1. Главная
  2. Почитай

Весельчак с левого берега. Как быть жизнерадостным, когда вокруг все слишком серьезные

Интересная и полезная статья ✅ Весельчак с левого берега. Как быть жизнерадостным, когда вокруг все слишком серьезные ⚡ Читайте онлайн публикации на актуальные темы на интернет-портале Tengrinews.kz.
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

Весельчак с левого берега. Как быть жизнерадостным, когда вокруг все слишком серьезные
Послушать эту статью

"Представьте, вы шли на Димаша, а попали на Моргенштерна". Артист "Астана Опера" объясняет классическую музыку.

Из кафетерия, который расположен на нижнем этаже театра "Астана Опера", доносится смех. Это опять всех смешит концертмейстер Асет Нельдыбаев. Человек-позитив. Причем шутит и смеется над своими анекдотами он очень искренне, в глазах его всегда блеск, а лицо буквально светится от счастья. Настоящий, живой человек. Сразу хочется брать с него пример, не грустить и радоваться жизни.

"У меня голос днем мамин, высокий, а с утра спросонья - папин, низкий. Я как-то приехал в отпуск к родителям, раннее утро, телефонный звонок, я поднимаю трубку, говорю "алло", а из трубки такой властный женский голос: "Толик (моего папу зовут Толеген), новость хорошая для тебя есть, не перебивай, у таких-то таких-то родственник умер позавчера, так что завтра в 8 утра у тебя жмур".

Я маме говорю: ничего не понимаю, звонила женщина и сказала: хорошая новость: кто-то умер, почему это хорошая новость? Мама отвечает: "А-а, так это же директор похоронного бюро звонила, она знает, что папа собирает команду из шести духовиков и они играют на похоронах (отец Асета всю жизнь проработал металлургом, а игра на трубе была для него хобби)", - рассказывает Нельдыбаев историю из своей жизни. И таких ярких историй у него наберется не на одну чашку кофе.

Перед тем как мы узнаем этого человека поближе, я бы хотел поделиться с вами одним интересным видео, в котором Асет пародирует известных исполнителей.

@karlanur1

##пародия ##талант ##оркестр ##астанаопера ##толкунова ##пьеха ##пугачева ##артист ##голос ##киркоров

♬ оригинальный звук - Karla Nur

Он с детства мечтал петь. Постоянно слушал музыку. Маленьким мальчиком он не мог уснуть, если в доме не играли пластинки. И нередко всю ночь напролет из их квартиры доносились Джо Дассен, Мирей Матье, Муслим Магомаев и Алла Пугачева. Маленький Асет постоянно устраивал концерты, требовал аплодировать и кричать ему "бис!", так что все в семье понимали, что растет артист.

@karlanur1

Асет Нельдыбаев, концертмейстер ##асетнельдыбаев ##талант ##астанаопера ##шутка ##пародия ##оркестр ##казахстан ##юмор ##брусиловский ##кызжибек ##опера

♬ оригинальный звук - Karla Nur

Для себя Асет продолжает петь и сегодня, но основная его деятельность в театре "Астана Опера" - игра на фаготе. Кстати, это самый дорогостоящий инструмент среди духовых. Цена его - от 20 тысяч евро и выше.

"А есть же еще контрафагот, который стоит от 50 тысяч евро, это уже сопоставимо с ценой на квартиру", - говорит Нельдыбаев и сразу вспоминает девяностые годы, когда он играл на старых советских инструментах, которые были все деланы-переделаны, запчастей на них не было, и они со своим учителем латали клапаны к старым фаготам из подручных средств.

"Есть такой фагот "Геккель", это вообще сказка. Но чтобы купить такой инструмент, надо, наверное, четыре почки продать - две свои, две жены, потому что он стоит 68 тысяч евро!" - снова шутит наш собеседник. Он вообще любит посмеяться, и, кажется, больше всего ему нравится смешить других людей.

Асету 43, в театре "Астана Опера" он работает восемь лет с момента основания, до этого играл в бывшем театре имени Куляш Байсеитовой.

"Выбери себе работу по душе, и тебе не придется работать ни одного дня своей жизни" - это про Нельдыбаева. Он фанат театра и уже не может без этой атмосферы.

"Как-то у нас было три выходных дня, в театре делали санитарную обработку, так мы дома на стенку лезли, не знали, как быть, нам все равно надо было сюда прийти, в театр, хотя бы посидеть, кофе попить, позаниматься. И хотя работы нет, все свободны, казалось бы, идите домой, погуляйте по парку, погода прекрасная, но нет, многих из нас сюда тянет, не можем по-другому, театр засасывает, в хорошем смысле слова", - признается Асет.

Может сложиться обманчивое впечатление, что работа музыканта не такая уж и сложная: поют, смеются, играют, но, конечно же, все не так просто, как кажется.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Асет Нельдыбаев (@neldybaev)

Репетиции - это постоянный труд, порой через не хочу, а выход на сцену - всегда стресс, после которого чувствуешь себя неимоверно усталым.

А в случае с фаготом музыкант не может позволить долгий отдых, уж очень специфичный инструмент.

"Например, решил себе два дня отдыха дать, поехать в Боровое, а в понедельник приходишь на репетицию - и пропала месячная работа, тебе все нужно заново делать. Мышечный аппарат выходит из строя, плюс к тому ты что-то не то съел, и все, теряется тонус, в этом смысле у нас все как у спортсменов", - поясняет Асет.

Нельдыбаев очень щепетилен в работе. Он перфекционист и пытается все играть безупречно.

"Если ты хороший музыкант, то ты по-любому будешь волноваться, потому что тебе всегда будет не нравиться, как ты сыграл. Вот я всегда боюсь этого момента, жду его, но боюсь: если мне когда-нибудь понравится, как я сыграл, то значит, это все, значит, ты остановился и дальше уже не пойдешь", - рассуждает наш собеседник.

Асет родом из Балхаша. Как и многие люди, живущие в столице, он испытывает два вида чувств, когда приезжает к себе на малую родину. С одной стороны, он получает невероятный эмоциональный заряд от посещения так называемых мест силы - двора, где гулял, школы, где учился. С другой - испытывает досаду. В случае с Асетом досада заключается в том, что в Балхаше, по его мнению, практически отсутствует культурная жизнь.

"Ведь из-за отсутствия культурной жизни и народ меняется. Без культурной жизни народу лишь бы было что покушать, во что одеться, и все, а духовной пищи никто не хочет, она никому не нужна, обидно", - размышляет Нельдыбаев.

Однажды у него появилась идея: вместе со своими студентами он подготовил большую концертную программу под названием "Легкое дыхание"; собрали несложные произведения, чтобы приобщить к классической музыке жителей Балхаша.

"Мы позвонили в одно учреждение, но там сказали: нет, нам это не нужно; позвонили в акимат, и там ответили: и нам это не нужно; пытались соотнести это с программой "Рухани жангыру" как связь с малой родиной, сказали местным властям, что мы можем приехать совершенно бесплатно, за дорогу платить не надо, просто предоставьте жилье группе из 15 музыкантов, но нам сказали: нет, это не нужно, вы же не Кайрат Нуртас. Вот это было обидно", - говорит Асет.

А еще музыканта обижает, когда зрители, пришедшие в театр, вместо того чтобы слушать исполнение и наблюдать за действием на сцене, сидят в своих смартфонах.

"Иногда, если я уверен в тексте, то поворачиваюсь и смотрю в зал, мне интересна реакция зрителей, вообще интересно посмотреть, сколько народу пришло. И вот однажды я смотрю, сидит девушка в кроссовках, мини-юбке и... в смартфоне. Мы играем, а она в телефоне…

А еще не дай бог ты вспышку от телефона поймал, ноты ты уже не увидишь. Все эти телефоны очень сбивают. Не пойму, почему обязательно некоторым нужно селфи делать в зале. Я играю, вижу, девочка стоит и фоткает, смотрите, мол, вот я здесь, а оркестр там. Знаете, что произойдет в итоге? Она даже не запомнит, что за музыку мы вообще играли, потому что она была отвлечена тем, чтобы запечатлеть себя на телефон. Но можно же в голове у себя запечатлеть, в памяти, и после рассказать об этом друзьям, сказать им: приходите и обязательно послушайте это вживую", - рассуждает Асет.

Классическая музыка окультуривает человека, уверен Нельдыбаев, люди, влюбившиеся в живое исполнение классических произведений, меняются на глазах, они просто уже не могут себе позволить быть хамами.

"Почему же эта музыка не такая популярная у нас?" - задал я вопрос Асету.

"Это, наверное, с детства должно закладываться. И я думаю, нам все-таки помешали девяностые годы, все эти кризисы, теперь вот коронавирус - все это мешает, потому что культура должна быть постоянная, как конвейер, она должна крутиться, если будет какой-то перерыв, то, значит, ты уже отстал на два года.

И нужно понимать, что эта музыка элитарная, только избранные ее слушают, избранные не в плане обеспеченности, а в плане того, что не всем дано слышать и понять.

Мой родной дядя был крановщиком. Как-то я к нему приезжаю, а он говорит: слушай, ты можешь мне достать четвертый концерт Рахманинова, фортепьяно, Рапсодию на тему Паганини, именно 18-ю вариацию. Я не ожидал такого от него, у меня чуть шею не свело, я повернулся к нему и такой: что-о-о? Откуда ты это знаешь? И тут дядя, уже вошедший во вкус, начал рассуждать: "У Густава Малера во второй части меня заинтересовал аккорд, хотел тебя спросить, что он означает, скажи, он, получается, знал, что будет война?" Я в полном удивлении отвечаю: откуда ж он знал? Так что я не знаю, как это объяснить", - говорит Асет.

Но вместе с тем он уверен, что Казахстан в целом пока еще переживает период становления, должно пройти время, чтобы у людей сформировалась культура.

Репетиция дома во время жесткого карантина

"Пройдет 100 лет, и наш народ уже будет осознанно выбирать из четырех "бахчисарайских фонтанов", которые идут каждый день, один-единственный, люди будут идти на конкретного танцора, на конкретного музыканта.

Например, представьте, вы шли на концерт Димаша, а попали на Моргенштерна, наверное, вы будете возмущаться. То же самое в будущем будет, и когда человек придет на "Бахчисарайский фонтан" и вдруг узнает, что должна танцевать одна балерина, но она в этот день приболела и вместо нее танцует другая", - проводит параллели Нельдыбаев.

В прошлом году в творчестве Асета произошло яркое событие.

На время он отложил фагот, оделся в одежду из XVIII века и как актер сыграл господина Журдена из комедии Мольера.

Смотря видео той постановки, удивляешься, насколько разносторонним может быть талантливый человек. Казалось бы, большую часть своей жизни он играет на трубе, а значит, молчит, и вдруг тут слышишь такую богатую речь со сцены. Впрочем, в этом, наверное, и есть секрет той жажды, с которой Асет Нельдыбаев беседует с людьми и рассказывает им свои яркие и смешные истории.

Подготовил Ренат Ташкинбаев. В материале использованы фотографии Карлы Нур.