Подписывайтесь на канал Tengrinews.kz в WhatsApp
30 января 2023 13:58

"Регион вступает в новую фазу". Эксперт назвал 3 сценария для Центральной Азии

ПОДЕЛИТЬСЯ

Фото Турар Казангапов/Tengrinews.kz Фото Турар Казангапов/Tengrinews.kz

Директор Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при Президенте РК Еркин Тукумов специально для Tengrinews.kz рассказал о том, что ожидает Центральную Азию в ближайшем будущем.


Директор Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при Президенте РК Еркин Тукумов специально для Tengrinews.kz рассказал о том, что ожидает Центральную Азию в ближайшем будущем.

Что ожидает регион, какие трудности и вызовы?

Если бы меня попросили выделить одно ключевое слово, которое характеризует нынешний период, я бы назвал: неопределенность.

Что я имею в виду? Сейчас мы попали в ситуацию, когда жизнь качественно меняется в течение одного поколения. Такого не было никогда. Раньше для глобальных изменений требовалось столетие. Потом темп установился в дистанцию поколения.

Сегодня же в рамках одного поколения возникают совершенно разные технологические прорывы. При этом появление айфона не менее важно в глобальном плане, чем эпоха Советского Союза и его разрушение. Однако спрогнозировать хотя бы за 10 лет до изобретения смартфона, что мы будем иметь в кармане все знания мира, магазин, кошелек, электронное правительство и так далее, не смог бы, пожалуй, никто.

Я не говорю, что такая ситуация — это плохо, наоборот. Одновременно она требует от нас готовности к неожиданным шокам, способности гибко менять стратегии.

Мы не до конца имеем представление о том, насколько существующие модели развития стран Центральной Азии отвечают сегодняшним реалиям мира. Нужно признать, что мы занимаем не самые передовые места в системе мировой торговли. По статистике всемирного банка, центрально-азиатский регион занимает скромную долю в мировой экономике — около 0,3 процента. При доле населения в мировой численности около 1 процента экономика по объему ВВП отстает примерно в 3 раза.

Соответственно, качественно изменяется роль стратегии. И это очередной важный вызов времени. И от того, какую стратегию мы выбираем, зависит, сможем ли мы превратить наши вызовы в возможности.

Очевидно, что произошло исчерпание потенциала экспортно-сырьевой модели экономического развития.

Здесь я позволю себе воспользоваться аллегорией Нассима Талеба. Слон и мышь. Слон более эффективен, он мощный, дольше живет. Но если слон упадет и сломает ногу – он погибнет. С мышью ничего такого не случится, ее ноги приспособлены лучше, и получить ущерб в подобном случае она не может.

Это характеризует слабость больших империй – экономических и любых других. Большой шок может оказаться для них фатальным. Модель экономического роста 2000-х, основанная на добыче и экспорте энергоресурсов и высоких ценах на сырье, не позволяет развить темпы роста выше 1,5-2 процентов, обеспечивая при этом повышение уровня жизни граждан.

Чтобы выйти на устойчивый экономический рост не ниже среднемирового уровня и войти в число стран с высокими душевыми доходами населения, Казахстану и всей Центральной Азии нужно задействовать новые факторы роста, что не представляется возможным без структурных изменений.

В этих условиях резко возрастает роль государства как главного актора в экономике и политике. Важнейшая функция государства в подобных условиях неопределенности состоит в обеспечении предсказуемости, снижении рисков неопределенности. Прежде всего в отношении правил игры.

Опишите несколько возможных сценариев, с чем страны Центральной Азии могут столкнуться в будущем?

Мы как раз обсуждали этот вопрос на нашей встрече экспертов по теме "Центральная Азия-2030", где впервые за пандемические годы собрались директора аналитических центров при президентах всех стран региона.

Я бы выделил три возможных сценария.

