1. Главная
  2. Посмотри

Праздник к нам приходит. Кое-что о предновогодней атмосфере на окраинах Астаны

  • 12
<p>Фото Турар Казангапов &copy; Снято на Nikon D500</p> Фото Турар Казангапов &copy; Снято на Nikon D500

На протяжении всего 2017 года корреспонденты Tengrinews.kz рассказывали о районах столицы, которые, так скажем, отличаются от причесанного правого берега и совсем современного, а местами и футуристического, левого берега Астаны. В старых жилых массивах и поселках течет своя особенная жизнь, напоминающая ту, которую можно увидеть в любой казахстанской глубинке. В 2018 год некоторые из этих районов входят с заметными изменениями: по отдельным улицам пронесся снос, жителей из ветхого и аварийного жилья переселили в новостройки в другие части города. Тем не менее в исторических районах Астаны еще продолжают жить люди, а порой и очень много людей. Ренат Ташкинбаев и Турар Казангапов вновь проехали по окраинам столицы и узнали, с каким настроением его жители ждут наступления нового года.

"А где у вас елка, горка, ледовый городок?" - интересуемся мы у жителей Лесозавода (он же жилой массив "Ондирис"). "Последние несколько лет у нас не ставят на районе елку", - говорит женщина. Правда, ее соседка порекомендовала нам заглянуть на территорию местной школы: "Может, что-то и построили там".

На Лесозаводе люди сами себе создают праздничное настроение, каждый в отдельно взятой квартире. Вон, на окна кто-то наклеил снежинки.

Об этом доме, как и в целом о районе, расположенном за несколькими железнодорожными переездами, мы рассказывали в апреле этого года.

Местные жители тогда говорили, что одна из главных проблем у них - это дорога, ведущая к "Пентагону" - так здесь прозвали пятиэтажку, подъезды которой буквально исписаны признаниями в любви к родному "Лесику" (сокращено от "Лесозавод").

"Произошли определенные изменения, они нас обрадовали, нам отремонтировали дороги, положили асфальт. Вот только потом опять что-то делали и тротуары все перерыли", - говорят местные. Сейчас путь к "Пентагону" заснежен, поэтому понять, как изменилась дорога, сложно.

Дорога для авто справа, а пешеходы продолжают в качестве тротуара использовать железнодорожные пути, расположенные прямо возле их двора. По рельсам этим давно уже не ходят поезда, но некоторые уверяют, что они "рабочие".

На территории "Пентагона" есть продуктовый магазин. Продавец в нем призналась, что никакого новогоднего ажиотажа у них не наблюдается.

Это раньше, говорит женщина, торговля в Новый год шла хорошо, теперь люди все закупают в супермаркетах. Но все же есть здесь свои постоянные клиенты. В магазине есть свой кот.

Эти фотографии были сделаны весной.

Тогда жители двухэтажек, расположенных на улицах Кеменгерулы (бывшая Лесозаводская) и Акбидай (бывшая Складская), вели с нами непринужденную беседу, рассказывая об особенностях района, проблемах, которые есть в их старых домах, а также о том, как они готовятся к предстоящему переезду в связи со сносом.

Мы вернулись в этот район спустя десять месяцев.

От былого микрорайона с двухэтажками не осталось и следа. Ветхое и аварийное жилье снесли по государственной программе, переселив людей в новостройки.

На пустыре сейчас остался лишь один дом без окон и дверей. Его, по всей видимости, еще не успели снести.

Казалось бы, еще недавно здесь местные жители рассказывали нам о лесозаводских байках (история одной женщины: "Раньше, помню, жениха сюда не приведешь, на подступах "до свидания" ему скажешь, если он городской, и все"), а теперь здесь пустота и тишина.

"Говорят, после вашего репортажа, не знаю насколько это правда, высшее руководство страны лично приезжало со своими людьми, по Лесозаводу ездили. Сказали, что якобы снести все до 2020 года, даже наш дом. Но это, по-моему, больше разговор был", - поделилась с нами слухом местная жительница.

