1. Главная
  2. Узнай
  3. Неразобранное

Обуздать Золотого льва 14 сентября 2009, 11:37

Несомненно, у Венецианского кинофестиваля есть несколько маркеров - персон, чьи имена будут упоминаться в прессе еще не один день. Речь идет о Майкле Муре, чья документальная лента "Капитализм: Любовная история" осталась так и незаженной свечой на красивом торте. Об актрисе Ксении Раппопорт, обеспечившей своим призом за лучшую женскую роль, гордость россиянам и успех итальянскому кинематографу. Об Уго Чавесе, внезапно воспылавшему любовью к мировому кинематографу. Ну и конечно же о фильме израильтянина Самуэля Маоза "Ливан", на долю которого выпала честь оседлать Золотого льва
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

Обуздать Золотого льва Обуздать Золотого льва
Несомненно, у Венецианского кинофестиваля есть несколько маркеров - персон, чьи имена будут упоминаться в прессе еще не один день. Речь идет о Майкле Муре, чья документальная лента "Капитализм: Любовная история" осталась так и незаженной свечой на красивом торте. Об актрисе Ксении Раппопорт, обеспечившей своим призом за лучшую женскую роль, гордость россиянам и успех итальянскому кинематографу. Об Уго Чавесе, внезапно воспылавшему любовью к мировому кинематографу. Ну и конечно же о фильме израильтянина Самуэля Маоза "Ливан", на долю которого выпала честь оседлать Золотого льва.

Остановка по требованию Чавеса

Венецианский кинофестиваль не принимал глав иностранных государств последние лет пятнадцать. Несмотря на то, что приезд президента Венесуэлы Уго Чавеса не был тайной за семью печатями, его появление перед публикой произвело оглушительный фурор. Обычно резкий глава южноамериканского государства целых 20 минут провел на красной дорожке - фотографировался, раздавал автографы и очень близко к себе подпускал журналистов. Он прибыл туда как бы невзначай: между переговорами с Туркменией по газу и Россией по нефти и танкам. И также между делом нахваливал картину Оливера Стоуна "К югу от границы". Картину, в которой Стоун сам поет оду Чавесу. Языком кинематографа он рассказывает о том, благодаря кому "на землях Венесуэлы живется хорошо". Ранее за маститым режиссером уже подобное замечалось. Взять хотя бы историю диктатора Фиделя Кастро, в которой он воспел замечательную жизнь на Острове Свободы ("Команданте", 2003). Если в первом фильме многие отмечали, что интервьюировать (а вся лента - это вопросы-ответы) Стоун начинал скептически, то в данном случае получился слаженный дуэт двух лидеров. Политического и кинематографического. Несомненно, ленту смотреть будут. Все же у Стоуна никто не вправе отнять "Александра", "Лицо со шрамом" и "Уолл Стрит". Кроме того, восхваление Чавеса - априори оппозиция Белому Дому. Потому под соусом "от вас пытались скрыть, но не мы не дали", паровоз двинется по рельсам.

Созвездие политиков

Чавес на кинофоруме был не единственным политическим лидером. Конечно, Джордж Буш-младший не составил ему компанию на публике. Но именно такой тандем "хороший - плохой" просится на ум, когда вспоминаешь, что второй яркой документалистикой стала картина Майкла Мура "Капитализм: Любовная история". В этой истории главный герой, конечно, капитализм, но с лицом 43-го президента США. Еще одним незримым оппонентом Чавеса стал Сильвио Берлускони. В документальной картине Videocracy критике подвергнута не только политика итальянского премьера, но и его методы работы в качестве медиа-магната. Интересно, что фильм все же показали. Ведь трейлер фильма был запрещен к показу на одной из телекомпаний итальянского премьера. А остров Лидо - хоть и остров, но все же часть Италии. Чавесу, пачками закрывающему СМИ у себя на родине, такой либерализм только в страшном сне мог привидеться. Возвращаясь к Муру, остается лишь разводить руками, почему его оставили без призов. Участвовал в основном конкурсе, делал громкие заявления о необходимости создания правильного киноимиджа для Обамы, да и вообще аккуратно изложил проблемы США, грызущие страну исподтишка. Но жюри фестиваля сочло "Капитализм: Любовную историю" местами попсовой, местами конъюнктурой вещью.

