Tengri FM МИКС Победители Законы Казахстана UIB & Tengri Open EXPO 2017 Путешествия
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 341.27
EUR / KZT - 405.60
CNY / KZT - 51.55
RUB / KZT - 5.96

Айман Умарова заявила об ошибках в деле осужденного за домогательства в детдоме Алматы

23 февраля, 09:02
35
©programasabrace.com.br
©programasabrace.com.br

Адвокат Айман Умарова нашла множество ошибок в деле Серика Асылбекова, передает корреспондент Tengrinews.kz. Напомним, его осудили на 15 лет за домогательства в детдоме Алматы.

Умарова рассказала, что сейчас завершает процесс изучения видеоматериалов судебного процесса. "Мы пребываем в шоке. Помимо того, что язык делопроизводства был нарушен, также были другие нарушения. Например, Серик состоял на учете в психдиспансере. Его выписали с учета только из-за того, что он достиг совершеннолетия, а не потому, что здоровый. И если он якобы совершил преступление в 18 лет и страдает задержкой психического развития, то он же не может думать как 18-летний, верно? И его судят как взрослого, совершеннолетнего человека, тогда как у него была задержка в развитии. По причине задержки он невоеннообязанный", - заявила адвокат.

По словам Умаровой, все трое потерпевших, которые проходили по делу, дали разные, противоречивые показания. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, в таких случаях им должны предоставляться разные адвокаты, однако у всех троих был только один. Кроме того, в суде давали показания двое потерпевших. Один из потерпевших и несколько основных свидетелей в суд не приходили, так как их показания были депонированы ранее следственным судьей.

"Показания потерпевших и свидетелей имеют существенные противоречия. Особенно показания потерпевшего и свидетелей чьи показания были депонированы, несмотря на эти противоречия у них был один адвокат и представители. Самое интересное, что у одного из потерпевших тоже есть задержка психического развития. Он одному из телеканалов давал интервью и рассказывал про факты насильственных действий. Мальчик заявляет, что Серик просил этого потерпевшего изнасиловать его. Но в суде потерпевший говорит, что это Серик якобы насиловал. Что за противоречия, это же существенный факт? Кроме того, один из двоих потерпевших, которые давали показания, сообщил, что изнасилования не было" - возмущена защитник.

В судебном процессе участвовала переводчик Мадина Амантаева. Она помогала осужденному во время слушаний общаться с судьей, прокурором и адвокатами. По словам женщины, даже несмотря на это, Асылбеков не в полном объеме понимал вопросы, которые ему задавали во время процесса.

"Даже когда адвокат задавал вопрос, я ему говорила буквальный перевод. Серик у меня спрашивал и просил объяснить простым, разговорным, народным языком. Он и его адвокаты ходатайствовали, чтобы делопроизводство перевести на казахский язык, но было отказано. Потому что все следствие было проведено на русском языке. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, язык делопроизводства избирает подсудимый. А здесь, согласно материалам уголовного дела, подписка отбирается сначала у потерпевшей стороны, а потом только согласие у подсудимого. Получается, изначально нарушения шли", - рассказала Амантаева.

Она также сообщила, что после вынесения приговора направилась в Генпрокуратуру и к депутатам. Амантаева написала жалобу по данному судебному процессу. Она утверждает, что помимо языка делопроизводства было множество нарушений. Так, отклонялись все ходатайства со стороны Асылбекова. Кроме того, ключевые вопросы, которые задавал сам подсудимый, оставались без ответа со стороны свидетелей, отметила переводчик.

"Он не мог добиться того, чтобы назначили экспертизы в отношении свидетелей. Потому что они давали мифические показания. Один из них говорит, что при наличии бетонной стены между ними он слышал звук ремня, находясь на улице. Подсудимый просил устроить такой эксперимент и удостовериться. На это суд тоже дал отказ. Я уже на протяжении трех лет работаю в суде, и при случаях педофилии мы обязательно выезжали на место происшествия, были выездные суды. А здесь масса нарушений было. Конечно, Серик в итоге отказался от своих адвокатов, потому что они его не защищали. Адвокаты нужных вопросов не задавали. По сравнению с ними Серик задавал более серьезные, разумные вопросы. Потом он потребовал другого адвоката, Айман Умарову. Но суд и это ходатайство отклонил, и все другие. И я вижу, что мальчика никто не защищает, но сам он хочет защититься, однако не получается у него", - добавила Мадина Амантаева.

