1. Главная
  2. Узнай
  3. Новости
  4. Новости Казахстана

Реформа в адвокатуре: мнение Минюста 17 марта 2021, 09:01

Директор департамента регистрационной службы и организации юридических услуг Министерства юстиции Алан Тленчиев высказался о реформе в адвокатуре.
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

Алан Тленчиев Алан Тленчиев

Директор департамента регистрационной службы и организации юридических услуг Министерства юстиции Алан Тленчиев высказался о реформе в адвокатуре.

Как отмечает Тленчиев, работа Министерства юстиции прежде всего направлена на обеспечение прав и интересов простых граждан, которые вправе рассчитывать на качественную юридическую услугу.

"Если говорить о распределении функций и ответственности, то по закону Минюст формирует политику в этой сфере. Сфера довольно большая. Мы говорим о работе адвокатов в уголовных и административных процессах, а также о юридических консультантах, которые представляют интересы клиентов в гражданских судах. Это достаточно большой участок работы, учитывая, что в среднем в год по стране регистрируется около 40 тысяч уголовных процессов и около миллиона гражданских дел", - говорит специалист.

По его словам, в каждом случае человек имеет право на квалифицированную юридическую помощь. В определенных случаях адвокат предоставляет услуги бесплатно, стоимость услуг в последующем компенсирует государство. Однако в подавляющем большинстве жизненных ситуаций гражданам и бизнесу необходимо самостоятельно найти себе адвоката либо юриста.

"Это довольно важный вопрос: как найти себе юриста, который не подведет; а если и подведет, то компенсирует свои ошибки? Возможно, на первый взгляд ответы довольно прямые: должны быть высокие стандарты и требования для входа в профессию, и у каждого юриста должна быть страховка на случай его ответственности перед клиентом; но это не так просто внедрить. Сфера частная, хозяин – барин, верно? "Хочу - застрахую свою ответственность, не захочу – не буду. Диплом о высшем юридическом образовании у меня есть, больше меня не трогайте". К сожалению, присутствует в профессиональном сообществе такая позиция, и мы работаем с этим сопротивлением. А ведь если нужен юрист, то к этому надо подходить серьезно. В результате порой стресс и жалобы неизбежны", - считает Тленчиев.

Он также добавил, что на постоянной основе проводится мониторинг ситуации – работа с жалобами и обращениями от граждан, с самими представителями профессионального сообщества – адвокатами и юристами. Кроме того, очень активно идет работа с депутатами. Это полезно в том контексте, что к депутатам напрямую обращаются граждане, оказавшиеся в той или иной ситуации, которым требуется помощь юриста.

"В результате такого мониторинга и обобщения ситуации в дальнейшем проводятся широкие обсуждения. Так, к примеру, в мае 2017 года был проведен правительственный час в Мажилисе на тему: "Дальнейшее развитие и реформирование институтов нотариата и адвокатуры". На этом мероприятии вместе с адвокатами были обсуждены актуальные вопросы реформирования адвокатуры. А в последующем был принят закон об адвокатуре и юридической помощи 2018 года, - подчеркивает он. - Основной задачей этого закона было снижение финансового барьера для входа в адвокатуру. Мы видели, что в адвокатуру совсем мало приходит молодых специалистов. Здесь было две основные причины. Первая причина - высокие финансовые барьеры, для того чтобы стать членом коллегии адвокатов. Еще даже не начав работать, надо было выложить до миллиона тенге, при этом длительное время проходить стажировку без права параллельно работать в другом месте. С этим барьером через законодательные механизмы мы постарались справиться. И определенный прогресс налицо. В последние два года с момента принятия закона в адвокатуру пришло столько же человек, сколько за последние 8 лет".

Говоря о законопроекте об адвокатуре, Тленчиев считает, что придать скандальности этому вопросу пытаются те, кто не принимает реформы, понимая, что они неизбежны.

"Возможно, для кого-то это нормальная форма дискуссии, но выражение своих интересов должно проходить цивилизованно, с соблюдением этических норм, принятых в профессиональном сообществе. Некоторые противники реформ доходят до того, что публикуют домыслы, выдавая их за факт. К примеру, пугают общественность и своих коллег, что каждого юрисконсульта обяжут использовать и платить за электронную систему. Хотя такой нормы в проекте закона на самом деле нет. По другим новеллам проекта закона – некоторые представители профессии просто не могут для себя принять, что юридическая профессия уже не может себе позволить жить и работать по старинке. Но если вникнуть в суть проводимой реформы, то видно, какие закладываются механизмы для защиты интересов граждан – получателей услуг адвокатов и юристов, какие механизмы для развития профессии заработают".

Тленчиев также рассказал о реформах, заложенных в новом законопроекте.

"Законопроект направлен на укрепление процессуальных возможностей для адвоката. Усиление роли адвокатов в уголовном процессе – это вопрос, над которым мы работаем постоянно. Здесь философия простая. Можно бесконечно усиливать, укреплять и реформировать суды и правоохранительные органы. Но все это малоэффективно без реформы и усиления адвокатуры. Поэтому в проект закона включены нормы, предоставляющие дополнительные процессуальные права адвокату. Например, адвокат при производстве процессуального действия сможет давать краткие консультации подзащитному; присутствовать при объявлении подозреваемому постановлений о признании подозреваемым, квалификации деяния подозреваемого, а также получить копии этих постановлений; на основе добровольного согласия лица, предположительно, владеющего информацией, относящейся к уголовному делу, произвести его опрос", - отметил специалист.

Он рассказал и о новом направлении - институциональном элементе организации адвокатуры и юрисконсультов.

"Будет укреплена Республиканская коллегия адвокатов (РКА). Дело в том, на РКА возложены большие задачи. Однако годами они не реализуются. А причина этого довольно простая. У РКА нет финансовых ресурсов. Территориальные коллегии адвокатов, являющиеся членами РКА, организовали работу так, что все финансовые ресурсы сконцентрировались на местах. К примеру, размер ежемесячного членского взноса в коллегию адвокатов Алматы в 2020 году составлял 16 043,5 тенге, из которых только 252 тенге направлялось на содержание РКА. Аналогично по Шымкенту - из 15 тысяч в РКА направлялся всего 571 тенге", - заявил он.

По словам Алана, РКА при этом должна активно отстаивать интересы адвокатуры в отношениях с Парламентом, правоохранительными и государственными органами, Верховным судом, бизнес-сообществом. 

"Поэтому проектом закона вводятся нормы, по которой РКА будет обеспечена необходимым финансированием. Здесь добавлю, что аналогичная норма вводится по Республиканской организации юридических консультантов. Таким образом, будет сделан шаг для создания условий работы сильных организаций на республиканском уровне от имени адвокатов и юридических консультантов".

Специалист подчеркнул, что любые финансовые отношения требуют отчетности и прозрачности.

"Здесь надо сделать важную ремарку. На самом деле все эти вопросы финансирования, распределения и отчетности являются внутренними для этих организаций. Понимая это, законодатель планирует ввести такие нормы только на время, через 5 лет они утратят силу. На самом деле этот вопрос имеет историческую подоплеку. Ранее Министерство юстиции с руководством коллегий адвокатов проводило консультации и обсуждало возможность внедрения элементов прозрачности и отчетности. Отдельные адвокаты, боясь последствий для себя, на конфиденциальной основе сообщали нам, что не до конца понимают, как тратятся собираемые с них деньги, но боятся требовать этого от своего руководства. Заставить или принудить Министерство юстиции их не может", - говорит он.

Для сравнения Тленчиев привел в пример прозрачность в похожей организации – Республиканской палаты частных судебных исполнителей. "Всю бухгалтерию им ведет PricewaterhouseCoopers. Ежемесячно на сайте публикуются понятные и прозрачные отчеты. Не только для членов – судебных исполнителей, а для всей общественности. Здесь важно, что сделали они это добровольно и самостоятельно. От адвокатов, как я сказал, мы не дождались самостоятельного движения вперед. Поэтому, думаю, инициированные временные нормы своевременны и целесообразны".

Спикер рассказал и о Республиканской организации для юридических консультантов. "Это отдельная организация. Чтобы было понятно, надо начать с того, что адвокаты представляют интересы в основном по уголовным и административным делам, а юридические консультанты - по гражданским делам. До принятия закона 2018 года, о котором я говорил в самом начале, деятельность юридических консультантов не регулировалась вообще. Достаточно иметь диплом о юридическом образовании, и все, можете быть представителем в гражданском суде. С принятием закона был сделан первый шаг: все юристы, представляющие интересы клиентов в гражданских судах, объединились в палаты по своему выбору. Так, по всей стране было создано 86 палат юридических консультантов с численностью около 8 тысяч членов. Эти палаты должны были ввести свои внутренние правила и отвечать, в принципе, за три основные вещи: контроль на входе в профессию, постоянное повышение квалификации и дисциплинарную практику – наказывать и исключать юристов, которые не соответствуют стандартам или допустили нарушения, - рассказывает он. - Однако мы столкнулись с ситуацией, когда юристы, если их исключили из палаты, без проблем вступали в другую. Некоторые палаты были созданы только на бумаге, и о повышении квалификации там, а тем более о дисциплинарной практике, говорить вообще не приходится. В результате население и бизнес сталкиваются с такими юристами. Жалуются на них, конечно же, нам, в Министерство юстиции. А что мы можем сделать? Мы можем снять целую палату с аккредитации. Но разве это справедливо, когда из-за одного нарушителя страдают остальные члены палаты".

Спикер привел несколько вариантов решения. К примеру, усилить и развивать регулятивные функции министерства.

"Это означает увеличение штатов и бюджетных расходов и возможные, как следствие, коррупционные риски. Но это возврат в прошлое. Какая альтернатива? Другой вариант – это качественное развитие саморегулирования. На это и направлен проект закона, который мы обсуждаем. Проект закона предусматривает укрупнение палат юридических консультантов и объединение их на республиканском уровне, - заявляет он. - Укрупнение в первую очередь позволит провести перекалибровку палат, созданные только на бумаге - закроются, активные и адекватные - объединятся, какие-то найдут новых членов. А после объединения уже укрупненных палат в единую республиканскую организацию палаты смогут видеть все движения внутри и снаружи и взаимодействовать друг с другом. Здесь важно отметить, что уже сейчас палатам ничего не мешает это сделать самостоятельно. Но, как я сказал, этого "добровольно и самостоятельно" не происходит, количество жалоб на юристов в разы увеличилось, нужно что-то делать. Поэтому законодатель вынужден вмешаться и внедрить минимальные стандарты".

Тленчиев добавил, что у нотариусов и частных судебных исполнителей есть свои электронные системы – "Е-нотариат" и АИС ОИП (автоматизированная информсистема органов исполнительного производства). Они аналогичным образом переданы в доверительное управление Республиканской нотариальной палате и Республиканской палате частных судебных исполнителей.

"Для сравнения, если любому частному судебному исполнителю требуется несколько минут, чтобы получить информацию по своему исполнительному производству из различных баз данных, то адвокатам нужно ждать до десяти рабочих дней ответа на свой официальный адвокатский запрос. Еще пример: взыскатели и должники уже получают СМС-уведомления. Стоят они для судоисполнителей, кстати говоря, всего 25 тенге, а раньше каждое письменное уведомление отправлялось за 250 тенге почтой, которые в итоге покрывались за счет должника. Другой пример: нотариусы удостоверяют сделки по недвижимости у себя в офисе и регистрируют с помощью "Е-нотариата" в базе данных недвижимости. Клиентам не нужно, как раньше, бежать по разным инстанциям. И это всего лишь отдельные примеры отдельных видов деятельности других профессий. Юридические консультанты и адвокаты могут аналогично развить свою систему и даже лучше. Все, что нужно, – это эффективное развитие электронной системы, которое станет возможным после получения ее в доверительное управление", - заявляет он.

В заключение специалист отметил, что благодаря реформам в адвокатуре будет создана основа для решения системных проблем общества. 

"Как сейчас поставлена работа: обсуждается проект закона, коллегия просит какого-нибудь адвоката поучаствовать в заседании рабочей группы в Парламенте. На следующее обсуждение этот адвокат уже не может прийти, у него назначено следственное действие либо судебный процесс. И это объективная ситуация, денег за работу в коллегии не платят, а зарабатывать всем надо. Выправит эту ситуацию усиление коллегии, как это предусмотрено в проекте закона. Такие же основы заложены для работы коллегии юрконсультантов. Более того, полагаю, что юристы и адвокаты должны быть представлены не только при выработке их отраслевых законов. Если обсуждается новый законопроект, то он должен рассматриваться в первую очередь через призму эффекта и пользы для отдельно взятого человека".

"Помочь обеспечить обсуждение в указанном ключе могут, во-первых, заинтересованные в соблюдении прав граждан, а во-вторых, обладающие профессиональными навыками и опытом лица – адвокаты и юридические консультанты. Адвокаты и юрконсультанты, которые защищают граждан судебных процессах, профессионально подготовлены, обладают широкими и узкоспециальными навыками и знаниями в той или иной сфере правоотношений, чтобы в проектах законов были гарантированы интересы простых граждан. Неплохим примером здесь может быть работа НПП "Атамекен". Они проводят экспертизу практически всех проектов законов и отстаивают при этом интересы бизнеса. Юрисконсультанты и адвокаты могут выполнять аналогичную функцию и отстаивать интересы граждан", - резюмировал он.



Join Telegram