1. Главная
  2. Посмотри

"Не жалуемся" - казахи из российского села Керей о разнице между жизнью "там" и "здесь"

"Де-ду-шка!" - раздается радостный детский крик на улице Абая в российском селе Керей. Это четырехлетняя Амина встречает своего аташку - местного имама. "Сейчас школу перевели на русский язык, раньше она на казахском была", - поясняет он. Как выяснилось, в этом селе до определенного времени была не только школа с казахским языком обучения, но и детский сад. И, как пишет Википедия, эта ситуация была уникальная для России. "В основном здесь все казахи. 75 дворов - все казахи", - говорит имам. "Более того, в этом селе все друг другу родственники", - отмечает другой местный. "Да, чужих нет, здесь все - брат, сват..." - подтверждает еще одна жительница. Корреспонденты Ренат Ташкинбаев и Турар Казангапов побывали в селе Керей, что в Кулундинском районе Алтайского края Российской Федерации, и почувствовали, что будто бы и не уезжали за пределы РК.

Из райцентра с казахским названием Кулунда в село с не менее казахским названием Керей добираемся на такси. Поездка туда-обратно нам обойдется в 1 000 рублей (около 5 500 тенге), или, как говорят местные, в рубль.

 

На российских сайтах этот населенный пункт называют Кирей, а еще встречается название - Каракуль (в честь одноименного местного озера). Но сами керейцы последнее название считают неправильным.

Первое, на что обращаем внимание при въезде в село, - надпись "Добро пожаловать" на казахском - "Қош келдіңіздер", а также указатель "Улица Абая".

"Это улица Абая, там есть еще Амангельды и Молодежная", - поясняют местные.

Керейцы между собой и с нами говорят на казахском языке. Да и вообще, находясь здесь, нет ощущения, что ты в России. Разве что автомобильные номера напоминают об этом.

"Живем хорошо. Вот, на зиму мясом запаслись. Народ в основном занимается хозяйством. Коров держим. Кто-то в садике работает. Вот так живем, не жалуемся. Сол..." - говорит жительница села.

Местные часто ездят за границу - в Щербактинский район Павлодарской области, у многих там родственники.

"Первого июня в Щербакты (сейчас Шарбакты) ездили, детей возили на День защиты детей, концерт смотрели, обедали, подарки дали нам, все понравилось", - говорит Салима (на верхнем фото - вторая слева). Она татарка, но свободно говорит на казахском.

"Вот видите, с внуком на русском только разговариваем, он понимает казахский, но говорит на нем с акцентом. Раньше школа и садик были с казахским языком, сейчас только на русском обучение. Но мы все равно все национальные традиции соблюдаем", - отмечает Салима.

"На протяжении 90 лет все предметы в этой школе преподавались на казахском языке, - говорит бывший директор керейской школы, а ныне глава местной национально-культурной автономии казахов Нургайша Баринова. - Наша школа была по-своему уникальной, каким-то образом она в таком режиме проработала, хотя в селе всего 80 домов было со дня основания".

"Потом все изменилось в связи с российским законом об образовании. До 2013 года мы были еще казахской школой, но спустя какое-то время уроки казахского языка и литературы оставались лишь как компонент. А с прошлого года в школе не изучают казахский язык. Теперь ведется обучение только на русском. Но, тем не менее, мы имеем возможность проводить национальные кружки внеурочно", - рассказывает она. Сейчас в местной школе 31 ученик.

По словам Нургайши Гайсаевны, вместе с казахской школой в селе Керей действовал и единственный во всей России детский сад на казахском языке "Балдырған", но и его сейчас перевели на русский.

"Мы детей обучаем на русском языке, но в основном разговариваем на своем и в деревне, и в семье, и в школе. Сейчас в этом регионе России село Керей осталось единственным населенным пунктом, где проживают чисто казахи и никто из низ них никуда не уезжает, село развивается. Сейчас у нас живут немного татар, но в основном все - казахи. Больше десяти лет назад создали свою местную национально-культурную автономию казахов "Болашак", чтобы сохранить язык, традиции и обычаи", - рассказала Баринова.

"Дедушка, меня подожди", - говорит четырехлетняя Амина, обращаясь к местному имаму Жумату Исабекову.

 

Жумат Салимович в разные годы работал здесь и трактористом, и комбайнером, и бригадиром полеводства. Имамом стал, выйдя на пенсию.

Примечательно, что в этом селе мечеть есть, но ее нет в районном центре - Кулунде. Во всяком случае в этом уверяет Жумат Салимович. "Землю дали, место есть, все есть, но ФСБ пока не подписывает, говорят, пограничная зона, подождите. То есть в Кулунде как таковой мечети пока нет, но есть место, чтобы читать намаз, зал поменьше этого", - отмечает он.

Исабеков рассказал, что в последнее время Федеральная служба безопасности достаточно часто обращается к нему по поводу мечети в селе Керей в контексте профилактики терроризма. "В связи со всякими терактами они очень опасаются, интересуются, во сколько и до скольких у нас намаз, кто приезжает. Я каждый раз с ними беседую, говорю, что у нас все под контролем, не волнуйтесь, я полностью за это отвечаю", - говорит имам.

До Исабекова служителем в этой мечети был другой человек. Но с ним произошла неприятная история, о которой Жумат Салимович предпочитает не говорить в деталях. "Парень, который здесь работал, неправильно повел себя, мне не хочется про него говорить", - сказал имам. Но позже из общения с ним стало ясно, что эта история как-то связана с алкоголем.

Содержать мечеть в селе Керей Жумату Салимовичу приходится своими силами и на средства спонсоров. "Планируем здесь ремонт сделать, уже спонсоров нашли - в Кулунде нам обычно помогают финансами люди разных национальностей, среди них есть таджик, татарин и узбек". Правда, сам Исабеков говорит, что хотел бы уже с себя сложить полномочия имама в связи с возрастом. "Подавал заявление, чтобы освободили меня от должности, мне уже 78 лет, куда уже дальше работать. Но не отпускают пока", - отмечает он.

Как и у других керейцев, у Исабекова есть родня в соседнем Казахстане. "Мне дети говорят: папка, может, ты в Казахстан переедешь, а я говорю: нет, сын, я этим воздухом уже привык дышать", - рассказывает нам он.

"А так здесь проблем нет, все хорошо, все нормально, люди живут, работа есть. Я никогда не поверю, что у человека работы нет, работа всегда найдется. Просто некоторые молодые люди хотят, чтобы за столом сидеть и по 30-40 тысяч (рублей - прим. автора) получать, как депутат. Но так не бывает же", - рассуждает имам.

Многие опрошенные нами местные на вопрос о разнице между жизнью в России и Казахстане пожимают плечами. Лишь некоторые из них отвечают уверенно. "Жизнь здесь и там, конечно, отличается. Допустим, здесь деревня стоит, а вы в другие места заедите, что там хорошего? Села развалены, дорога убитая. А у нас, мне кажется, нормальная деревня. Я жил два года в Казахстане, было бы там жилье свое - можно было бы, а так, где родился - там пригодился", - говорит наш собеседник, попросивший его не фотографировать.

"Сейчас сарай строим, хозяйство свое завели потихоньку. У нас здесь, в России, государство на второго ребенка деньги дает, на улучшение жилья, материальная помощь, дом можно купить. Материнский капитал по вашим деньгам выходит почти 2,5 миллиона тенге, ребенок рождается, и мать пособие получает до полутора лет", - продолжает он. "И не смотрят, работает ли женщина или не работает - все равно дают по уходу за ребенком", - подтверждает его слова мимо проходящая женщина.

"Никакой разницы нет, - немного подумав, говорит другой местный житель Такежан (на нижнем фото справа) на вопрос об отличии между жизнью в Керее и в селах Павлодарской области. - У нас все братья и родственники живут в Павлодаре, Экибастузе".

"У нас, в России, все равно легче жить. Я в России с 2000 года. Здесь работу можно найти, а в Казахстане большинство деревень без работы сидят, мало кто работает, в России лучше, мне кажется", - отвечает на тот же вопрос Есентай (на нижнем фото крайний справа). Сам он живет в селе Северка, которое находится в другом районе Алтайского края, говорит, у него там свое хозяйство.

Другие члены этой большой дружной семьи тему разницы в жизни "там" и "здесь" комментируют общими словами: "Нормально, не жалуемся". А вот представительница старшего поколения Зейнеп Темиркулова (на верхнем фото вторая слева) признается: "Уже привыкли. Недавно у дочки в Павлодаре была, назад домой уезжала, границу прохожу нашу российскую и уже как-то чувствуется воздух что ли, дышится по-другому все равно. Девочкам все это рассказываю, а они смеются, говорят, ты уже там привыкла. Да, оказывается, бывает так".

Кстати, эту мечеть в свое время построил уроженец села Керей известный архитектор Калдыбай Монтахаев. Этот человек принимал участие в проектировании многих зданий в Алматы и Астане. Например, в столице Казахстана при его участии построены микрорайон Самал, набережная реки Есиль и ряд административных зданий.

Текст: Ренат Ташкинбаев, фото: Турар Казангапов©