1. Главная
  2. Почитай

Феномен Иманбека еще не раскрыт. Министр культуры ответила на вопросы

Интересная и полезная статья ✅ Феномен Иманбека еще не раскрыт. Министр культуры ответила на вопросы ⚡ Читайте онлайн публикации на актуальные темы на интернет-портале Tengrinews.kz.
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

Феномен Иманбека еще не раскрыт. Министр культуры ответила на вопросы Феномен Иманбека еще не раскрыт. Министр культуры ответила на вопросы
Днем работает в правительстве, а после продолжает писать музыку. Была преподавателем Jah Khalib, предложила Иманбеку Зейкенову заняться музыкальным образованием. Фразу "государство примазалось", когда говорят об успехах казахстанских артистов, считает неприятной и несправедливой.

Министр культуры и спорта Казахстана, музыкант Актоты Раимкулова ответила на несколько вопросов корреспондента Tengrinews.kz о музыкальной индустрии страны.

- Актоты Рахматуллаевна, кого вы слушаете из современных артистов Казахстана?

- Я стараюсь слушать музыку самых разных жанров, представляющих и традиционную, и академическую, и популярную музыку. У нас много ярких артистов в жанрах pop, rap, jazz.

Я очень уважаю Димаша Кудайбергена, Скриптонита (Адиль Жалелов) и Jah Khalib, чье творчество обрело широкую популярность не только в нашей стране, но и на всем постсоветском пространстве.

Конечно, не может не восхищать история Иманбека Зейкенова - феномена, который, как мне кажется, еще не раскрыт до конца. Есть талантливые поп-музыканты, песни которых любимы в народе, звучат по телевидению, радио и на каждом тое: Кайрат Нуртас, Мадина Садвакасова, "All Давай" и еще десятки артистов.

В YouTube свою аудиторию собрал шикарный дуэт Беркута и Аиши.

Вообще я считаю, что наша популярная музыка сейчас на очень высоком профессиональном уровне и хорошо известна в стране и мире.

Есть и в других жанрах яркие имена. Мне бы хотелось, чтобы мы гордились не только Скриптонитом и Иманбеком.

В мире знают и ценят творчество многих наших традиционных музыкантов: кобызшы Раушан Оразбаевой, домбристов Биляла Искакова, Едила Басыгараева, Кайроллы Садвакасова, Жангали Жузбая, жыршы Улжан Байбосыновой и множества других талантливейших певцов, фолк-групп "Туран" и "Хассак". Эти и многие другие талантливые артисты, хранящие многовековые богатства нематериального культурного наследия, зачастую больше известны за рубежом, чем у нас.

В академической музыке большую известность на западе получили композиторы Жамиля Жазылбекова, Санжар Байтереков, Рахат-Би Абдысагин. Конечно, я не всех назвала, чью музыку слушаю.

- Скриптонита? Понимаете ли вы его тексты?

- Понимать – понимаю. Не приветствую ненормативную лексику. Не могу сказать, что слушаю Скриптонита с удовольствием, но его успех в широкой молодежной аудитории очень показателен. В текстах он поднимает злободневные проблемы современного общества: бытовые трудности, с которыми сталкиваются молодые люди, подмену ценностей, ханжество и мораль. Кроме того, тексты этого артиста – это тоже часть культуры нашей страны, ее современного облика, который мне, как вы понимаете, надо представлять во всех гранях (улыбается).

- Раз о Скриптоните заговорили, то Алла Пугачева назвала Скриптонита своим любимым акыном.

- Да. Я знаю. Как вы думаете, можно ли Аллу Борисовну просто так чем-то удивить?

- Вы, как музыкант, что можете ответить: повезло Иманбеку или все-таки это труд?

- Иманбек действительно уникум. Тому, что он делает в музыке, учат считаные единицы консерваторий и университетов. Это относительно новая сфера саунд-дизайна, в которой без таланта и труда точно ничего не добьешься. Среди моих коллег, академических музыкантов, была достаточно оживленная дискуссия о причинах популярности ремикса Иманбека. Да, его вариант звучит быстрее оригинала, но дело не в этом. Он очень тонко и со вкусом подобрал заразительный танцевальный ритм, совершенно изменил тембровую палитру песни, добавил приятные слуху электронные эффекты. Успех этого "парня из глубинки", безусловно, не случаен и очень показателен. Современное медийное пространство сильно изменилось, и нам нужно успевать под него перестраиваться, беря пример с таких, как он. Конечно же, когда Иманбек получил Grammy, многие, включая и меня, обратили на него внимание. Я его сразу же поздравила и поблагодарила за чувство гордости, которое он принес, думаю, не только мне, но и всем казахстанцам.

- Заметили, что молодые казахстанские артисты все популярнее в России и за рубежом? В чем феномен, на ваш взгляд?

- В России сейчас очень много говорят о феномене казахов, как раз это обсуждали на одном из наших совещаний. Видимо, особое отношение к музыке и поэзии - часть нашего генетического кода. Я абсолютно уверена, что в каждом, кто родился на нашей земле, есть жилка акына.