Сценарий 1. Сохранение статус-кво. Сотрудничество в регионе развивается в большей степени в инертном ключе. Процесс развития государств Центральной Азии не останавливается, но в масштабах всего региона наблюдается стагнация.

Внутрирегиональные проблемы, особенно такие острые, как вода, энергетика, границы, не решаются и продолжают откладываться в долгий ящик. Накопленный результат отложенных проблем в конечном счете может привести к росту напряженности как внутри, так и между государствами региона.

При данном сценарии появление различных "черных лебедей" значительно снижает запас прочности центральноазиатских стран и их способность адекватно реагировать.

Очень показательной в этом плане стала пандемия COVID-19, еще больше разделившая богатые и развивающиеся страны. Например, по данным экспертов доклада The Global Risks Report 2023, в беднейших 52 странах, где проживает 20 процентов мирового населения, уровень вакцинации составил всего 6 процентов, тогда как в странах с высокими доходами он превысил 67 процентов.

Второй сценарий - оптимистический, период использования возможностей.

Сотрудничество стран Центральной Азии приобретает новые формы углубленной кооперации, которая подразумевает выстраивание общей стратегии развития. Все решения принимаются консолидированно.

К примеру, простому гражданину любой из наших стран становится так же легко путешествовать без виз и границ, как в Европейском союзе, по всей Центральной Азии. Сегодня он в Туркестане, завтра в Самарканде и Бухаре, а послезавтра в древнем Мары.

При данном сценарии возрастает устойчивость и субъектность региона в отношении различных традиционных и нетрадиционных вызовов.

Центральная Азия начинает позиционировать себя как стабильный, безопасный, экономический хаб.

И третий сценарий - это умеренно-консервативный, при котором внутреннее политическое и экономическое развитие каждой страны будет индивидуальным. Кооперация в регионе будет наращиваться, но не выйдет на наднациональный уровень.

При этом двусторонние связи между странами региона могут выйти на новый уровень развития. Тут можно привести в пример недавно подписанное соглашение между Казахстаном и Узбекистаном о стратегическом союзничестве, которое ознаменовало начало нового этапа сотрудничества.

Потенциально прорывным проектом может стать транспортно-логистическая инфраструктура. Ее развитие потребует выстраивания конструктивного диалога для снижения барьеров, повышения connectivity и сотрудничества.

В чем сила и особенности региона, на который делают акцент руководители стран.

Опять же, наши дискуссии в рамках экспертной встречи в Астане позволили сделать вывод, что Центральная Азия имеет шансы стать значимым субъектом мировой политики, однако для этого у региона должен появиться свой образ будущего, своя концепция развития.

Регион вступает в новую фазу изменений, и задача экспертного сообщества - проводить совместные научные исследования, которые будут широко востребованы. Если раньше страны ЦА опирались на прогнозы, получаемые извне, то сегодня эти прогнозы делаются в центрах стратегических исследований самого региона Центральной Азии. В предстоящие годы повестка дня развития региона будет зависеть в том числе от качественной экспертизы аналитических центров.

К примеру, наше большое преимущество - человеческий капитал. Согласно последним оценкам ООН, текущее население Центральной Азии составляет более 75 миллионов человек – это около 1 процента от всего населения Земли. За последние 10 лет население Центральной Азии ежегодно увеличивалось в среднем более чем на один миллион человек. Только прирост двух крупнейших стран региона - Узбекистана (ежегодный прирост 700-750 тысяч человек) и Казахстана (ежегодный прирост 260-270 тысяч человек) дает в совокупности 1 миллион новых жителей Центральной Азии.

Помимо этого, Центральная Азия остается одним из самых молодых регионов, средний возраст населения здесь 27,6 года. В Казахстане на сегодняшний день эта цифра составляет 31,8 года. У стран региона в ближайшие несколько лет существуют благоприятные условия, чтобы воспользоваться окном возможностей, сделав ставку на молодое поколение. С другой стороны, важно помнить, что до 2030-2035 года это окно может постепенно сужаться, так как начнется более активный процесс урбанизации. Это естественным образом создаст нагрузку на социальный сектор, снизит рождаемость и так далее.

