1. Главная
  2. Узнай
  3. Технологии
  4. Медицина

"Поймать нерв". Как в Президентской клинике удаляют опухоли головного мозга 11 февраля 2019, 15:13

Нейрохирурги Президентской клиники применяют технологию нейромониторинга для удаления опухолей головного мозга. Этот метод помогает им браться

Нейрохирурги Президентской клиники применяют технологию нейромониторинга для удаления опухолей головного мозга. Этот метод помогает им браться за самые сложные  случаи и сохранять пациентам не просто жизнь, а возможность проживать ее полноценно.

Операция сама по себе всегда риск. Операция на головном мозге – риск с высокой вероятностью тяжелых последствий. Особенно если учесть замечание нейрохирурга БМЦ УДП РК Азата Шпекова: "Опухоль не выбирает, где ей расти". Она просто постепенно увеличивается в размерах, смещая, разрушая либо обрастая вокруг всего, что ей попадается на пути: сосуды, нервы, ткани – все жизненно важные. 

В нашем случае в операционной пациент, которому без хирургического вмешательства врачи прогнозируют  несколько недель жизни, и если только повезет, можно говорить о месяцах. Пока Санам Надирова спит под воздействием наркоза, операционная команда просчитывает каждый шаг того, как будет проходить операция: результаты МРТ головного мозга позволяют понять, где расположилась опухоль, дальше самое основное и сложное - каким маршрутом идти и как удалять опухоль, доктора решают это  с помощью нейромониторинга и нейронавигации.  

"Опухоль расположилась между спинным и головным мозгом. Спиной мозг имеет цилиндрическую форму, но под давлением опухоли он постепенно уменьшился. У здорового человека он достигает сантиметра, на снимке мы видим, что в зоне опухоли спинной мозг истончился до двух миллиметров. Все это уже было заметно по  пациенту: она плохо ходила, чувствовала в руках и ногах слабость. Родственники и врачи, которые направляли на операцию, сомневались, что она вообще доедет. Оставалось только ждать, что пациент впадет в кому и умрет", - рассказывает Азат Шпеков без прикрас.

Чтобы добиться лучшего результата, нужно видеть реальную картину: нейромониторинг с помощью электростимуляции нервных окончаний в головном мозге позволяет нейрохирургам наблюдать ту самую реальность: как пролегают нервы в области опухоли и где можно удалять, не боясь повредить жизненно важные функции.

 

"Самое страшное, что может сделать хирург, это, например, пациент на своих ногах пришел на операцию по поводу чего-нибудь, скажем так, не самого страшного, и в ходе операции ему случайно  повредили какой-нибудь крупный нерв или фрагмент спинного мозга, что может привести к тому, что человека просто парализует", - отмечает Юрий Филиппов, специалист по  нейромониторингу из России. 

В операционной комнате он следит за сигналами, поступающими на экран компьютера, пока нейрохирург водит специальным инструментом по тканям головного мозга  в том месте, где и разрослась опухоль: как только аппарат распознает нервные волокна, компьютер выдает сигнал-звук. Все это чем-то напоминает работу сапера, только в микромасштабах: доктора миллиметр за миллиметром выискивают территорию, свободную от сосудов и нервных окончаний, чтобы удалить опухоль без последствий для пациента.

"В нейрохирургии, и в хирургии вообще, есть  такая проблема, что по виду ткани сложно понять, что это такое, - дополняет Юрий Филиппов. -  В случае с хирургией головного  мозга разные его отделы, отвечающие за движение, речь, чувствительность, температуру, тактильное восприятие, - они все визуально одинаковые. И если у здорового человека хирург точно знает, что вот здесь зона,  отвечающая за движение руки или ноги, потому что это описано в учебниках по анатомии, то у больных пациентов эти зоны, как правило, смещены, разрушены. Например, если  опухоль растет или есть  какая-то травма, то она эти зоны будет смещать". 

Уже после операции Азат Шпеков добавит: "Проблема заключалась в том, чтобы выделить сосуды и нервы из самой толщи опухоли. Система нейромониторинга позволила нам выбрать правильную траекторию: опухоль как раз задевала нерв, который отвечает за двигательную функцию мышц головы и плеча, нерв языка, с помощью него мы можем жевать, говорить, глотать. Также нам удалось выделить нервы, которые отвечают за сердцебиение и дыхание. Они тоже были поглощены опухолью".

Санам Надировой 56 лет. 8 марта ей исполнится 57. Хотя  теперь можно сказать, что день рождения у нее не только по паспорту: эта операция по удалению опухоли точно подарила годы жизни. Мы постоянно пересекаемся взглядом с окружающими нас людьми, но как часто это взгляд человека, который ценит каждый момент своей жизни, потому что лишь недавно был на пороге смерти? Взгляд Санам Надировой именно такой:

"Я не так давно узнала об опухоли. У меня долгое время болели руки и ноги, не  могла ходить, не могла их поднимать, завязать платочек, кушать. У меня голова не болела, думали, что в мышцах накопились  соли. Рекомендовали делать массаж и все. Сделали МРТ, потом и обнаружили. К счастью, вовремя нашли и потом направили сюда сразу.

Сейчас у меня все нормально. Дай Бог, что потом все будет хорошо. Ноги поднимаю, руки тоже. А то совсем ничего не  могла делать. Платочек завязываю. Спасибо им большое, хорошие врачи. Дай бог им здоровья".

 

Этот разговор состоялся спустя лишь трое суток после сложнейшей операции. Санам Надирова говорила о родном Шымкенте, детях, внуках, о том, что изначально планировала лететь в Россию, так как не знала, что подобную операцию ей могли сделать в Казахстане бесплатно, по квоте Министерства здравоохранения. Об этом упомянет и нейрохирург БМЦ УДП РК Азат Шпеков:

"Такие операции считаются, так скажем, сложными и имеют высокий риск осложнений. Суть в том, что  у нас появилась возможность удалять эти опухоли безопасно. И наша больница заботится о том, чтобы граждане  могли получать медицинскую помощь, в первую очередь, у себя в стране. Поэтому мы часто  ездим по регионам страны, мы  хорошо знакомы с врачами,  мне известны их  возможности. Каждый раз  мы помогаем им наладить работу на определенном оборудовании. Мы консультируем нейрохирургов  и помогаем им оперировать более сложные случаи на местах. Ведь во многих регионах есть  микроскопы, микроинструменты, остается только показать, как это делать".

Технология нейромониторинга пока не так распространена в Казахстане, потому на проведение сложных  операций пациентов из регионов направляют в крупные медицинские центры, такие как Президентская клиника. Санам Надирова – одна из таких  пациентов, которая теперь заново планирует свою жизнь.