В поисках новогоднего настроения по совету лесозаводчан мы отправились в местную школу.

Действительно, здесь делают небольшой ледовый городок.

А в местном детсаду можно заметить наряженную елку.

А еще на Лесозаводе мы нашли вот такого доброго снеговика.

Своя размеренная жизнь протекает в еще одном старом районе Астаны. Это жилой массив "Интернациональный", он же Учхоз. Об истории этого поселка, который когда-то назывался Корейский, мы рассказывали в марте текущего года.

Тогда нам удалось пообщаться с очень уважаемой местной жительницей - отличником народного просвещения Лилией Карловной Тайхреб.

93-летнюю пенсионерку в эти предновогодние дни навещает много людей. Знакомые, бывшие соседи. В прошлый раз Лидия Карловна в подробностях рассказывала нам удивительную историю своей жизни. Особенно нам запомнился рассказ про "картовль". Тайхреб преподавала здесь в Учхозе русский язык немецким детям, которые в то время говорили только по-немецки.

"Ох, я и намучилась с ними, не могла их переучить, потому что дома они говорят все по-немецки. Слово картофель они писали так: кар-то-вль. И хоть ты что. Я уже и в диктанте всегда вставляла это слово, а они все равно пишут: картоВЛЬ. Думаю, схожу я домой к ним. Прихожу, спрашиваю у немки: "Альвина, как по-немецки картошка?" Она говорит: "КАРТОВЛЬ". Тогда мне все стало понятно", - рассказывала она.

Как и в прошлый наш визит, Лилия Карловна нам сказала, что жизнь в Казахстане ее полностью устраивает. "Дела хорошо идут, меня не забывают, вот и врач вчера была", - заявила пенсионерка. Вот только на этот раз она пожаловалась на здоровье. "Высокое давление повлияло на глаз. Прописали капли, - сказала женщина. - Ну возраст, 93 года, что ж вы думаете".

В самом Учхозе праздничное настроение создает вот такое новогоднее оформление.

"Супер район! Все есть! Вот не хочу, чтоб город добрался туда", - написал один из наших читателей к предыдущему репортажу про жилой массив "Интернациональный".

Неподалеку от Лесозавода есть район города, о котором мы рассказывали уже неоднократно. Это так называемый жилой массив "Автоматика". Новый, 2018-й год этот район встречает с некоторыми изменениями.

Здесь, как и на Лесозаводе снесено несколько домов, жильцов которых переселили в другие квартиры.

 

Неснесенной осталась вот эта выселенная двухэтажка. Как можно заметить, одна квартира на первом этаже выглядит как будто жилая. Конечно, в ней никто не живет, но ее хозяева рассказали нам, что оказались в сложной ситуации.

Что же касается многострадальной пятиэтажки, в которой нет центрального отопления, а люди вынуждены обогревать свои квартиры с помощью электричества или угля, то, как говорят жители, встречать Новый год они, по всей видимости, будут здесь же.

"Будем зимовать", - отмечают жители, выражая надежду, что в будущем году что-то изменится.

Еще недавно, осенью, чтобы добраться до автобусной остановки местным жителям приходилось пробираться через грязь и руины. Теперь на смену им пришли непролазные сугробы. 

"Снег не убирают, все заброшено!" - лаконично охарактеризовал  сложившуюся ситуацию в Автоматике один из жильцов.

Некоторое сходство с Автоматикой имеет еще один отдаленный район столицы.

Называется он 804-й километр и находится между двумя железнодорожными путями.

Если не знать, что этот жилой массив расположен в столице Казахстана, то его легко можно перепутать с обычным маленьким аулом где-нибудь в Карагандинской области.

 

"Неа, это не Астана, Астана она другая, я по телеку видел", - написал один из наших читателей под репортажем о 804-м километре.