То есть ключевой вопрос: сможем ли мы воспользоваться нашим главным ресурсом – людьми и стать развитым и единым регионом или этот ресурс станет грузом, тянущим нас в бедность или протестность?

Ключевой вопрос, и пока, к сожалению, нет четких ответов.


Еркин Тукумов

Как Афганистан и события там влияют на Центральную Азию?

Влияет существенно, но в разной степени и по разным причинам. На приграничные страны это влияние более сильное, чем на Казахстан, не имеющий общей границы с этой страной.

Для Душанбе, например, это вопрос национальный безопасности, с учетом прямого влияния на внутриполитические процессы в Таджикистане (таджики составляют четверть населения Афганистана, то есть более 10 миллионов человек), и таджикские власти всерьез опасаются экспорта религиозного экстремизма на свою территорию.

С другой стороны, Афганистан – это большие возможности для всего региона. С учетом географического положения этой страны, это самый оптимальный транзитный путь в густонаселенные страны Южной Азии, в первую очередь Пакистан и Индию, с выходом к мировому океану. К примеру, наши узбекские коллеги уже начали реализацию перевозок грузов через территорию Афганистана в порт Карачи, и это в среднем занимает одну неделю.

Но здесь ключевой вопрос – это легитимность правительства "Талибана", их еще не признали на уровне ООН. Кроме того, в какой степени "Талибан" может дать гарантии и возможность реализации трансафганских коридоров?

Но в любом случае, на мой взгляд, с Афганистаном надо работать, помогать, хотя бы для того, чтобы страна не превратилась в источник миграции и терроризма для нас.

Какая роль у Казахстана в ЦА сейчас, какую политику проводит наш Президент?

Казахстан был и остается приверженцем политики активного сотрудничества между странами Центральной Азии. Мы за 31 год независимости прошли разные этапы отношений внутри региона. Были и прохладные моменты, были и периоды романтизма, и это нормально, это этапы взросления нас как государств и обществ.

Сегодня мы говорим, что в основе нашей политики лежат консолидация стран Центральной Азии и необходимость выработки новых совместных подходов. Без забегания вперед, но последовательное наращивание сотрудничества.

В этом направлении наш Президент прилагает огромные усилия, которые постепенно перерастают в нечто большее, чем просто торговля и решение сиюминутных вопросов. И что важно, понимая сущность нашей региональной политической реальности, в своей политике в регионе Касым-Жомарт Токаев находит взаимопонимание со стороны его коллег - президентов Центральной Азии.


Президенты Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана в культурном центре "Дордой Номад" на Иссык-Куле в 2022 году

Я иногда замечаю, как некоторые пытаются играть на отношениях, искусственно раздувая тему мнимого соперничества между Астаной и Ташкентом. Но при ближайшем рассмотрении это всего лишь мифы.

Мы рады, что в Узбекистане идут реформы, запускаются новые производства, в том числе и мировых брендов, идет развитие экономики, это для нас выгодно. Наш бизнес ищет новые рынки сбыта, производств. Как и для Ташкента выгоден развитый и сильный Казахстан.

При этом особо хочу подчеркнуть, что в таком тесном сотрудничестве наших стран и стабильности Центральной Азии заинтересованы и другие наши стратегические партнеры, такие как Россия, Китай, Турция, США и ЕС.

Токаев: Центральная Азия ощущает на себе угрозы

Запустили специальный канал про финансы, экономику и новости бизнеса. Подписывайтесь на Tengri.Деньги прямо сейчас!

Өзекті жаңалықтарды сілтемесіз оқу үшін Telegram желісінде парақшамызға тіркеліңіз!

Читайте также
Join Telegram

Курс валют

 478.28   490.7   5.43 

 

Погода

 

Редакция Реклама
Социальные сети