1. Главная
  2. Почитай

"Ты плохая мать". Кто и почему заставляет женщин чувствовать себя виноватыми

Психолог рассказывает, кто и почему может навязать женщине такой невроз, а также что значит и как научиться быть "достаточно хорошей мамой".
Фото:elements.envato.com Фото:elements.envato.com

"Две из трех мам приходят на мой прием с жалобами на самих себя. Я постоянно уставшая, дети меня не слушаются, дома постоянный бардак, там и тут не получается… Особенно много таких запросов сейчас, когда казахстанские школьники на дистанционке и на мам взвалили роль учителей. Вероятно, я плохая мать, сетуют женщины", - говорит детский и семейный психолог Татьяна Остапенко.

Что специалист делает с подобным запросом? Разрешает им быть плохой мамой, объясняя, что не успевать, уставать, раздражаться, не знать и не уметь чего-то – это нормально. И что, становясь мамой, женщина не перестает быть женщиной. И что, не становясь мамой, она тоже не перестает быть женщиной. И они выдыхают. Специально для Tengrinews.kz психолог рассказывает, кто и почему может навязать женщине такой невроз, а также что значит и как научиться быть "достаточно хорошей мамой".


Фото:elements.envato.com

Откуда идет желание быть хорошей мамой?

Установка "Я хочу быть хорошей мамой" идет из детства. По сути, это то же самое, что "Я хочу быть хорошей девочкой". Сначала девочка ищет у мамы одобрения, хорошая ли она дочка, ученица. Потом, взрослея, она продолжает у "взрослых" фигур искать одобрения: "Хороший ли я работник?", "Хорошая ли я жена?", "Хорошая ли я мама?". В нашем обществе каждая женщина уверена, что она просто обязана реализоваться как мама, желательно – как идеальная мама. Это невроз, в который почти каждая женщина сама себя вгоняет.

В моей практике был случай, у меня есть разрешение говорить о нем. Клиентка родила от изнасилования, потому что были риски больше не иметь детей. Родные ее уговорили, пообещав, что сами будут воспитывать. Сын очень похож на насильника, женщина не просто не любила, а ненавидела малыша. Мальчик в течение 9 лет воспитывался у бабушки в другом городе, бабушка фактически заменила ему материнскую фигуру. Женщине никак не удавалось построить личную жизнь.

Она верила распространенному в обществе убеждению, что для раскрытия своей женской сути ей надо непременно реализоваться как маме – тогда сразу наступит счастье: она встретит мужчину и выйдет замуж.

И она забрала мальчика к себе... Следующие два года жизни и для мамы, и для ребенка стали адом. По сути, вместе начали жить два чужих человека, у которых свои истории, привычки. При этом сын ей еще напоминает про насильника. Она пришла ко мне с запросом: "Сделайте с ним что-нибудь, я не могу его полюбить. Он не делает то, что я говорю". А мальчишка золотой на самом деле, женщина передала ему все домашние обязанности, какие только можно: он готовит завтраки, убирает, гладит. Она приходит с работы в 10-11 вечера в надежде, что он спит. А он соскучился, ждет ее. Пацан говорит: "Я ее уже два года прошу вернуть меня обратно. Я же вижу: все, что я ни делал бы, я все делаю неправильно, она все время ругается".

Этой клиентке нужно было разрешение на то, что необязательно быть мамой вообще. Она приняла решение вернуть его бабушке. Было ощущение, что и у нее, и у мальчика гора с плеч упала. Фактически она все это время пыталась реализовать материнскую функцию, которая не зародилась в принципе: реализовывать там нечего было. Конечно, эта история нетипичная, но она ярко показывает, как установки извне могут повлиять на жизнь мамы и ее ребенка.

К слову, от этой же установки страдают женщины, у которых не получается забеременеть. Они ощущают себя неполноценными и всеми правдами и неправдами стремятся зачать и родить. Ничего хорошего в жизни они не замечают, они зациклены на идее материнства.


Фото ©РИА Новости

 Почему опасно ориентироваться на советских женщин?

Всегда возникает вопрос: "А кто такая хорошая мама? Кто определяет критерии?" В разговоре со многими клиентками всплывает образ их собственных матерей – советских мам, которые и на работу ходили, и детей воспитывали, и хозяйство вели, и при этом не жаловались.