Этот район местные называют "казармы" (когда-то эти дома строились для железнодорожников), а в шутку - "бермудский треугольник", потому что, во-первых, окружены железной дорогой с двух сторон, а во-вторых, потому что не все жители Астаны знают это место, а если кто-то и пожелает сюда приехать, то не сразу сможет его найти.

Если весной мы, несмотря на грязь, смогли пройти пешком к местным домам, то теперь, когда выпал снег, у нас это не получилось.

Как и раньше, жители 804-го километра добираются до своих домов по железнодорожным путям. На свой страх и риск.

Вот по железнодорожному полотну идут люди. А через несколько минут здесь проедет скоростной поезд.

Чем опасно хождение по путям, на себе испытал Дюсен Оралов.

Еще в 90-х он попал под поезд. Лишился ноги. "Была зима, буран, на мне был тулуп. По соседней дороге ехал товарняк, вот так я и попал под поезд. Скорая сразу сюда приехала. Я их просил пришить ногу. Они говорят, это невозможно", - рассказывал мужчина.

Сейчас он ходит с протезом. Хоть и на инвалидности, но нашел себе работу на полдня - в камере хранения в доме престарелых и инвалидов. До остановки добирается пешком.

 

"Никаких изменений, абсолютно. Единственное, когда вышел ваш репортаж, то к нам участковый приехал, говорит, меня послали сверху, сказали, иди срочно узнай, что там за "бермудский треугольник". Он был в шоке, говорит, я даже не знал, что такой район есть. И все, после этого глухо, никаких изменений, как было, так и осталось", - рассказывает местная жительница.

Жители 804-го километра жалуются на то, что в их районе не чистят снег. "Вот сегодня опять наш ребенок пошел в школу по этим сугробам и через железнодорожные пути", - говорят местные. "Чувствуется ли Новый год? Да нет. Наверное, чувствуется где-то, ну или когда у ребенка новогодний утренник", - добавляет наша собеседница.

А в районе жилого массива Промышленный (он же Силикатный), судя по наряженной елке в окне, вовсю готовятся ко встрече Нового года.

Живые ели продают и на улице. 7 000 за дерево. "Пойдем, договоримся", - говорит продавец, давая понять, что готов уступить.

В прошлый раз местные жители настоятельно рекомендовали обратить внимание на состояние вот этого барака. Наведались в дом с дырявой крышей мы и теперь.

С марта каких-либо видимых изменений здесь не произошло.

Местные жители из тех, которые были дома, не были готовы к общению с нами, поэтому мы не смогли узнать, как они готовятся ко встрече Нового года.

Мы посетили еще один старый барак, о котором рассказывали в прошлом репортаже.

Здесь по-прежнему живет мать четверых детей Назгуль. Каких либо перемен, говорит, пока не произошло. А что до Нового года, то праздник, говорит она, пока не чувствуется. "Я даже елку не ставила в этом году", - призналась женщина.

А вот в жизни Руслана Чумарова, с которым мы беседовали в прошлый раз, произошли большие перемены.

Как нам рассказала его мать, сейчас парень поступил в учебное заведение в Санкт-Петербурге, где обучается по специальности "реклама".

"Сколько я здесь живу, столько слышу о сносе. Ничего. Сейчас хорошо. Автобусы ходят", - говорит еще одна местная жительница, пенсионерка.

В Промышленном можно заметить и новостройки.

Несмотря на мороз, дети с удовольствием катаются с горки, пусть и не такой большой.

"Очень жду Новый год", - говорит четвероклассница Ангелина.

Свои окна украшают и в районе Чугунки.

Об этих общежитиях мы также уже рассказывали в уходящем году. 

К сожалению, состояние некоторых из этих домов было настолько печальным, что иначе как словом трэш, это назвать было нельзя.

 

В этот наш визит, с крыши уже не капало (тогда была весна, а сейчас зима), и кажется, на площадке пятого этажа, где была полная разруха, стало как будто немного почище.