Тебе золото, тебе серебро

Главного приза - Золотого льва - по мнению жюри стала достойна израильская картина "Ливан" уже не очень молодого дебютанта из Израиля Самуэля Маоза. Поражает, насколько сильно ленту ругают российские СМИ, настолько превозносят ее журналисты британских и американских изданий. И те, и другие отмечают, что фильм, основанный на собственном опыте (участие автора в первой израильско-ливанской войне 1982 года), темой вышел хоть куда. Но россияне говорят о чрезмерной пафосности и однозначности образов в этой ленте - мир героев, глядящих на жизнь из танка, будто под одну гребенку стрижен. Кстати, образ этой боевой машины гордой поступью прошелся по многим заголовком, оставив свой след. Есть и "Танки идут ромбом" ("Время новостей"), и "Золотой танк" ("Ведомости"). В статьях западных изданий режиссерские неизыски Маоза, замкнувшего своих героев в танке, напротив, поощряются. Вовсю цитирует его The Guardian: "Суть фильма в том, чтобы наладить открытый диалог, чтобы люди говорили друг с другом". А после этого британское издание говорит о "спорном выборе победителя". Однако упирает на неоднозначную реакцию в Израиле, которую лента вызвала своим миролюбивым, антивоенным посылом. Единым фронтом - с уважением к проделанной работе - Запад и Россия отнеслись к обладателю второго приза фестиваля - видеохудожнице Ширин Нешат из Ирана. То есть оспаривать звание лучшего режиссера не стали. Ее картину "Женщины без мужчин" прочувствовали: историю, разворачивающуюся на фоне декораций революционных событий в Иране 1953 года, называют "феминистской", "душераздирающей драмой". При этом четыре женские фигуры охарактеризовали, как "четыре образа страха и тоски".

Раппопорт, Ферт и остальные

Британцы сочинили оды и вынесли в заголовки Колина Ферта - звание лучшего актера ему досталось за роль в гей-фильме прославленного дизайнера, но новичка в кино Тома Форда "Холостяк" (в некоторых переводах "Одинокий мужчина"). При этом, некоторые пишут, мол, лучшая его роль - дружка Бриджит Джонс, другие же твердят, что он - Дарси из "Гордости и предупреждения" и никто иной. Вероятно, Ферт, ранее не особо поощряемый на кинофестивалях, дождался своего часа. В костюме от одного из самых известных дизайнеров (сшил сам Форд), он с благодарностью к своей жене ("Спасибо, что разрешила сыграть столь рискованную роль!") получил свой Кубок Вольпи. Российские же издания воспевали Ксению Раппопорт. Намеренно в предыдущем предложении не упоминается название фильма "Двойной час", где российская актриса и сыграла. Ведь творение итальянца Джузеппе Капотонди (тоже дебютанта!) на взгляд уж очень многих критиков, не выдерживает никакой критики. Чего стоит только такое определение: "Межеумочный мелодраматический "Двойной час" аутично дрейфует от необязательного жанра в сторону еще менее обязательного арт-хауса". Большинство признают талант председателя жюри Энга Ли, с чьего дипломатичного согласия награды разлетятся почти в каждую страну мира. Но все же кино не бывает интернациональным. За своих радуются, как за родных, чужих же сдержанно поздравляют. На смотре этого года не было фаворитов. Некоторые делали ставки и очень радовались, когда попали в точку. Но однозначного лидера не выявили и результаты голосования членов судейской коллегии, в которую также входил российский режиссер Сергей Бодров-старший. Осталось ощущение, что, либо главного фильма не показали в основном конкурсе, либо просто не сняли. Так что обуздать золотого льва не получилось: фотографируемся и уступаем место следующему.


Join Telegram