Однако если присмотреться к этому героическому образу, то получится "Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик". Большинство советских женщин "убили" себя примерно в подростковом возрасте: отключили чувства, оставили только долженствования: должна то, должна это. Да, они выходили замуж, рожали детей. Но в основном они не наслаждались жизнью, а доживали до пенсии. Вот выйду на пенсию и… Вся жизнь так и протекала. Обратите внимание: на фото многие советские женщины 35-40 лет похожи на бабушек – уставших, измученных, ничего не желающих.

Почему мы обсуждаем женщин прошлой эпохи? Дело в том, что наш образ "Каким я должен быть?" собирается в детстве – в младших и средних классах. Подросток рисует для себя некую картину будущего, представляя, каким он будет. Каждая девочка думает: какой я буду мамой, какой я буду женой, за кого я выйду замуж, где мы будем жить? Девочки сильно ориентируются на своих мам.

Популярны две установки: "Я буду для своих детей такой же, как моя мама" и "Я никогда не буду такой же". Оба варианта загоняют женщину в узкие рамки. Ведь они не учитывают в этом процессе своего ребенка, который точно не такой, как они. Он какой-то другой, значит, внесет в процесс воспитания свою энергию, волну, потребности. Если у мамы не было сыновей, а у меня родился мальчик, то я точно не смогу быть как моя мама, мне придется изобретать что-то другое. И даже если родилась дочка, то все равно все будет иначе.

Сейчас все очень быстро движется: даже в одной семье то, что работало с одним ребенком, не работает со вторым, третьим. И дети другие, и время другое. Тем более этот карантин поставил все с ног на голову. Или, наоборот, с головы на ноги. Сегодня по сравнению даже с годом назад все принципиально совсем по-другому.

Еще один момент, почему опасно ориентироваться на советских мам. У наших мам, по сути, не было роли женщины. Они были мамами, женами, работницами, членами партии. А вот роли женщин в СССР практически не существовало. И к женщинам, и к мужчинам предъявлялись одинаковые требования.


Фото:elements.envato.com

 Кто такая нормальная, хорошая мама?

Единых критериев, кто такая хорошая мать, не существует. То, что нормально для мамы годовалого ребенка, ненормально для мамы 5-летнего ребенка. Если в год мама кормит сына или дочку с ложки, потому что они сами делать этого не могут, то это нормально. А если в 5 лет ребенок отказывается есть сам, требуя, чтобы его кормили, – это ненормально. Некоторым женщинам может помочь возрастная шкала самостоятельности ребенка в разном возрасте, она позволит понимать условную нормализацию детских процессов.

Однако чаще всего мамы загнаны в невротическую ловушку "хорошей мамы" и живут по принципу "нам надо догнать и перегнать Америку". Вот малыш с площадки в 3,5 года читает, а наш в 4 еще букв не знает. Вот одноклассник сына ходит в 5 кружков, а наш до ночи уроки не успевает сделать. Неврозом считается, когда тревоги мамы не про ребенка, а про оценку женщины как мамы из внешней среды. Когда мне важно быть хорошей мамой не для моего ребенка, а для того, чтобы какая-то тетя с площадки или из Instagram сказала мне, что я молодец, лайкнула меня.

Сегодня в соцсетях много блогеров-мам. Я не утверждаю, что быть блогером для мамы плохо. Однако вопрос: зачем они это делают? Зачем они вкладывают в это столько времени и энергии?

Если их посты из желания поделиться опытом, лайфхаками и принесут пользу, то это – про рост. Я сама подписана на одну работающую маму с 7 детьми, младшему из которых 3,5 года. Она учит, как сделать детей самостоятельными, она знает, как построить работающую систему, и передает другим этот опыт. А если блог ведется из самолюбования – пользы не будет ни маме-блогеру, ни ее подписчицам. Позиция "Скажите мне, какая я крутая" – это обслуживание моих личных неврозов.

Важно упомянуть такое понятие, как "достаточно хорошая мама". Термин ввел британский педиатр и психолог Дональд Винникот еще в начале XX века. У него есть целая книга про то, как не впадать в родительский невроз, – "Разговор с родителями". Он говорит о том, как мы своим желанием быть хорошими вводим детей в невротическое состояние. Когда дети обслуживают мою хорошесть, то я с их помощью раздуваю свое эго.