Мы и раньше удивляли мир своими талантами. Вспомните историю Амре Кашаубаева, представившего знаменитую традицию аркинской песни на Всемирной выставке в Париже в 1925 году. Сейчас просто мир стал глобальным, все барьеры пропали, и Казахстан все больше и больше приобщается к всемирным культурным коммуникациям. Нас стали слушать буквально на всех континентах.

Думаю, секрет казахстанских артистов в уникальном сочетании культурной среды, доступного музыкального образования, природного дара и, конечно же, в трудолюбии. Что бы ни говорили, например, об Иманбеке, Димаше или любой другой нашей звезде, их достижения - прежде всего, результат многих часов увлеченного труда.

- "Чиновники примазываются", или "государство примазывается" к успехам наших артистов. Есть такое мнение в обществе. Оскорбляет ли оно вас как министра?

- Очень нехорошее слово. Я считаю, что это нечестно по отношению к государству. Конечно же, такие разговоры были, есть и будут. Давайте представим, как сложилась бы творческая судьба Димаша, если бы после развала Советского Союза, в самые трудные для нашей страны годы, нам бы не удалось сохранить систему музыкального образования.

Сейчас в ведении Министерства культуры и спорта находятся вузы и колледжи искусств, школы для одаренных детей. В наследство от советской эпохи нам досталась система концертных залов, филармоний и театров, оркестров, музыкальных и театральных коллективов, которую мы не только не растеряли, но и значительно расширили за годы независимости. Министерство отвечает за инфраструктуру культуры, которая у нас всячески поддерживается. В стране создана устойчивая культурная среда, нам есть где растить таланты.

- То есть вы не согласны с таким мнением?

- Ну смотрите, Димаш учился в музыкальном колледже в Актобе, блестяще окончил Казахский национальный университет искусств. Образование - это только часть государственной поддержки. Существуют еще механизмы финансирования поездок на конкурсы и фестивали, творческих проектов молодых артистов. В успехе Димаша и многих наших артистов есть доля государства, но, конечно, прежде всего, это результат титанического труда. В этом-то и суть. Наша задача как чиновников - создать условия для развития талантов.

- Вы ведь и пианист, и композитор. Есть ли в графике министра место для любимого дела?

-  Мой рабочий день начинается с 8 утра и длится до позднего вечера. Но я все-таки стараюсь выискивать время для музыки. Если вдохновение захватывает, могу просидеть над новым сочинением ночь напролет и не чувствовать усталости. Это очень важные для меня часы.

Газиза Ахметовна Жубанова (народная артистка СССР), мой незабвенный педагог, всегда говорила: "Пока ты не пишешь музыку и пока она не звучит, ты не можешь называться композитором". Сама она, к слову, всегда сочетала творческую работу с управленческой: в разные годы была депутатом, ректором консерватории.

Совмещать творческую работу с повседневным трудом для меня - не новая ситуация. Давно привыкла днем трудиться - педагогом, административным работником, потом - чиновником, а вечерами и ночами писать музыку.

Но сейчас это больше хобби, на которое остается все меньше и меньше времени. Все-таки министр - это чиновник, а главная задача чиновника - служить народу. За этим многое кроется. Нужно уметь оценивать ситуацию сразу в нескольких отраслях, планировать на годы вперед, следить за соблюдением законов, качественно выполнять поручения Главы государства... Приходится выкраивать для творчества редкие часы.

- Правда ли, что творческим людям нужно вдохновение? Вы пишете тогда, когда вас посетит муза?

- Парадокс в том, что сначала надо начать работать, а потом придет вдохновение. Муза не приходит спонтанно. И так везде – не только в сочинении музыки, но и в любом другом ежедневном труде.

- Проснуться утром уже популярным музыкантом. Мечтали ли вы когда-нибудь о таком?

- Первое и, пожалуй, главное условие успеха – это профессионализм. Он рождается из двух слагаемых: увлеченности своим делом и труда.

Как-то так получилось, что об успехе я не мечтала. Просто любила сочинять свою и исполнять чужую музыку. В моем успехе как композитора важную роль сыграли мои учителя, и прежде всего - моя наставница, выдающийся казахский композитор Газиза Ахметовна Жубанова.

Это со стороны кажется, что успех сваливается как снег на голову. Тот же Иманбек наверняка шел к успеху через многие достижения, каждое из которых было результатом преодоления трудностей, развития мастерства: первый ремикс, первый миллион просмотров в TikTok, первое публичное выступление…

Или пример Jah Khalib. Он же учился в консерватории. Это мой студент, тогда я была заведующей кафедры "Арт-менеджмент" и проректором консерватории. Он очень много работал в студии, приходил на занятия с красными глазами, потому что ночами работал. Очень талантливый парень. Добрый и положительно заряженный, трудолюбивый. Чудес не бывает.

На вершине успеха, безусловно, талантливый артист. Но за ним стоят его родители, учителя, коллеги. А в основании всей этой пирамиды успеха – наше богатое национальное наследие, традиции родного народа и инфраструктура культуры, которую я всеми силами стараюсь поддерживать и развивать.

Отметим, что беседа проходила до высказываний народной артистки Розы Рымбаевой об Иманбеке.

Беседовала Ботагоз Айтжанова

Фотограф Турар Казангапов