"Все уже сделали, сами залезли и все сделали, это же их собственность", - говорит наша старая знакомая Надежда Дмитриевна Оноприенко, бывший председатель местного КСК, а ныне дворник и сантехник.

"Я одно вам хочу сказать, когда приватизацию делали, то делали ее фактически бесплатно, за один квадратный метр мы всего 290 тенге заплатили. Остальное - это обязанности собственника. Вот теперь свою долю собственнику нужно вложить сюда. А иначе за что хозяева 50 тысяч берут с квартирантов? Живем хорошо, вода льется, счетчиков нет, живи, только вложи какую-то копейку", - говорит женщина. Подробно эту мысль она раскрыла в прошлом репортаже. Тогда же она ставила в пример дом, где соседи поняли, что все зависит только от них.

"Посмотри, сколько ребятишек, посмотри, движение какое. На левый берег мы как-то поехали, никого нет, как они живут там? Закроются на замок. А у нас: заходи-выходи, заходи-выходи. Вот дети сами по себе ходят. Это же хорошо, когда людей много. Ведь раньше с Чугунки все убегали, а сейчас все сюда идут, свет есть, вода есть, драк нет у нас", - говорит женщина.

И тут же на улице она встречает многодетную маму.

Женщину зовут Алима, у нее пятеро детей. Они снимают комнату в одном из местных общежитий за 35 тысяч тенге. Супруг Алимы работает охранником. "Все хорошие такие, молодцы, вот наше будущее", - восклицает Надежда Дмитриевна.

При этом Алима рассказала, что они задолжали за съемное жилье, но возможности расплатиться у них нет, так как, по ее словам, супругу не выплатили зарплату.

А вот еще одна многодетная мать с Чугунки. Еще недавно эта семья фактически оказалась на улице. По той же причине.

"Их вообще выставили из квартиры, где они жили. Я как-то иду и вижу на площадке ее с детьми и вещами. Я говорю: "Почему вы здесь?" Она: "Меня выгнали". Я говорю: "Кто вас выгнал?" Вот здесь она, бедненькая, сидела", - рассказывает Надежда Дмитриевна. Она заселила женщину с детьми в эту комнату, которая на тот момент как раз пустовала.

"На съемной квартире жила, не смогла платить, у меня ребенок тогда болел. Родственники помогали, но сколько можно помогать. В итоге я на площадке один день ночевала с детьми", - рассказывает Даметкен Курманбекова.

Сама мать пятерых детей работает кондуктором. Говорит, что зарабатывает в день три-четыре тысячи тенге. Бывший супруг выплачивает алименты - десять тысяч тенге. "Их отец отправляет, говорит, в совхозе живет, там работы нет", - поясняет сама женщина. В настоящее время она приболела и не ходит на работу.

"А где у вас в Чугунке елка или ледовый городок?" - поинтересовались мы у Надежды Дмитриевны.

"Раньше, когда я председателем была, я ставила. А сейчас еще не ставили и, наверное, ставить не будут. Да ведь у каждого в квартире есть своя елка", - говорит она.

"А сам праздник чувствуется?" - спросили мы. "Ну конечно! Самое главное, чтобы все нормально было, чтобы вода, свет были! Меня вот это интересует", - ответила сантехник Оноприенко. "А так настроение есть, елочки уже вон во всех окнах стоят", - заявила оптимистично настроенная пенсионерка.

"Как говорят, не плачь, что еды нет, а плачь, что людей нет. Правильно же, сынок?" - рассуждает Надежда Дмитриевна. А потом вдруг нам предлагает: "Переезжайте сюда жить".

Тем же, кому все-таки хочется прочувствовать новогоднюю атмосферу, можно попробовать съездить на территорию бывшей выставки EXPO.

В эти дни здесь творится настоящая сказка.

Просто какая-то фантастика. Совсем другая Астана.

Текст Ренат Ташкинбаев, фото Турар Казангапов.

<p>Фото Турар Казангапов &copy; Снято на Nikon D500</p>

Фото Турар Казангапов © Снято на Nikon D500