По ее словам, на суде в качестве свидетеля привлекли судмедэксперта, который установил факт насилия над потерпевшим. "Но этого эксперта я ранее по другим делам видела. Там выступал как эксперт, но который устанавливает факт телесных повреждений. На нашем слушании он сказал, что не является проктологом. Хотя факт насильственных действий в отношении потерпевшего должен устанавливать именно проктолог. И на это тоже закрыли глаза. Я не знаю, как его слова взяли на основании. Плюс еще экспертизу провели спустя восемь месяцев. При этом ни генетики, ни ДНК не осталось. А без него нельзя установить факт насилия", - заключила она.

Амантаева отметила, что Серик Асылбеков очень талантливый. За два года он смог получить 17 грамот. Разносторонняя личность: поет, рисует, снимается в кино. В 2016 году он должен был улететь в Германию, поездка была связана с его увлечением рисованием, однако из-за скандала в детдоме не смог сделать этого. 


Картина Серика Асылбекова, которую он нарисовал в СИЗО

"Потерпевших было трое, но потом одна девочка отказалась от своих показаний. В суде спросили, почему она тогда обвинила Серика, на что она ответила, что не понимала смысл вопросов. Она сказала: "Меня осматривали дяденьки, и в это время мне было стыдно и все время отвечала "да", "да". "Серик мой брат, он на такое не способен", - заключила Аманбаева.

Мнение адвоката и переводчика поддержала психолог Маргарита Ускембаева. Она входила в состав комиссии, которая изучала поведение и характер ребят в детских домах. Воссоздав портрет Серика Асылбекова, она пришла к выводу, что Серик не способен на такое преступление.

"Это такой традиционный молодой человек, носитель традиционных казахских ценностей. Он несколько патриархальный - всегда нужно уважать старших, покровительствовать младшим. Я сделала вывод, что он не склонен к тем действиям, в которых его обвиняют. Есть, конечно, мнения, что, как правило, в детских домах происходят насильственные действия, и он мог быть жертвой. После этого он мог позаимствовать модели насильственных взаимоотношений и перенести на других детей. Но здесь я не согласна, так как это не доказано, и это не факт. Сам по себе он такой лидер, яркий и его легко можно было заподозрить в этом преступлении. Серик был активный, подвижный и всегда очень занят. Всегда умел себя занимать творческими делами. Педагоги отмечали, что он в принципе не способен совершить насильственные действия. Он не такой, он очень добрый. Ко всем относился хорошо, опекал младших, как старший брат, девочек призывал соблюдать целомудрие", - отметила женщина.

Тем временем учитель музыки в Детском доме № 1 Кайыржан Оспанов рассказал, что Серик Асылбеков всегда был прилежным и поддерживал хорошие отношения с учителями, воспитателями и другими детьми. 

"Серик у меня с 2014 года около года учился, а потом ушел. Очень хороший парень, всегда  был послушным. Каких-либо резких движений не делал. В его характере не замечал какое-либо буйство. По-человечески тоже со всеми относился. Всегда исполнительным был, талантливым - рисовал, пел хорошо. У него внутренний стержень был, талантливый парень. Постоянно даешь задание - выполнял вовремя и быстро заучивал песни. Всегда вперед шел, стремился. Очень любил рисовать. Он рассказывал мне, что сперва закончит колледж, а потом дальше, может быть, пойдет по рисованию - художником, дизайнером мечтал стать", - заключил учитель.  

Напомним, скандал в алматинском детском доме № 1 вспыхнул в феврале, когда в СМИ попала видеозапись, на которой 13-летний мальчик рассказывает, как бывший выпускник этого учреждения неоднократно насиловал его. Руководители детдома назвали тогда показания несовершеннолетнего плодом буйной фантазии, а в Управлении образования заявили, что по жалобе ребенка их сотрудниками было проведено служебное расследование, по итогам которого факты сексуальных домогательств не подтвердились.

Однако позже 19-летнего подозреваемого задержали и поместили под стражу. Спустя некоторое время от работы отстранили и директора учреждения. В ходе расследования экспертиза подтвердила следы изнасилования еще у двоих воспитанников детдома - мальчика и девочки.

В конце декабря прошлого года выпускник детского дома признан виновным в насильственных действиях сексуального характера. В соответствии со статьей 121 он был приговорен к 15 годам лишения свободы. Также ему пожизненно запрещено занимать педагогические должности.


Нравится
Поделиться
Показать комментарии (35)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц