"Мой сын Бо, его настоящее имя - Болат". Режиссер из США сняла фильм о казахстанском детдоме

01 ноября, 08:35
11

9 октября в городке Беркли под Сан-Франциско прошел показ документального фильма американского режиссера Джин Финлей "Journeys beyond the cosmodrome". Экспериментальный фильм, состоящий из фантастических рассказов девяти будущих выпускников Аккольского детского дома, проиллюстрированный их же видением себя на заданную тему, Финлей сняла Казахстане летом 2015 и 2016 годов.

Журналист Аксауле Альжан побеседовала c автором и узнала, почему внимание именитого арт-режиссера из Сан-Франциско привлек детский дом в Казахстане.

Трейлер документального фильма Джин Финлей "Journeys beyond the cosmodrome"

- Джин, показ прошел в рамках кинофестиваля Mill Valley. Это была премьера?

- До этого я показывала его в Сеуле, но настоящая премьера, можно сказать, прошла здесь, на этом кинофестивале. Скоро я его повезу в Лос-Анджелес, также запланировали показ в музее Векснера в Огайо. Уверена, будет еще больше показов.

- И что говорит публика? Как она восприняла фильм?

- Мне, конечно, трудно судить, но многие сказали, что это мое сильнейшее произведение. Чувствую, что отклики позитивные.

- Откуда к вам пришла идея сделать фильм?

- Я вам покажу сейчас книгу, которую я выпустила. Здесь эссе 16 детей из Аккольского детского дома. В фильме мы показали только девять из них, но их было больше.

Я приехала в Казахстан с моей коллегой, куратором арт-проектов Лидией Мэттьюс, в рамках гранта, который мы выиграли в CEC Arts link (организация, которая налаживает связи среди людей искусства в разных странах - прим. редакции) в Нью-Йорке. Мы должны были организовать арт-мастерскую для детей Аккольского детского дома. В течение лета, что была там, я сняла очень много фотографий, и очень много писала. Во время мастерской дети должны были задуматься о том, в каком направлении, куда они пойдут после детского дома.

И мы не имели в виду конкретные планы, такие как "пойду работать" или "учиться в университете", а больше хотели узнать их внутренний мир и воображение, хотели, чтобы они помечтали о невозможном. Они могли сделать это любым удобным для них способом. Мы начали с сочинения. Но перед этим мы показали им много фильмов про космос, космические путешествия.

Поселок Акколь находится рядом с большим спутниковым полем, которое коммуницирует с Международной космической станцией, корабли туда отправляются с космодрома Байконур. Вот мы и предложили, чтобы в их работах предстоящий выпуск из детского дома и отправление космического корабля в неизвестность могли быть сопоставимы. Они идут в совершенно новый для них мир, который лежит вне стен детского дома. Мы рассказали им о черных дырах. Это завораживающее, в то же время немного страшное явление. Черные дыры сопоставимы с возможными трудностями, которые их могут поджидать.

Мы задали им несколько вопросов: "Куда бы они направились?", "Какой аспект казахской культуры они взяли бы с собой как тумар (защиту)?". После того как они написали свои истории, дети показали перед камерой свое видение этой истории. После того как я вернулась домой, я в течение года работала над их историями, делала фотоколлажи, собирала информацию. Следующим летом я поехала к детям с распечатанным буклетом с их историями и фотографиями и сняла видео с подросшими за год героями.

- То есть вы уже знали, что вы делаете документальный фильм?

- На тот момент не знала. Я не знала, в какой арт-объект это выльется. Тем летом, в 2016 году, мы организовали выставку фотографий детей в Алматы. И я опять уехала, чтобы уже дома, в Америке, поэкспериментировать с новым видом документальных фильмов - создала 15-минутную короткометражку из отснятого материала, которую показала публике под аккомпанемент живого исполнения хора. После показа очень многие подошли ко мне, и они сказали, что они хотят узнать об этой истории больше. Вот так и появился этот фильм.

- В фильме в качестве соавтора также указана Ляззат Ханым. Как вы с ней встретились?

- Как я уже рассказывала, в первую мою поездку в Акколь мы планировали поехать с моей коллегой, Лидией Мэттьюс. Ляззат - дизайнер одежды из Казахстана, на тот момент училась в школе дизайна Парсона в Нью-Йорке (знаменитый вуз для дизайнеров одежды - прим. редакции), а Лидия там преподавала. В итоге Ляззат поехала с нами и оказала неоценимую помощь в налаживании контактов с детьми, с переводом, и вообще мы стали очень близкими друзьями. К сожалению, она не смогла приехать на премьеру, потому что американское посольство в Стамбуле, где она живет сейчас, отказало ей в визе. Мы сильно расстроились.

