет критической. Если он ударил один раз - уже не остановится. Нужно уходить, обращаться за помощью", - рассуждает психолог.

Получить короткую ссылку


  • Подписаться на канал новостей TengriNews:

  • Google News
  • Yandex News
  • Yandex Zen

Нравится Поделиться
© Кадр из фильма "Безумный Макс: Дорога ярости"
Материал с фотографиями
© shutterstock
Материал с фотографиями Материал с видео
Хотите больше статей? Смотреть все
Показать комментарии (56)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц