1. Главная
  2. Посмотри

Другая Астана. Кое-что о районе "газовой аппаратуры"

  • 20

"Видели, какой бардак?" - интересуются у нас местные жители, показывая полуразрушенные дома без окон и дверей. Подходим к одному двору. Первое, что бросается в глаза, - детский велосипед и собачья конура. "Идите смелее, собаки нет", - советуют люди. Эти полуразрушенные, брошенные дома вместе с пасмурной погодой и грохотом арматуры, доносящимся с бывшего завода газовой аппаратуры (по всей видимости, здание тоже разбирают), создают угнетающую атмосферу. По надписи "Нет произволу..." на заборе одного из домов можно догадаться о царящих здесь настроениях. Как поселок, расположенный в живописном районе Астаны фактически возле набережной Ишима, превращается в руины - в репортаже Рената Ташкинбаева и Турара Казангапова.

Жилой массив возле завода газовой аппаратуры расположен в непосредственной близости от центральных районов столицы.

С набережной, вдоль которой находятся дома местных жителей, открывается потрясающий вид на город.

Кажется, что до всех этих высоток рукой подать, достаточно оказаться на той стороне реки.

"А какая у нас здесь природа..." - говорит местная жительница, расхваливая свой район. "Летом все приезжают сюда отдыхать, и воздух тут такой чистый".

В холодный осенний день на набережной не так многолюдно, но зато есть рыбаки.

Чуть поодаль от "зеленого берега" - так сами жители называют это место - можно увидеть совсем другую картину.

Эта улица почти вся состоит из разрушенных или наполовину разрушенных домов.

Учитывая то, что жилье тут на два хозяина, очень часто можно видеть, что одна сторона дома стоит без окон и без дверей, а во второй еще живут люди.

 

Нина Францевна как раз живет в одном из таких домов. Соседи получили компенсацию и съехали. Ее участок и дом тоже уже оценили. Говорит, сначала ей предложили одну сумму, затем побольше, а в итоге начислили в разы меньше, чем предполагалось в первый раз.

"

"Сначала нам оценили дом в 19 миллионов тенге, мы были не согласны и не подписывали ничего, тогда суд прислал своего оценщика, который оценил уже в 24 800 000, а в итоге дали всего 16 миллионов. Ой, Господи, вообще несправедливость, ужасно", - говорит женщина.

Покинуть свой дом ее семья должна до начала отопительного сезона. На то, чтобы приобрести аналогичное жилье в другом месте, она не рассчитывает. "Мы решили вложить деньги в долевое строительство, но вложились в долгострой и теперь уже поздно. А все потому, что на эти деньги нормальное жилье-то не купишь", - говорит она.

"Получается, что съезжаем, хотя и не согласные. Но они вынуждают нас съезжать, просто вынуждают, мы оставляем все свое нажитое добро", - отмечает Нина Францевна.

"И ведь нигде никому ничего не скажешь вообще, вот это и бесит, люди все нервничают, болезни только наживают, все больные уже психологически, уже столько времени нас мурыжат", - делится с нами жительница.

"Это ужасно, копейки дают, кому-то вообще четыре миллиона, а есть и те, кому по миллиону насчитали", - говорят местные жители.

"А вы в тот дом зайдите, там бабушка вообще на улице остается", - советуют соседи. Не все местные жители готовы в открытую рассказать о своем положении, у кого-то жилье частично не узаконенное.

"Вот, говорят, нужно сносить пристройку, построенную еще при советской власти, так ее 40 лет тому назад пристроили. На сегодняшний день у меня ни дома нет, ничего нет. А нас семь человек семья", - беспокоится старушка.

Чтобы выразить заезжим журналистам свое общее несогласие с тем, как проходит изъятие земель, самые активные местные жители собрались в доме бывшего соседа, который получил компенсацию и съехал.

"Где вы были раньше?" - готовясь к серьезному разговору, говорит одна из местных жительниц и вместе с соседями в деталях начинает рассказывать о том, что их возмущает.

 

"Проблема в том, что сейчас государство начисляет компенсацию не по рыночной стоимости земли, а по кадастровой. Почему - мы так и не знаем, кто-то говорит, что это решение прокуратуры давать по кадастровому номеру, хотя адвокат наш письмо писал в суд, что это наша земля и нужно оценивать по рыночной стоимости", - заявляет одна из собравшихся.

"Насчитали нам почти 25 миллионов, а выдали 18. А потом пришла комиссия, мы еще им деньги дали 40 тысяч зачем-то, хотя они были без бумажки…" - рассказывает о своей истории другая.

"Несчастные две улицы, 70 домов, да отдайте людям деньги, надо же уважить и возраст человека, люди больше полвека здесь прожили. Мы не требуем шикарных квартир, особняков, просто хотим купить такое же жилье равнозначное. Если человек хочет частный дом, надо уважить желание человека, пускай он покупает частный дом, выделить ему такую сумму", - не выдерживает мужчина.

За участок с домом ему с матерью начислили компенсацию в 23 миллиона тенге. "А что я на 23 куплю? У меня девять человек в семье", - говорит его мать-пенсионерка.

Как правило, в одном доме живут по несколько семей. Люди уверяют, что за те деньги, что им выплачивают, они не могут купить дом в Астане, где бы поместились все.

"У нас район шикарнейший, мы живем, можно сказать, в курортной зоне, я считаю", - говорит Ирина Зарипова. "Так все считают", - поддерживают ее соседи.

"Одним словом, островочек у нас. Допустим, мы живем в родительском доме, нас две семьи, сейчас приходится разъехаться. Я смотрела в Кощах, в Ильинке, но я уже в городе ничего не куплю. Мы, получается, будем сейчас ухудшать свои жилищные условия. Нам начислили 24 миллиона, то есть по 12 миллионов на семью", - говорит Ирина Зарипова. 

"Я смотрела на улице Герцена, например, домики приблизительно такие, как наш, так мы по трем домам проехали, одни 28 миллионов просят, другие - 32, третьи - 34 миллиона. Объективно смотреть, цена нашего дома 30 миллионов, дайте нам это и все, не надо больше", - говорит женщина. На верхнем фото Ирина и Нурия Зариповы. 

"Если мне дадут пять-шесть миллионов, что я куплю?" - вопрошает эта пенсионерка. Проблема в том, что часть ее дома не узаконена. "Мне в акимате сказали, что пристройку я строила при советской власти, но при советской власти меня и близко возле этого дома не было. Я своим законным трудом заработала квартиру, поменяла на дом, семья ведь растет, дети, внуки пошли, а моя вина в чем? Вовремя я не узаконила, не приватизировала и землю не сделала? Но если я узаконю сейчас, то дом у меня в воздухе будет висеть, земли-то ноль", - чуть ли не плача говорит женщина.

Как рассказали соседи, хозяева этого дома сейчас живут в съемном жилье, ожидая, пока достроится их квартира, которую они приобрели в многоэтажке. "До весны можно же было людей оставить?" - недоумевают местные, которые, собственно, тоже не уверены, что смогут остаться здесь жить до весны.

"А соседу одному дают вообще миллион триста, при этом ему говорят, мол, ваш дом снесен еще в 2006 году, как это так?" - говорит мужчина.

"Мы смотрим в объявлениях, в районе газовой аппаратуры земля стоит почти три миллиона, а нам дают миллион. Это сколько они навариваются?" - рассуждает Нурия Зарипова.

"Люди со слезами ушли многие", - констатируют оставшиеся жители.

Вопрос, что будет на месте их домов, вызывает дискуссию соседей.

"Тут будет коттеджный городок", - уверен мужчина в шляпе.

"Они нам говорят, что якобы какой-то парк будет", - отметил его сосед в кепке.

"Когда все это началось, нам сказали, что это для государственных нужд и будет здесь парк, нас практически заставляли (съезжать - прим. автора). А если были бы не государственные нужды, то мы практически все бы сидели", - говорит еще одна женщина.

"Дорога, поликлиника, школа, больница - вот это государственная нужда, но никак не парк", - уверена другая.

"Но по большому счету даже школу и больницу они ведь могут построить в любом другом месте", - рассуждает их соседка.

"Вот сейчас дома освобождаются, очень много людей, занимающихся бродяжничеством, сюда заходят", - рассказывают местные. 

"Вон, видите, тот дом подожгли, видать, бомжи там жили. Три раза тушили за ночь", - говорят люди.

Эти полуразрушенные, брошенные дома вместе с пасмурной осенней погодой создают угнетающую атмосферу.

"Как вам наша "тьма-таракань?" - интересуется житель.

Местные рассказывают, что еще одна проблема - это разбор брошенных домов. "Разбирают дома, говорят нам, мол, мы с акимата, договор подписали, убирают крышу, полы вскрывают. А ведь у нас дом на два хозяина был, и все это за нашей стенкой происходит", - возмущается одна жительница.

"Здесь очень красивая природа, весной когда идешь, яблони цветут, сирень, такой запах, прямо весь поселок пахнет", - говорят люди.

На "зеленом берегу", который выходит к набережной, расположены в основном коттеджи.

Здесь тоже идет снос.

"В этом месте был дом, где жили дедушка с бабушкой, они съехали", - рассказывают местные жители. По их словам, весной этого года на заборах их домов появились объявления о том, что их земля изымается для государственных нужд.

"Нам приклеили уведомление на заборах, где было указано, что вот мы даем за ваш участок столько. Они говорят, что здесь будет парк", - рассказывает Евгений. 

Его дом и участок предварительно оценили в 44 миллиона тенге, между тем он уверяет, что только земля без коммуникаций в этом месте на рынке стоит 50 миллионов.

На другом берегу реки тоже можно увидеть коттеджи. Они огорожены высоким забором.

Местные жители рассказывают, что иногда в этих особняках останавливаются какие-то высокие гости. Когда это происходит, на их берегу высаживается охрана и просит граждан оставлять свои авто во дворе.

Мирное течение реки оглушают звуки, доносящиеся с бывшего завода газовой аппаратуры.

Сейчас это здание тоже разбирают.

Когда-то сотрудники завода жили в этом доме. Сейчас дом идет под снос. Местные жители увозят из квартир все, что можно увезти.

Кстати, рядом с районом завода газовой аппаратуры, где в настоящее время идет снос жилья, можно заметить, как строятся новые особняки. Местные жители уверяют, что эти объекты появляются на месте когда-то снесенных дач.

Перед въездом в жилой массив можно увидеть вот такие надписи, по ним можно догадаться о царящих в этом районе настроениях.

Текст Ренат Ташкинбаев, фото Турар Казангапов.