Он собирал мам в группы и объяснял им: ничего страшного, если ваш ребенок посидит некоторое время в грязных пеленках, ничего страшного, если вы сходите в туалет без ребенка, а он подождет вас под дверью, ничего страшного, если любая потребность ребенка не будет моментально удовлетворена. Никто от этого не умрет.

"Достаточно хорошая мама" – та, которая заботится о физическом здоровье ребенка, кормит его правильной едой (речь не о правильном питании, а о еде, которая подходит этому возрасту), а также дает простор для развития. Последний пункт – не про тягание по всевозможным кружкам с самого рождения, а про позволение использовать пространство вокруг себя для собственного развития.

У любого ребенка есть инстинктивный познавательный интерес: ему важно везде залезть, все попробовать на вкус, запихать пальчик в каждую дырочку в стене, вытащить кастрюли из шкафа и поудивляться, почему большую нельзя поставить в маленькую. Но родителей чаще всего пугает это освоение пространства. Они думают, что развитие - это когда у ребенка есть много разных игрушек, и бегут покупать ему пирамидки, с которыми он будет выполнять те же самые действия.

Развитие – это не полный дом игрушек и гаджетов, а позволение проявлять познавательный интерес, когда родители разрешают залезть в траву, взять букашечку, погладить кошечку, прыгнуть в лужу, упасть на землю. И при этом сами родители при возможном замечании какой-нибудь бабушки "Что же ты за мать такая? У тебя ребенок песок ест/губами окно трогает/с пола веточку поднял…" не впадет в стыд, вину и самобичевание. Развитие – это позволение ребенку играть с едой. Потому что он так изучает мир. Ему сейчас не нужны пальчиковые краски, у него в 2 года еще нет потребности что-то нарисовать, он не понимает, что можно оставить след на бумаге. Ему действительно интересно, почему кисель, пюре и суп на ощупь разные. Кроме того, это позволяет развиваться здоровому пищевому поведению, не бояться новой еды.

На мой взгляд, "достаточно хорошая" мать там, где хорошо ребенку, и хорошо маме. Когда оба не умирают в этом состоянии: мама не убивает себя как женщину и как маму, и при этом ребенок "не убивается" мамой. Ему не нужно отказываться от самого себя и своего развития, чтобы сделать маме хорошо.


Фото:elements.envato.com

 К чему приводят перегибы в воспитании?

Я вижу, к чему приводят перегибы в воспитании, когда мать всю себя положила на детей. Как правило, это подростки из очень обеспеченных семей.

На приеме один 16-летний юноша говорит: "А я не знаю, зачем дальше жить. Я все уже видел, мне все уже неинтересно. Мы три раза в год ездим в отпуск, уже побывали и на вулканах, и крокодилов ловили. Я как-то раз просто упомянул Альпы – мы поехали в Альпы. У родителей правило, что они должны мне показать все не на картинке, а вживую. Ну горы и горы. Я вообще не хотел туда ехать".

Родителям кажется, что они доставляют ребенку счастье. А на самом деле они забирают у него желание хотеть. Чтобы получить удовольствие от достижения цели – для ребенка важно искать способы, пробовать, ошибаться, исправлять ошибки, снова пробовать. Когда все легко и просто, по мановению волшебной палочки – там возникает пресыщение. Тем, у кого нет денег, кажется: были бы у меня деньги, я бы вот и то, и то, и была бы радость в жизни. Тем, у кого много денег, тоже часто нет радости в жизни. Потому что они все уже попробовали. И что дальше? Часто они к своим 16 годам не знают, что дальше делать с этой жизнью…

Условная норма в родительстве: ребенок здоров, накормлен, одет по погоде, у него есть где спать, есть возможность гулять на улице, а также возможность получать информацию для развития (школа, книга). Вышеперечисленное достаточно для выживания, все остальное – изощрения родителей. Наша задача как родителей – дать детям максимальное количество средств, достаточных для выживания. Плюс организовать такую жизнь, где они получат максимальное количество адаптивных стратегий для выживания. Ребенку важно научиться адаптироваться, потому что мир постоянно меняется. Гибкость – одно из самых важных качеств в современном мире.

Записала Ольга Пастухова