- Все-таки почему вы выбрали Казахстан? Изначально, когда хотели организовать арт-мастерскую для детей?

- Потому что мой сын Бо, его настоящее имя - Болат, был рожден в Казахстане. Ему исполняется 18 лет через пару недель. Честно говоря, дети в детских домах Казахстана потрясли меня много лет назад, и я всегда хотела вернуться, чтобы рассказать о них. Во многих моих предыдущих проектах я рассказываю о детях и об их взаимоотношениях с властью и социумом. После того как я привезла Бо домой, я много думала о детях в детских домах Казахстана.

И так получилось, что через мою работу в Arts link я близко познакомилась с казахскими художниками, видеорежиссерами, такими как Катя Никанорова и Асель Кадырханова, и думала, что они могут оказать помощь с проектом. Так и оказалось, Асель начитывает русский закадровый текст в моем фильме.

- Расскажите, а было трудно усыновить ребенка в Казахстане? Сейчас усыновление казахских детей американцами под запретом. Как это было тогда?

- Бо родился в 2001 году, и ему было 11 месяцев, когда мы встретились. Вообще, была интересная ситуация с усыновлением. Мы с моим мужем работали в Югославии, и там был маленький мальчик, который потерял родителей. Кое-кто из друзей сказал: "А вы не хотите его усыновить?" Мы хотели и начали собирать документы для процесса. Но потом случилась бомбежка Белграда американцами (военная операция НАТО в Союзной Республике Югославия в 1999 году - прим. редакции), и нам отказали в усыновлении.

Тогда кое-кто сказал, если вы все еще хотите усыновить ребенка, это можно сделать в Казахстане. Так как почти все документы были собраны, процесс в Казахстане прошел довольно быстро и гладко.

- А Болат был с тех пор в Казахстане? Что он знает о стране?

- Он еще не был, но очень хочет поехать. Если мы найдем возможность показать фильм в Казахстане, я обязательно повезу его. Сейчас мы занимаемся поиском площадки для показа в Алматы и Нур-Султане. Мне очень хочется, чтобы сотрудники и дети Аккольского детского дома попали на показ.

- Когда я смотрела фильм, меня не покидало ощущение, что это не казахстанский детский дом. Дети счастливы, хорошо одеты, занимаются спортом, у них есть бассейн для плавания… И мне показалось, что у американских зрителей могло сложиться впечатление, что все детские дома в Казахстане такие благополучные. Но у нас были довольно громкие скандалы, связанные с безопасностью детей в детских домах. Вы не думали об этом?

- Да, конечно, думала. И я видела эти детские дома. Тот, где был мой Бо, например, не был образцовым. Но я не думала о детских домах. Я думала о личностях, о детях. Этот фильм не про детские дома в Казахстане, этот фильм про девять детей в Аккольском детском доме. И Аккольский детский дом - это один из лучших, если не самый лучший в Казахстане. И одна из причин тому - люди, которые имеют отношение к этому дому.

Я знаю одну американку, Нэнси Габбард, она усыновила двоих детей из Аккольского детского дома. Так она дважды в год - летом и перед Новым годом - проводит по три недели в Акколе. Знает каждого ребенка по имени. Привозит им чемоданы одежды и подарков. Она организовала благотворительный фонд The motherless childhood foundation. Собирает деньги по всей Америке и привозит в этот дом. По всей стране люди вяжут свитеры и шапки, чтобы дарить выпускникам каждый год. Это удивительно, что делает эта женщина.

- В конце фильма, в титрах, вы рассказали о том, чем занимаются эти дети сейчас, когда они выпустились из детского дома. Многие учатся, работают. Получается, их космические корабли нашли свои пути в космосе?

- У некоторых все хорошо. С некоторыми из них мы потеряли связь. Знаете, существует много опасностей для выпускников детских домов. Особенно для девочек. Они могут стать жертвой торговли людьми.

Одна из наших героинь, Анастасия, та, которая мечтала стать телеведущей, рассказала, что были дни, когда ей было некуда идти, негде заночевать. Выпускников детдомов могут ожидать наркотики, криминал. Люди просто преследуют их. В фильме была цитата, что средняя продолжительность жизни выпускников детских домов - 30 лет. И это правда для многих.

Аксауле Альжан

Получить короткую ссылку




  • Подписаться на канал новостей TengriNews:

  • Google News
  • Yandex News
  • Yandex Zen

Нравится Поделиться
Фото Instagram @taylorswift
Материал с фотографиями Материал с видео
23-летняя алматинка представит Казахстан на Miss Intercontinental в Египте
Материал с фотографиями Материал с видео
Фото @jordisark (Барселона, Испания)
Материал с фотографиями Материал с видео
Хотите больше статей? Смотреть все
Показать комментарии (11)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц