1. Главная
  2. Посмотри

"Это переселение нас подорвало". На Западе Казахстана снесли старое село и построили новое

Что общего между селом Калачи в Акмолинской области и теперь уже бывшим поселком Березовка в Западно-Казахстанской? И в том, и в другом населенном

Что общего между селом Калачи в Акмолинской области и теперь уже бывшим поселком Березовка в Западно-Казахстанской? И в том, и в другом населенном пункте произошли события, которые вынудили власти принять решение о переселении. Речь идет о странных болезнях, которые имели место в этих двух деревнях. В Калачах это были засыпания, а в Березовке - обмороки. О "сонном" поселке мы неоднократно рассказывали, в том числе прошлым летом. На этот раз наши корреспонденты отправились на Запад Казахстана, чтобы пообщаться с бывшими жителями Березовки.

Когда видишь абсолютно новый поселок из аккуратных типовых домов, выстроенных как по линейке, то невольно сравниваешь это со старыми казахстанскими деревнями, которых в нашей стране огромное множество.

У тех, кто бывал в казахстанской глубинке, сельская жизнь часто ассоциируется с ветхими деревянными избушками, памятниками советской эпохе, которые заботливо подкрашивает какой-нибудь местный житель, а еще с чувством депрессивности и отсутствия какой-либо перспективы. Но эта деревня близ города Аксай создает совсем другие ассоциации. Она построена фактически с нуля для жителей Березовки и еще одного близлежащего села, которых переселили после эпидемии обмороков.

Но чтобы понять истинное положение дел, нужно пообщаться с местными жителями. На фото внизу - Павел Бульдин. Работает в газовой сфере.

"В целом пойдет, прижились уже, дома нормальные, по качеству если и есть какие-то недочеты, то я на это не обращаю внимания, это нормальное явление, при строительстве они по-любому будут. Единственное - земля здесь никудышная, пришлось много работать, чтобы ее плодородной сделать", - говорит мужчина.

При этом он, конечно, скучает по своей родной Березовке.

"Есть такое слово - родина, так вот Березовка - моя родина, я там родился, вырос, там родители мои, дедушки, бабушки. Пусть это недалеко, но все равно там каждый кустик дорог в степи, там каждая веточка родная. А здесь все иное, ну, привыкаем потихоньку", - признается Павел и говорит, что сейчас в Березовке уже никого из жителей не осталось.

Переезд ему дался нелегко.

"Я ведь 47 лет там прожил, в моральном плане тяжело было", - говорит он.

Также тяжело ему в моральном плане, когда он вспоминает про случаи странной болезни, которая в 2014 году охватила Березовку.

"Дети пострадали. Некоторые люди говорят: вы деньги получили. Я им отвечаю: я отдам деньги, которые мы получили, только верните нашим детям здоровье или заберите эту болезнь. Сразу все на попятную идут, это страшная вещь", - рассуждает местный житель.

"И отношение было тоже нехорошее. Вот представьте, ребенок идет по школе, и вдруг ему как будто ноги отрезали, он резко со всего маху падает головой о кафель. Вы сможете так притвориться? А ведь говорили, мол, они притворяются. Психологов присылали. Это такой плевок народу в лицо, то есть, значит, не верят. Мол, вы хотите переселиться. Да на кой черт нам ваше переселение, с детьми вы что сотворили?

Детей падающих было где-то человек восемь, если я не ошибаюсь. У меня дочку бог миловал, она просто уходит в школу нормальная, где-то в полдесятого уже ждешь звонка, вот сейчас позвонят. Звонят: все, приходите, забирайте. Давление резко падает, и она как ватная становится. Под кислородом полежала - все отошло, нормально. До сих пор если начинает дома пол мыть, убирать что-то в наклоне, все - сядет и сидит. Это у меня еще так, а у людей ведь до сих пор падают дети. Это страшная вещь, у двоих или троих, я точно знаю, до сих пор эта проблема осталась", - говорит Павел.

Он считает, что причиной этого странного недуга была сильнейшая авария.

"Выброс сероводорода - это страшная вещь. Сначала же они признали, областной прокурор выступил и сказал: да, действительно, была авария. Но потом технически это все стерли и как-то все это спустили на тормозах", - рассуждает наш собеседник.

В доме Елены Константиновны Ивановой тепло и уютно. Она тоже из Березовки. У нее шестеро детей и десять внуков. К новому месту привыкла быстро, и все ее устраивает. Сама она лично не сталкивалась со случаями странной болезни, но знакомые описывали все в подробностях.

"Люди рассказывали, что приходят в школу, а дети лежат, начинают в себя приходить, но не помнят, что с ними произошло. У кого кровь из носа шла, у кого пена изо рта.

Напротив нас семья жила, у них девочка шла по дороге и упала. Хорошо, в этот момент у меня дома был племянник, он подхватил ее на руки, она прямо стала в судорогах биться, он ее домой занес, напугался", - вспоминает Елена Константиновна.

Другая наша собеседница - Галина Самара - говорит, что ее внучка и сейчас проходит лечение.

"Тогда в самой школе в Березовке она не упала, но дома ей стало плохо. И потом уже все это отразилось, когда они переехали из Березовки, она упала, ее начало трясти. Теперь родители лечат девчонку, до сих пор возят в Оренбург", - рассказывает бывшая жительница Березовки.

"Им теперь, нашим детям, должны пенсию пожизненно сделать, потому что уже не вылечатся дети от этой заразы", - считает пенсионерка Валентина Ивановна Медведева.

Вместе с тем она до сих пор болезненно переживает переезд. В новом доме случаются постоянные проблемы - то стены сыреют, то краны протекают. Да, в Березовке у нее был старенький дом, но там все было привычно, а здесь она постоянно находится в напряжении: одно надо заменить, другое, а пенсии на все это не хватает.

"Это переселение нас подорвало, переживаем мы. И даже сейчас я тут живу, просыпаюсь среди ночи, смотрю в окно. Так привыкла жить в Березовке, я ведь там с девяти лет, считай, все детство мое и молодость там прошли. Очень тяжело, там все оставили - и сарай, и огород.

А тут ничего в огороде не растет. Березовку все равно вспоминаем и, пока не умрем, наверное, будем вспоминать. Сейчас не могу долго ходить, ноги болят. А ведь из Березовки приехала, нормально было, но вот за эти три года уже все здоровье упало, потому что это переселение подорвало наше здоровье. Сейчас там наши дома развалили, там ничего не делается, а так мы бы еще три года, может, там пожили еще", - рассуждает она.

"Этот переезд на многих повлиял, некоторые люди действительно еще бы пожили, но вот попсиховали, понервничали, из-за этого сейчас смотрим: тот болеет, тот умирает", - говорит ее соседка.

Некоторых березовцев переселили в сам город Аксай. Для них построили два девятиэтажных дома. Из тех жителей, которых мы успели опросить, недовольных мы не встретили. За три года люди привыкли к благоустроенным домам.

"Единственное пожелание - чтобы мир был в Казахстане", - говорят еще вчерашние сельчане, а ныне горожане.

"Когда мы жили в Березовке, у нас и дорог не было хороших, а сейчас туда сделали дорогу, когда нас выселили", - рассуждает еще одна бывшая жительница Березовки.

Этот разговор о дороге перекликается с ситуацией, которая сложилась в акмолинских Калачах, этот поселок, если можно так выразиться, брат по несчастью Березовки. Там ведь тоже произошло что-то странное. Более пяти лет назад в Калачах начали засыпать люди.

Часть жителей переселили в другие населенные пункты области, но какая-то часть до сих пор живет на том месте. Правда, живут они как на острове: дорога, ведущая в Калачи, находится в ужасном состоянии и добраться до ближайшего города Есиля, который находится в 40 километрах, - большая проблема.

Но сравнивать Березовку и Калачи, наверное, некорректно. Ведь в Березовке была и остается компания "Карачаганак Петролиум Оперейтинг". А в Калачах никакой компании нет. Единственное, что там есть, - руины старых советских домов.

В ноябре 2014 года в поселке Березовка начали падать в обморок люди. В районную больницу попали 25 детей и четверо взрослых, у которых наблюдалось головокружение, судороги и потеря сознания. Через некоторое время ситуация повторилась. Позже прокурор области сообщил, что на месторождении Карачаганак незадолго до случившегося было зафиксировано несколько выбросов сероводорода. Однако в КПО заявили, что не обнаружили превышений вредных веществ.

"Считаем ошибочными предположения о якобы имевшем место выбросе или утечке газа, содержащего сероводород", - говорится на сайте компании.

Текст: Ренат Ташкинбаев. Фото: Турар Казангапов©

"Мы хуже коронавируса". Как умирает казахстанское село

"Здесь пахнет интригой". Аксай - самый необычный моногород Казахстана